Общество

Игорь Беркут: «Цель реформ — освободиться от социальных обязательств»

Август 10
07:19 2011

Игорь Беркут: «Цель реформ — освободиться от социальных обязательств»


Генетический брак, в виде глубокого и неустранимого изъяна, был заложен при рождении нынешних так называемых независимых государств. Ведь появились они не на почве освободительной борьбы либо какого-то созидательного порыва, а благодаря тому, что обезумевшая элита посчитала для себя возможным, используя состояние общества, разрушить страну одним росчерком пера в Беловежской Пуще.
 
У нас много людей в политике, которые имеют огромные состояния, и которые очень давно сделали для себя выбор: Украина — та страна, где зарабатываются деньги, а Запад — те страны, где нужно жить, и где будут жить все их наследники. Там они декларируют свои доходы, там находятся их финансовые центры, туда стекаются прибыли. И работать на Украину эти люди не будут!
 
Главным врагом украинского народа является украинская модель парламентаризма. Никакие реформы, никакое движение страны в сторону справедливого государства, созидательного государства, в сторону диктатуры прогресса не может состояться без демонтажа украинской модели парламентаризма. Все остальное лишено смысла, если не будет сделано этого, главного.
 
Ни одна схема ухода от налогообложения, связанная с крупным капиталом у нас не запрещена! Это и центры прибыли в оффшорах, это и сделки в оффшорах, это и продажа акций без обложения налогом. Ярчайший пример — Сергей Тигипко, который продал два банка почти за миллиард долларов, по данным шведской прессы, не уплатив ни копейки налогов в казну.
 
Наш собеседник сегодня — Игорь Витальевич Беркут — лидер партии «Велика Украина», уроженец Енакиево, Донецкой области, который выгодно отличается от хорошо знакомых нам многих других персонажей из этого же региона. Отличается, прежде всего, своей жесткой и совершенно ясной позицией, поведением и биографией (что, между прочим, весьма немаловажно при нашей полукриминальной действительности).
Он — родом из Советского Союза, и советским человеком остался, что является безусловным достоинством. Одна характерная деталь: Игорь — бывший советский офицер, ветеран войны в Афганистане, где командовал разведротой, и куда отправился по собственному желанию. Последним местом службы Игоря был Среднеазиатский Военный Округ. После распада страны он отказался присягать другому государству, и ушел в отставку. Этой скупой строчки биографии для нас достаточно, чтобы начать разговор с самого главного…


— Для начала хочу задать вопрос, который задаю всем: прошло 20 лет. Неужели за время появления целого поколения нам не надоело заниматься садомазохизмом? Не пора ли признать всем, и, прежде всего СМИ и политикам, что советский строй был благом, а то, что мы получили — зло. Значит, наступило время не подводить итоги, а все радикально менять. Я знаю, что вы выступаете как раз за самую радикальную перемену. Но об этом чуть позже. А сейчас вот этот тезис: советский строй был благом, и благом абсолютным. Ваша позиция…



— Советский строй абсолютным благом, скорее всего, не был, так как абсолютного блага, во всяком случае, на Земле, не существует. Но многое, что было позитивным, хорошим, созидающим и благотворным в советском строе в настоящее время утеряно, а на место его (кроме пресловутой «свободы слова» и «демократии»), ничего не пришло. Я убежден, что тот советский строй нужно было модернизировать, так как он где-то с середины семидесятых годов начал терять свой динамизм. На мой взгляд, вместе с ослаблением задач, с одряхлением руководства Советского Союза, с потерей динамики строй и начал разрушаться. Разумеется, точно так же любой другой строй в подобных условиях подвержен опасности разрушения. Но это совсем не означает, что тогда у нашего строя потенциал был исчерпан. Если сравнивать советский строй с нынешним, то, безусловно, начиная от качества управления, качества науки, уровня профессионализма на всей иерархической лестнице в промышленности и в экономике в целом, тот строй был несоизмеримо выше. Хотя бы потому, что вероятность попадания случайных людей в руководство любыми отраслями была близка к нулю. В отличие от сегодняшней ситуации — когда каждая новая политическая партия назначает своих новых министров, которые никогда в своей жизни не сталкивались ни с чем подобным, и не имеют необходимого опыта и квалификации, чтобы чем-либо управлять.



