Экономика

Иллюзии и реальность российской таможни

Февраль 27
20:11 2009

Иллюзии и реальность российской таможни


Премьера трудно озадачить, но руководителю ФТС это едва не удалось, когда на встрече с главой правительства он  назвал поставки российского газа «чуть ли не контрабандой». То ли от новогодних праздников еще не отошел, то ли проявил излишнее радение – как бы то ни было, но Премьеру пришлось пыл главы ФТС остудить, дав установку: «…нельзя назвать контрабандой». Сбился ли А.Бельянинов с пути, следуя «букве закона», или покусился на то, что всегда выше подозрений – на «Газпром», но выводы из замечания, в любом случае, сделал.



Вообще он на хорошем счету. Во-первых, уже проявил свои деловые качества, разруливая потоки Рособоронэкспорта. Во-вторых, по оценкам людей знающих,– человек жесткий и неподкупный. Наконец, главное: это человек из «группы поддержки» – «группы сотрудников ФСБ, направленных в командировку для работы под прикрытием в правительство…». Тех самых, которые «…на первом этапе со своими задачами справляются…».



И интервью при назначении на пост в 2006 году дал «Российской газете» тоже хорошее. Просто замечательное интервью – оптимистичное. С критикой существовавшего таможенного беспредела и перспективой будущего системного порядка. Говорил он и о наведении порядка в Новороссийской таможне, и о поиске оптимальных схем работы с владельцами частного бизнеса, и о конструктивном взаимодействии с владельцами СВХ, и о борьбе с таможенниками-правонарушителями. 



Прошло 2 года… В Новороссийской таможне сажают (http://nrnews.ru/news/?id=31339,  http://www.yuga.ru/news/138262/). Как, в принципе, и по всем остальным таможням (http://gzt.ru/incident/2009/02/15/185145.html). Но сажают, судя по всему, тех, кто не делится, или уж совсем зарвался. Насчет конструктивного взаимодействия с владельцами СВХ тоже пока не все получается. А то, что получается,– становится поводом для спецрасследований в прессе (http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2116), после прочтения которых опять вспоминаются слова Премьера: «…У нас страна огромных возможностей не только для преступников, но и для государства…». Может быть. Но только «государство» — это кто? Если сами государи или ближайшие государевы люди – то, конечно, возможности есть. А как с обычными — с теми, которые без поддержки, сами? Какой у них шанс?



Вообще не все так просто со складами временного хранения, прибыли владельцев которых иногда, по словам главы ФТС, поражают воображение. Или «поражали», потому что при нынешнем кризисе владельцам частных СВХ уготована участь незавидная. Безусловно, прибыль есть – если бы склады приносили убыток, они быстро бы разорились. Но не надо забывать, что из этих прибылей владельцы складов и выплачивают зарплату персоналу, и производят модернизацию технической и технологической баз, и просто платят государству налоги в бюджет, и немалые. При этом они все делают на деньги заработанные, потому что на поддержку от государства им рассчитывать не приходилось ни до кризиса, ни сейчас. А потом, они что, без разрешения в чистом поле склады поставили и начали работать? Кто-нибудь считал, сколько разрешений и согласований им надо было получить, чтобы эти склады открыть и поддерживать? Чтобы выживать при конкуренции? Особенно при конкуренции с ФГУП «Ростэк» — тем самым, структуру которого тот же г.Бельянинов еще в 2006 году назвал «очень раздутой» и которое пошатнулось после слов тогда еще президента В.Путина о бизнесе и таможне, «слившихся в экстазе». Пошатнулось, но устояло и даже окрепло в последнее время. Действительно, теперь без «Ростэк» в околотаможенном бизнесе нельзя ничего: таможенное оформление, оформление транзитов, таможенный контроль и пр. и пр. отдано ему на откуп. Тарифы «Ростэка» – вне конкуренции, система предварительного информировании – только его разработки, проведение таможенных платежей – только им, о чем своим письмом «неподкупный» глава ФТС и уведомил в середине января трех остальных поручителей (компанию «Таможенная карта», Национальную ассоциацию таможенных брокеров и Совет ветеранов таможенной службы ФТС). Вот так, без указания причин и предъявления претензий три компании, оказывающие аналогичные «Ростэку» услуги, были удалены с рынка. Честная конкуренция, что и говорить! Особенно в условиях кризиса. И «жесткий» Бельянинов…



Рождение нового монополиста страна уже наблюдала полгода назад на примере гражданской авиации, когда из уничтоженных при государственной поддержке авиакомпаний-конкурентов создавалась авиакомпания «Росавиа».



