Происшествия

«Их здесь никто не любит, но на них зарабатывают деньги»

Сентябрь 19
01:02 2007

«Их здесь никто не любит, но на них зарабатывают деньги»


// Около 18 тысяч хасидов встретили новый год в Умани










Дома в районе могилы раби Нахмана заполнены хасидами

На минувшей неделе иудеи всего мира праздновали наступление нового, 5768 года по еврейскому календарю. Около 18 тысяч ортодоксальных евреев-хасидов приехали помолиться в Умань (Черкасская область) на могилу основателя брацлавского хасидизма раби Нахмана. Как выяснил корреспондент Ъ КОНСТАНТИН Ъ-УСОВ, в Умань приезжают не только затем, чтобы помолиться.


Хасидизм – религиозное ответвление иудаизма. Брацлавское движение хасидов было основано более 200 лет назад раби Нахманом (1772-1810), потомком основателя хасидизма Баал Шем Това. Раби Нахман родился в Хмельницкой области, но незадолго до смерти поселился в Умани, где и был похоронен. С тех пор место его захоронения стало центром поклонения хасидов (ортодоксальных евреев), куда они съезжаются со всего мира на еврейский новый год (Рош а-Шана).

Впервые паломники-хасиды прибыли в Умань для празднования Рош а-Шана ровно 20 лет назад. Тогда, по свидетельствам очевидцев, их было не больше сотни. В этом году паломничество ортодоксальных евреев совпало с проведением Дней Израиля на Украине. По информации Государственной пограничной службы, в Умань приехали около 18 тыс. паломников.

Квартал вокруг могилы раби Нахмана на время празднования превращается в «зону компактного проживания паломников-хасидов». В предыдущие годы часть паломников размещалась в специально построенном для них отеле Malon-Shareitzion. Однако в этом году отель не работал. Один милиционер сообщил Ъ, что его «купил какой-то депутат, и теперь распродает здание по квартирам по $200 тыс.». В уманской мэрии Ъ объяснили, что отель, принадлежащий хасиду из США и дочери одного из народных депутатов Украины, оказался неприбыльным.

Почти все паломники арендовали жилье у местных жителей. По словам хасида из США, «кровать недалеко от могилы раби Нахмана стоит $400-500 за ночь», в более отдаленных домах – около $80 в сутки. Некоторые из хасидов имеют собственное жилье в Умани. На одном из столбов в «зоне компактного проживания» корреспондент Ъ увидел объявление на трех языках – украинском, английском и иврите – о продаже однокомнатной квартиры за $60 тыс.

Охрану общественного порядка в «зоне компактного проживания» в этом году обеспечивали почти 500 сотрудников милиции. В «еврейский район», как его называют жители Умани, можно пройти по специальным пропускам, которые выдаются горадминистрацией, или по журналистским удостоверениям. Уже на первом из трех кордонов сотрудники милиции проверяют у входящих содержимое сумок и интересуются целью визита. Улица, ведущая к могиле раби Нахмана, сплошь заставлена торговыми палатками. В них можно купить все – от кока-колы ($1 за 0,5 л) до традиционной хасидской одежды (ермолка – $15, сюртук – $30) и ювелирных украшений ($25-2500).

Гривна в «зоне компактного проживания» популярностью не пользуется. Одна местная старушка даже предложила корреспонденту Ъ бутерброд с колбасой и сыром за «ван доллар». Как оказалось, жители Умани знают не только английский, но и иврит. «Хасиды оставляют здесь немало денег,– сказал Ъ подвыпивший местный житель.– Их здесь никто не любит, но на них зарабатывают деньги».

В отличие от центра Умани, где корреспондент Ъ не увидел ни одного человека, похожего на хасида, в «зоне компактного проживания» все мужчины одеты в черные плащи, ермолки или широкополые шляпы, в квартале практически нет женщин. У многих паломников грязные одежда и обувь, поскольку во время шабата ортодоксам запрещено выполнять любую работу. «Если у него будет закрыта крышка унитаза, то он сделает это на пол»,– рассказал Ъ сержант милиции. Милиционеры, к слову,– одни из немногих украинцев в районе проживания хасидов.

Как оказалось, между паломниками и милицией нередко возникают конфликты. «Трудно, потому что, если трогаешь одного, который не прав, они налетают целой стаей»,– жаловался Ъ капитан милиции. По его словам, хасиды и охраняющие общественный порядок украинцы относятся друг к другу с ненавистью. «Мы не ходим под окнами, потому что хасиды бросают по милиционерам бутылками»,– рассказывал другой сотрудник милиции. В это время корреспондент Ъ вместе с ними проходил неподалеку от могилы раби Нахмана, и кто-то бросил в него скомканную салфетку. Чуть позже сами паломники жаловались на то, что милиция «специально ищет повод создать конфликт».

Помимо милиции «зону компактного проживания» патрулирует «полиция нравов» – организация из 150 хасидов, которая следит за внутренним правопорядком, в частности за тем, чтобы исключить любые контакты паломников с женщинами. По словам начальника «полиции нравов», который, кстати, работает в полиции США, «не все хасиды прибыли в Умань по религиозным мотивам». «Одни приехали молиться, другие – кутить»,– объяснил он. Сотрудник милиции сообщил Ъ, что «цена продажной любви» во время паломничества достигает $500. Кроме того, значительная часть паломников употребляет легкие наркотики, в том числе кокаин. Один из англоговорящих хасидов в беседе с Ъ отметил, что посещение Умани для него «что-то вроде мальчишника». «Здесь я нахожусь исключительно в компании мужчин, и это напоминает мне молодость, беззаботность»,– сказал он.


kommersant.ua