Вывод: советский строй, как и любая другая система, нуждался в постоянной модернизации. Если бы мы пошли по этому пути, мы получили бы совершенно другое государство (хоть в виде Украины, хоть в виде Советского Союза). А вот нынешний строй вообще не имеет никаких перспектив и, на мой взгляд, совсем в недалеком будущем ему на смену должно прийти что-то другое, что могло бы взять, или попытаться взять, лучшее из того, что было в Советской Украине и из того, что есть в других странах.



Теперь обратимся к тому, что мы получили за эти 20 лет. Наши «смелые» СМИ любят муссировать тему, что у нас как они выражаются, проворовавшееся государство. Лично я так не думаю. Я считаю, что наше государство является криминальным как по форме, так и по содержанию. И это — не кивок в сторону судимостей Януковича, прошлых и нынешних уголовных дел по адресу известных политиков. Здесь проблема криминала была изначально положена в основу государственности в 19991 году в Беловежской пуще — предательством своей страны со стороны Кравчука, Ельцина и Шушкевича. Я хочу сказать, что измена была положена в основу новой государственности и измена же стала, если хотите, «локомотивом» строительства этого государства. На мой взгляд, это не отвлеченные вещи и не «философствование». Это очень и очень серьезно, потому что затрагивает, матрицу сознания нации, если хотите, генетический код народа. Повреждение здесь — это повреждение на генетическом уровне. И процесс пошел именно в этом направлении. Ваш комментарий.


— Согласен с Вами в том, что наше государство является криминальным и по форме, и по содержанию. И причины, о которых Вы говорите, очень близки мне. Я действительно считаю, что генетический брак, в виде глубокого и неустранимого изъяна, был заложен при рождении нынешних так называемых независимых государств. Ведь появились они не на почве освободительной борьбы либо какого-то созидательного порыва, не на расширении пространства, или на новых формах государственного управления. Появились они благодаря тому, что обезумевшая (именно обезумевшая, от непонимания и от безответственности) элита, посчитала для себя возможным (а это так и оказалось), используя то существующее состояние общества, которое было, разрушить страну одним росчерком пера в Беловежской Пуще.
Я — сторонник того, что ту большую страну, в той или иной степени, можно и нужно было сохранить. Сегодня мы видим, что все успешные страны объединяются, под разными предлогами — политическими, экономическими, оборонными. А все неуспешные — куда бы мы ни посмотрели — бесконечно делятся (Африка, Ближний Восток, Латинская Америка). Поэтому разделение страны на национальные квартиры явилось той родовой травмой, которая не позволила ни одной (повторяю — ни одной!) из стран, начиная с Прибалтики и заканчивая Туркменией или Киргизией, стать лидером или просто успешной страной.



Впрочем, обычно журналисты приводят мне в пример Грузию, но я считаю, что Грузия — это большой обман, так как рано или поздно грузинский эксперимент обязательно закончится. Попытка с помощью денег, выделяемых США для Грузии, изменить генетический, культурный код грузинского народа рано или поздно закончится провалом, потому что Грузия — всего лишь эксперимент под патронатом крупнейшей империи.


Убрать же криминал из власти, теми инструментами, которые у нас сегодня есть (я имею в виду выборы) по моему убеждению, уже невозможно. Нужны другие инструменты. Почему я так считаю? Именно криминал сейчас является владельцем нашей страны. В полном смысле этого слова владельцем — и в политическом, и в экономическом аспектах. Только он определяет (в согласии, или в борьбе внутри себя), кто придет во власть на очередных выборах. Так в 2004 году пришел Ющенко (потому что владельцы страны договорились: третий тур). В 2010 году пришел Янукович (потому что одни криминальные группы боролись против других). Так будет и дальше, потому что только крупный криминал (владельцы страны) и решает, кому этой страной управлять.



