Культура и искусство

И умрет Апрель, и родиться вновь, и придет уже навсегда.

Апрель 03
13:03 2009

Православие и рок — культура


И УМРЕТ АПРЕЛЬ, И РОДИТСЯ ВНОВЬ, И ПРИДЕТ УЖЕ НАВСЕГДА


 


Виктор ЦойОн стал символом целого поколения, выразителем его мыслей и настроений. Отсюда — полные залы и даже стадионы на каждом концерте. Его песня «Мы ждем перемен» стала своего рода гимном молодежи восьмидесятых — девяностых. А ведь написана она в те времена, когда на перемены не надеялись даже самые смелые оптимисты… Однако в его творчестве есть и такие песни, которые вполне можно рассматривать как притчи, сквозь которые Светом Тихим сияет нам вера Христова.

 


Пасхальная радость


В светлые апрельские дни Святой Пасхи человечество испытывает необыкновенную, неземную радость от события, которое стало основой и сутью христианства, — Воскресения Христова. Пасха — это дарованная нам победа над смертью. В Воскресении Христовом возвещается нам конец наказания, отпущение грехов, освящение, искупление, усыновление и наследия Небес: Бог на земле — человек на Небе; все в соединении. Отныне диавол посрамлен и смерть связана, рай открыт и воскресла великая надежда на будущее.


«Мы росли в душной атмосфере:»


Немало написано и спето о месяце апреле, но одна песня отобразила в себе такие чаяния, которые близки почти каждой человеческой душе. Поэт, певец, композитор Виктор Цой — один из немногих музыкантов, чьи песни навевали и навевают искреннюю надежду, которая заключалась в поиске Истины. Как пишет бывший приверженец движения хиппи из поколения тех, кто родился в Советском Союзе в 1960-е годы, ныне священнослужитель игумен Сергий Рыбко: «Мы росли в душной атмосфере социалистических строек, пролеткульта, пятилеток и комсомольских собраний, и перед нами разворачивались только два пути: первый — покривив совестью расхваливать «мудрую роль партии», продвигаясь по комсомольской, партийной или производственной лестнице, второй — пить. О Боге мы не знали. Лгать и пить не хотели, поэтому начали протестовать и выразили свой протест через музыку. В отличие от западного социального протеста, где религия не была гонима, наш протест, который выражался в поиске, имел духовную направленность».


Люди с таким образом мыслей никак не вписывались в советскую действительность, точно так же, как туда не вписывалось христианство. Но были те, с кем всегда пребывала надежда на грядущее торжество Истины: несколько тысяч молодых людей, интеллектуалов, философов, музыкантов, и среди них — Виктор Цой. Его песню «Апрель» по праву можно назвать христианской, хотя автор ее строк сознательно мог и не вкладывать религиозный смысл в слова песни. Но мы знаем, что в некоторых православных храмах России, в том числе в Успенском соборе Московского Кремля, на стенах храма существуют фрески с изображением античных философов Платона и Сократа, которые по сути своей не могли быть сознательными христианами, но чьи труды неоднократно использовались при составлении и изложении христианского вероучения. Так и Виктор Цой мог подспудно выражать свою надежду на приход Апреля, который «приведет за собой весну и рассеет серых туч войска».

 

Над землей — мороз,
Что не тронь — все лед,
Лишь во сне моем поет капель.
А снег идет стеной,
А снег идет весь день,
А за той стеной стоит апрель.


«Цепи ада облекли меня:»


Все люди, начиная от грехопадения Адама и на протяжении всего ветхозаветного периода, испытывали необычайную скорбь и уныние по поводу потерянного блаженства в загробном бытии. В песни об этом говорится: «Над землей — мороз, что не тронь — все лед».


И священные писатели говорили об этом же: «До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня; Но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою из ада» (Иона 2:7). «Цепи ада облекли меня, и сети смерти опутали меня» (Ос 13:14). Так, изливая свою печаль, говорили ветхозаветные праведники, но надежда на спасение души своей из ада преисподнего жила в них: «Ибо Ты не оставишь души моей во аде и не дашь святому твоему увидеть тление» (Пс 16:10) Автор же песни выразил это словами: «Лишь во сне моем поет капель».


Нам кажется, что это было так давно и настроения того времени никак не касаются нас. Это большое заблуждение. Ветхозаветный взгляд на жизнь основывался на отрицании воскресения (только праведные люди имели упование), а это непременно сказывалось на их поступках и образе жизни. К примеру, отрицая суд Божий после смерти, воздаяние за добро и зло, человек при жизни заменил суд местью — злом за зло. Изрядно приевшийся современный жизненный принцип «возьми от жизни все» как раз и зарождается на этой ветхозаветной почве бессмыслицы, уныния, пустоты и безверия: ешь, пей, веселись, потому как один раз живем. Так ветхий и новый человек оказываются поражены одной язвой пустоты, внутреннего оцепенения, душевной зимы. Но люди чувствуют, что под снегом и льдом — живая земля, и во сне многих зазвучала капель надежды на обновленную жизнь.

 

А снег идет стеной,
А снег идет весь день,
А за той стеной стоит Апрель.