Сколько брокеров благодаря этому решению останутся без работы – процентов 70, больше? Сколько владельцев СВХ лишаться своих площадей, если сбудется то, о чем мечтал глава ФТС – вход государства в число акционеров частных СВХ посредством ФГУП «Ростэк». Что это, как не завуалированное госрейдерство, передел околотаможенного рынка, да еще в период кризиса, что преступно вдвойне?



При этом вопросы, скорейшее решение которых действительно необходимо для нормальной деятельности СВХ, решаются годами. Пример – бесхозяйные грузы, которыми склады затоварены. После отмены предшественниками г.Бельянинова на посту главы ФТС существовавшего до 2004 года порядка утилизации таких грузов ни одно государственное ведомство не берет на себя труд и ответственность определить, как же владельцам складов с бесхозяйными грузами законно расставаться. Ни в Минэкономразвития, ни в Минфине, ни в Госкомимуществе, ни в ФТС, прикрывающейся 41 статьей Таможенного кодекса, не нашлось специалиста, чтобы за 4 года найти ответ на элементарный вопрос. Между тем, грузы, скопившиеся у владельцев СВХ, занимают складские площади, портятся, теряют стоимость, и, естественно, уже не могут принести и не принесут пополнения в государственную казну за счет налоговых поступлений. В основе нелепостей, говорил глава ФТС, — неверно принятое когда-то решение. Что ж, в его власти принять решение правильное.



Но вместо этого разрабатывается концепции переноса таможенных пунктов на границу. Цель благая: сократить издержки участников ВЭД, разгрузить дороги, уменьшить очереди, наконец, снизить уровень коррупции среди сотрудников таможни.


Уменьшить очереди планируется за счет вывода с таможенных постов санитарных служб – отныне этот контроль планируется возложить на таможенников, а ветеринаров и фитосанитаров привлекать по мере необходимости. Это не сообразуется с очередной целью – снижением уровня коррупции, т.к. договориться с одним проверяющим перевозчику будет всегда легче, чем с несколькими. Конечно, таможенник может оказаться кристально честным, но на все таможенные посты Верещагиных не хватит. А если учесть, что для работы в приграничных зонах (где, кстати, ни условий проживания, ни элементарных коммуникаций пока нет) придется покинуть благоустроенные квартиры, то поедут туда, как в свое время на БАМ – заработать максимальные деньги в минимальные сроки. Кто при этом сможет гарантировать национальную безопасность (для проверок некоторых видов грузов необходимо специальное лабораторное оборудование) – непонятно. Надо сказать, что эта идея уже провалилась в 2007 году, но расстаться с ней жаль. Еще жаль расстаться с возможностью самостоятельного определения размеров пошлин и сбором налогов, хотя для этого давно уже существуют такие ведомства, как Минэкономразвития и Минфин (с входящей в его структуру Федеральной налоговой службой). И если, следуя логике, передать эти функции им, останется таможне только одно: бороться с контрабандой. А помимо нее в пунктах пропуска правоохранительные функции еще осуществляют и МВД, и ФСБ, и пограничники. Куда при таком раскладе девать штат ФТС, превышающий 60 тысяч человек, абсолютно непонятно, да и куда ставить людей «из команды» — тоже неизвестно. А сейчас таможня на самоокупаемости (http://www.newsru.com/finance/22jul2008/vzjatka.html), ее руководители у народа «на кормлении». Но народу при этом не благодарны, и народ не любят.



«Мы  непрофессионалы», – сказал Андрей Бельянинов, человек из «группы сотрудников ФСБ», тех самых, что «…на первом этапе со своими задачами справляются…». Но ведь есть еще и второй этап, и третий… И если первым этапом считать успешную смену кадров в ФТС на «людей Бельянинова», то следующие этапы явно не удались. Во всяком случае, для участников ВЭД.