Итак, мы ответили на вопрос, кто виноват, и где причины. Теперь на очереди вопрос что делать? Вы систематически пропагандируете тезис, что в нашей стране на место тоталитарного капитализма должна прийти демократическая «добрая диктатура». На мой взгляд, вы тут уплыли в область романизма и сказок о добром царе. В жизни так не бывает, и если уж говорить о диктатуре, то надо говорить без обиняков: мало не покажется всем, но это — единственный выход в данной конкретной ситуации. Впрочем, и о доброте можно говорить тоже вполне объективно и конкретно. Совокупный капитал наших олигархов превышает годовой бюджет страны. Давайте им предложим: верните капиталы на родину, и пусть они работают на страну…


— Начнем с возвращения капиталов. Дело в том, что ожидать этого от наших олигархов не стоит. Да и не будет этого по той причине, что капиталы давно легализованы на Западе в виде банковских многомиллиардных счетов, недвижимости и документов. Что Вы ждете от наших крупнейших собственников, владельцев страны, если в них входят не только те пятьдесят человек, которые отмечены в журналах «Фокус», «Форбс», или еще где либо? Нужно понимать, что у нас много людей в политике, которые имеют огромные состояния, но которые не присутствуют в списках богатейших людей. Так вот, они всегда готовы, в любую минуту, сесть на принадлежащие им самолеты и в любую минуту покинуть нашу страну. И этот выбор у них всегда будет главным по отношению к тому, стоит возвращать капиталы, или нет. Они уже очень давно сделали для себя выбор: Украина — та страна, где зарабатываются деньги, а Запад — те страны, где нужно жить, и где будут жить все их наследники. Отсюда, кстати, и поголовное обучение, и жизнь детей за границей, отсюда и недвижимость там. Там они декларируют свои доходы, там находятся их финансовые центры, туда стекаются прибыли. Не нужно себя тешить мыслью, будто они согласятся что-либо вернуть. На Украину эти люди работать не будут.



Я знаю другие пути (и не только я один их знаю, разумеется), чтобы не ставить вопрос так наивно: «Или верните, или мы вас посадим». Например, нужно будет предъявить грамотные, выверенные претензии, касающиеся уплаты налогов за последние 10‑12 лет, ко всем нашим крупнейшим финансово-промышленным группам. Этого будет вполне достаточно (особенно, если мы привлечем для этого не только украинские аудиторские фирмы, но и международные) для того, чтобы страна могла получить огромное количество собственности в счет погашения штрафов, пени и возврата налогов. Разумеется, это не единственный пример, как это может происходить. Подобных примеров много. Весь вопрос — в политической воле, и в том, кто будет находиться у руководства страной.



Разумеется, это война. Виктор Федорович не видит, наверное, в себе сил (или возможности, или желания) начать войну с олигархатом. А ведь в России именно с этого все началось. Бюджет стал наполняться именно после прихода Путина, и Госдума России подняла налоги (в особенности, таможенные пошлины). А у нас Рада проголосовала много лет назад за максимальное снижение их, но даже и эти деньги не платят.



Перейдем к делам нашим скорбным. На мой взгляд, по большому счету, во всех наших бедах больше виноваты не правительства и президенты, а Верховная Рада. Через нее они приходят во власть, и через Раду получают «карт-бланш» на то, что так необоснованно называется их «деятельностью». Ну, не виновато правительство в том, что оно состоит из неучей, моральных уродов, просто дураков и казнокрадов. Как говорят французы, ищите женщину! В качестве примера сошлюсь только на один момент. С приходом во власть каждой новой команды в кулуарах Рады, да и в зале мы слышим всегда один и тот же тезис: «Они взяли на себя ответственность за судьбу страны, следовательно, им нужно дать возможность работать». И Рада начинает им помогать делать то, чего делать нельзя! В связи с этим мне всегда хочется привести аналогию: вы сядете к таксисту, который возьмет на себя ответственность довезти вас за две минуты вместо двадцати, только при этом он заявит, что ему плевать на правила движения, и вы должны не мешать ему в этом? Вряд ли Вы захотите ехать с ним, даже если опаздываете на поезд или самолет. А народ, оказывается, «подсадить» к такому «таксисту» можно…