Преодолеть завесу


«А снег идет стеной:» И вот, когда ощущаешь глубоко-глубоко в себе жизнь, все-таки очень трудно преодолеть стену снегопада из ненавистных туч, которые застят от нас солнце и посыпают колючим снегом, который сбивает с пути. Снег — символ наветов, искушений и страстей, посылаемых от врага рода человеческого — диавола. И снег идет весь день — всю нашу жизнь. Недаром Ф.М. Достоевский говорил о сердце как о поле битвы, где диавол борется с Богом. Но преодолев эту мрачную завесу, мы встречаем Воскресшего Христа: «А за той стеной стоит Апрель».


«Он придет и приведет за собой весну». Как весна — символ жизни, так и приход Христа означает конец суровой зимы зла и безверия: всё, ад посрамлен, рухнули ледяные оковы греха, не дающие человеку приблизиться к Богу, и легионы бесовские бегут от Лица Воскресшего Спасителя, «и рассеет серых туч войска».
И вот наконец мы можем заглянуть в Его глаза, а «на нас из глаз Его посмотрит тоска». Это тоска — сожаление о том, что и после Христовой победы над смертью и грехом многие люди не открывают Господу дверей своего сердца («Се стою у двери и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» — Откр 3:20), не хотят принять в себя Благодать Божию. Пророк Исаия по этому поводу писал: «Народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Ис 6:9-10). И по сей день живет в наших сердцах хладность и бездейственность, а ведь врата Рая открыты всем -и те, чьи «откроются двери домов», обретут радость от встречи с Господом.


«Да ты садись, а то в ногах правды нет». Там уже не будет ветхозаветного страха, но воссияет Божественный Свет любви. «А когда мы все посмотрим в глаза Его, То увидим в тех глазах Солнца свет». И Священное Писание свидетельствует нам об этом: «Ибо Господь Бог есть солнце и щит. Господь дает благодать и славу» (Пс 83:12). «Я свет, пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме» (Ин 12:46).


Страдания Христовы


«На теле ран не счесть, нелегки шаги». По человеческой своей природе Христос претерпевал страшные муки, тяжелыми шагами неся Крест на израненном и изувеченном теле к месту казни. Пророк Исайя так говорит об этом: «Он взял на Себя немощи наши и понес наши болезни: Он изъязвлен был за грехи наша и мучим за беззакония наша; наказание мира нашего было на Нем, и ранами его Мы исцелились» (Ис 53:4-7).


Но «лишь в груди горит звезда»: при таком измученном физическом состоянии Его Божественное естество животворит человеческую природу, Оно выше всей этой физической боли, и Звезда эта не меркнет, а горит все ярче и ярче по мере приближения к Победе. Да, Господь страдал, умер за нас, но Он и воскрес, чтобы вечно царствовать.


Далее в песне идут слова: «И умрет Апрель, и родится вновь». Человек в течение своей жизни испытывает три формы рождения — телом в мир, духом в крещении и через смерть в вечность. Первым, Кто преодолел смерть и вошел в вечность победителем, был Господь наш Иисус Христос.


Время вечной весны


«И придет уже навсегда», и тогда настанет время вечной весны, когда Господь явит себя не в немощи, а в полной славе, и, смывая обломки льда сомнений с человеческой души, бурным потоком ринется в наш мир Вечная Жизнь.


В повседневном густом и непроглядном снегопаде зла, пороков и страстей наша душа дезориентирована. Ей тяжело найти путь, ведущий к Истине. Несмотря на духовную непогоду мы все-таки должны идти вперед, пусть и блуждая, но с Божией помощью мы придем к цели. И как Господь Своими пречистыми руками взял на Себя крест наших страданий и грехов и пошел на гору Голгофу, так и наше сердце всем своим существом должно устремиться за Ним сквозь непогоду и преграды, ведь за ними стоит тот самый Апрель.


Как некогда Спаситель пострадал, умер, сошел во ад и воскрес, так и мы теперь сострадаем, соумираем Ему, сходим с Ним во ад и, главное, совоскресаем с Ним. Воскресение Христа — это дарованная нам победа. Пасха — это не просто праздник, это суть христианства. Пасхальные события — основа христианской проповеди. Само пришествие в мир Слова означает суд, состоящий в том, что те, кто от света, принимают Свет, устремляются к Нему и освящаются, а те, чьи дела злы, любят более тьму и ненавидят Его (Ин 3:19-21). И это разделение — на все времена.


P.S.


А песня, конечно же, останется только песней, но те, кому дано от Господа, увидят в ней нечто большее:

 

Над землей — мороз, что не тронь — все лед,
Лишь во сне моем поет капель.
А снег идет стеной, а снег идет весь день,
А за той стеной стоит Апрель.

А Он придет и приведет за собой весну,
И рассеет серых туч войска.
А когда мы все посмотрим в глаза Его,
На нас из глаз Его посмотрит тоска.
И откроются двери домов,
Да ты садись, а то в ногах правды нет.
А когда мы все посмотрим в глаза Его,
То увидим в тех глазах Солнца свет.

На теле ран не счесть, нелегки шаги,
Лишь в груди горит звезда.
И умрет Апрель, и родиться вновь,
И придет уже навсегда.


В. Цой. «Апрель»