— Я не могу быть уверенным, но может выясниться, что это так… Мы первые подняли вопрос, еще в то романтическое демократическое прошлое — еще в 2006 году, подняли вопрос и озвучили тезис, что главным врагом украинского государства, главным врагом украинского народа является украинская модель парламентаризма. Нам потребовалось порядка четырех лет (по сегодняшний день), чтобы это стали понимать не два человека из ста, а хотя бы уже двенадцать. Может быть, еще через пару лет это будут понимать двадцать человек из ста, почему главным врагом нашей страны является украинская модель парламентаризма, а не Янукович или Ющенко, Тимошенко, или Симоненко, или Тягнибок, или Марков, например. Именно так: никакие реформы, никакое движение страны в сторону справедливого государства, созидательного государства, в сторону диктатуры прогресса не может состояться без демонтажа, ликвидации (выбирайте любое слово) украинской модели парламентаризма. Все остальное лишено смысла, если не будет сделано этого, и главного — таков мой ответ.



Ну, разве что добавлю: когда мы начали говорить об этом в 2006‑2007 годах, многих это шокировало. Люди считали, что самое главное, ради чего все страдали (из-за чего экономика страны рухнула, из-за чего люди теряли надежды, страшно росла смертность и падала рождаемость), — только ради того, что у нас теперь парламент с конкурирующими партиями и свобода слова.



Если вспомнить, что вместо конкурирующих партий у нас появились политические кланы, а из «достижений парламентаризма» убрать свободу слова (превратившуюся во вседозволенность, ложь и хамство), то каков же будет итог? Получается, что мы разрушили великую страну… просто так! Вообще ни из-за чего! И теперь прийти к осознанию того, что именно сейчас нужно уничтожить действующую парламентскую модель, людям страшно. После того, как двадцать лет подряд им промывали мозги «либеральными погремушками», понять, что нужно их отбросить — почти непреодолимая внутренняя проблема. Но мы работаем в этом направлении.



С конца прошлого года, то есть, с самого начала налогового майдана, наша газета пытается настойчиво доносить до читателя главную мысль: реформы (если это действительно реформы) не могут быть непопулярными, потому что они ведут к улучшению жизни. И нам ни к кому не нужно идти за опытом: реформы XIX века в России привели к тому, что к 1900 году, по сравнению с 1800‑м, стоимость жизни в империи снизилась в 4 раза, а уровень доходов всех слоев населения вырос в два раза. Кто не верит, пусть обратится к Менделееву. У нас обратились к МВФ, хорошо зная, каким разорением для развивающихся стран обернулась «помощь» этой воровской структуры. Вывод: украинские реформы несовместимы с жизнью страны…



— Все реформы, которые проводились, проводятся, и будут проводиться, имеют два знака: плюс и минус. Если мы смотрим на реформы со стороны владельцев государства (или, как их раньше называли, крупного капитала, которому сегодня принадлежит уже и вся политическая власть в стране), то все эти реформы разумны и логичны. То есть, они почти идеальны.



Если же мы посмотрим на реформы со стороны простых людей, то реформы бесчеловечны. Я могу доказать это по каждой реформе. Что касается пенсионной, то повышение пенсионного возраста в стране, где средняя продолжительность жизни резко снизилась, по сравнению с 1991 годом, является кощунством. Я понимаю повышение пенсионного возраста там, где люди все дольше и дольше живут. У нас же по сравнению с советским периодом, они стали жить меньше. Поэтому, по идее, нужно было бы снизить пенсионный возраст, чтобы каждый человек, тем более мужчины, получили бы «в запас» с десяток лет, чтобы поковыряться в огороде и поухаживать за внуками.



Или налоговая реформа. Разумеется, ни одна схема ухода от налогообложения, связанная с крупным капиталом у нас не запрещена! Это и центры прибыли в оффшорах, это и сделки в оффшорах, это и продажа акций без обложения налогом. Ярчайший пример — Сергей Леонидович Тигипко, который продал два банка почти за миллиард долларов, по данным шведской прессы, не уплатив ни копейки налогов в казну. И все те пути, по которым богатейшие люди могут уходить от налогов, — они остались! Зато «оптимизирован» и урезан щадящий налоговый режим, для мелких предпринимателей, то есть, прямо скажем, для беднейших слоев, еще способных создать для самих себя рабочие места, занявшись предпринимательством. Вот с них-то и будут «драть три шкуры» все чаще и больше.
Или земельная реформа. Владельцы государства не могут успокоиться: как это так — они владеют всем, а землю не могут продавать! Разумеется, земельная реформа приведет к подорожанию продовольствия, потому что никто не захочет терять прибыль. Разумеется, земля окажется в руках у тех же людей, которым и так все принадлежит в нашей стране.



Хочу сразу сказать, что сегодняшнее состояние, в котором находится земля, ужасное (я имею в виду правовую форму). Она так же не работает, потому что Кучмой была заложена ошибка — раздача паев населению. Это было одной из трагических ошибок… Из 12 миллионов владельцев украинских паев, я думаю, 11,9 миллионов сдали их в аренду и стали этакими «нищими рантье». Они не стали работать на этой земле, потому что никакая работа на двух-трех гектарах, расположенных среди других участков, не может быть рентабельной. Так изначально было разрушено сельское хозяйство. Выживают только те, кто принадлежит к крупному капиталу — зернопроизводящие, зернотрейдерские компании. Но это не соотносится с интересами украинцев — это не делает наше продовольствие достаточно дешевым, чтобы люди не испытывали страха перед постоянным ростом его стоимости.


А после земельной реформы вообще в игру вступят крупнейшие мировые производители продовольствия. Они никогда не согласятся с тем, что продовольствие в Украине должно быть дешевле, чем, скажем, в Германии и Великобритании. Я уже не говорю о сотнях тысяч километров заборов, как в Аргентине, или в любой другой стране, где будет написано: «Частная собственность, вход воспрещен».



Разумеется, никакого профессионального обучения селяне не получат, разумеется, никто не будет заинтересован в том, чтобы взять их на работу. Наоборот, — за счет укрупнения хозяйств, внедрения новых технологий, число работающих на земле будет сокращаться, и украинское село потерпит катастрофу, что можно будет сравнить только с геноцидом.



Вывод: действительно, украинские реформы несовместимы с жизнью страны, поэтому мы и говорим о том, что все это обязательно закончится. Закончится то ли внутриэлитным переворотом, то ли революцией, то ли фрагментацией страны. Но бесконечно использовать наследие УССР, двадцать лет насиловать бедную страну, используя только то, что было создано в советское время, вечно не получится. И так двадцать лет вытаскивали, выедали из страны все, начиная от коммуникаций и заканчивая дорогами, жильем, инфраструктурой. Но всему рано или поздно приходит конец. Я уже говорил, что с 1991 по 2011 год у нас была эпоха «нездійснених надій», которая в этом году и заканчивается. Предстоит смена. Смена в сознании людей. И, возможно, после 2013 года мы получим достаточно необходимое количество людей, которые смогут обратить внимание на совершенно другого рода идеи политиков и предложения по обустройству нашего государства.



Не могу не задать вам очень важного вопроса. Вы — представитель банковского капитала, то есть, принадлежите к числу финансовой элиты. Следовательно, у вас есть связи в бизнесе, в том числе, и крупном, есть личные контакты. Лично у вас, на мой взгляд, есть целостное представление о гигантской пропасти, куда мы медленно сползаем. Неужели в среде богатых и очень богатых людей уже отсутствует инстинкт самосохранения? Неужели они не понимают, что сегодня им самим нужно срочно вкладывать деньги в свое же собственное спасение? То, что происходит у нас, бесконечно продолжаться не может. И после стихийного народного бунта, и после мирной колонизации Западом нашей территории, здесь уцелевших не будет! Пойдут под снос все — и бедные, и богатые! Вы говорите, что выиграть выборы нельзя, когда в руках у криминала и олигархии шесть телеканалов. Так финансируйте открытие новых! Финансируйте создание нового поля СМИ. Наконец, собирайте и тратьте деньги на партийное строительство, на формирование в обществе здоровых сил, способных к активной и осмысленной борьбе за подлинные идеалы не только внутри страны, но и во вне. Ведь в той игре на поражение, которая уже два десятилетия ведется против нас, с такими СМИ, как у нас, с такой властью и таким пораженным «под дых» обществом, мы победителями не станем. Неужели это не понятно?



— Да, прекрасно, можно открыть новый телеканал, только для этого нужна лицензия. Лицензию на центральный телеканал сегодня получить невозможно, если Вы находитесь в ранге ниже, чем вице-премьер. Я думаю, что сегодня даже руководитель фракции не может получить лицензию на открытие нового телеканала. Это первое. Второе. Стоимость центрального телеканала, чтобы его запустить, — порядка 100‑150 миллионов долларов (если мы говорим о центральном канале). Что же касается стоимости состоявшегося телеканала, то сегодня ни один из шести центральных телеканалов не оценивается меньше, чем в полмиллиарда долларов. Сегодня владение центральным телеканалом не по плечу ни одному человеку, за исключением, может быть, пятнадцати человек в нашей стране. Но им, кроме телеканалов, принадлежит вся металлургия, химия, нефтеперегонка и прочее, прочее, прочее. Поэтому не нужно заблуждаться, и не нужно предлагать такие романтические, и я бы сказал, наивные пути.



Мы занимаемся политикой, наша задача — добиться того, чтобы СМИ не принадлежали тем же людям, которым принадлежит все остальное, чтобы в центральных СМИ не было монополии, а не в том, чтобы открывать новые СМИ.



«Собирайте и тратьте деньги на партийное строительство»… А что, у нас есть хоть один политик, который собирает и тратит деньги на партийное строительство? Или «Фронт Змин», который показал, что он потратил в прошлом году 305 миллионов гривень, то есть, около 40 миллионов долларов, «собирал» их? Это что, Яценюк собирал? Или, может быть, он просто находится на содержании у людей, которые дают на это деньги? Или, может быть, Тигипко «собирает» и тратит деньги на партийное строительство? Или Симоненко?.. Те, кто занимается партийным строительством — все знакомые лица! Деньги на партийное строительство они берут там же, где берутся деньги и на центральные телеканалы! А само по себе партийное строительство, скажу я Вам, — давно отмирающий (что в Европе, что у нас) продукт.
Что такое партийное строительство? Открытие офисов, принятие в члены партии? Это все полная глупость, потому что ваш успех никак не зависит от того, сколько у вас членов партии — тридцать человек или тридцать тысяч. Для того, чтобы получить тридцать тысяч членов партии, можно разослать по почте столько же партийных билетов и сказать: если Вы не вернули нам билет назад, значит, Вы — член нашей партии. Членство в партии, как и строительство партийных структур с офисами, водителями, секретаршами и прочими бездельниками (под бездельниками я имею в виду не секретарш и водителей, а тех, кто ими командует) давно уже является бессмысленным проектом.



Мы надеемся на то, что наши идеи получат развитие и интерес людей, а это совсем не зависит от того, сколько у вас офисов в стране — двадцать или двадцать тысяч. Та модель партийных структур, которая существовала у нас двадцать лет, на сегодняшний день полностью себя изжила. У вас может не быть ни одного офиса, но у вас будет 10 тысяч биллбордов (как у Яценюка на предыдущих выборах) по всей стране, и люди тупо пойдут голосовать.



Вот с чем нужно бороться. И инструмент тут только один: «Иди и говори»… Это означает — вырвать людей из состояния зомбированности, пробудить их интерес к жизни, пропагандировать наши идеи, чтобы (как я уже говорил перед этим), в 2012‑2013 году получить растущую массу людей, которые смогут обратить внимание на совершенно другого рода идеи политиков и предложения по обустройству нашего государства.