Экономика

Государство не хочет спасать банки от нового кризиса

Июль 14
08:48 2012

Государство не хочет спасать банки от нового кризиса


 Глава Агентства по страхованию вкладов предложил им создать свой антикризисный фонд


Что спасает государство, ссужая банки деньгами во время кризиса, – кровеносную систему экономики или же владельцев финансового бизнеса? По идее, первое, но по факту получается, что и второе тоже, поскольку они неразрывно связаны. Торгуя деньгами и услугами, банки находятся на особом положении в экономике. Банкротство крупного завода не может вызвать череду банкротств других предприятий той же отрасли, а банкротство крупного банка – запросто. Поэтому-то банки и позволяют себе играть в рискованные игры, зная, что государство не бросит их в трудную минуту.


 Наученное горьким опытом дефолта 1998 года, когда умерли сразу несколько системообразующих банков, оно и не бросает (2008 год – тому подтверждение). Банки же, привыкнув к хорошей жизни, занимают у ЦБ деньги не только во времена кризисов, но и в промежутках между ними. Иногда эти заимствования способны ускорить приближение следующего кризиса, говорят эксперты, и приводят в пример нынешнюю ситуацию на финансовом рынке.


 На начало текущего месяца, по данным ЦБ, банки взяли у государства почти 1,5 трлн руб. Рекордная сумма была привлечена с помощью механизма РЕПО (на сленге финансистов – «репа»), представляющем собой кредитование под залог ценных бумаг. Это на 34% (357 млрд руб.) больше, чем месяц назад. Независимые эксперты, с которыми поговорили «Известия», бьют тревогу и говорят, что таким образом строится пирамида РЕПО, падение которой приведет к той же ситуации, что была в 2008 году. Это же одновременно способствует ослаблению рубля, поскольку банки не используют полученные деньги для кредитования реального сектора, а направляют их на валютный рынок. 


Сделка РЕПО (от англ. repurchase agreement, repo) – сделка покупки (продажи) ценной бумаги с обязательством обратной продажи (покупки) через определенный срок по заранее определенной цене. Иначе говоря, соглашение РЕПО условно может рассматриваться как краткосрочный заем под залог ценных бумаг (хотя юридически РЕПО оформляется как покупка и продажа, а не заем), чаще всего краткосрочных долговых бумаг денежного рынка. Сделки РЕПО часто совершаются с целью кредитования участников рынка деньгами либо ценными бумагами. В этом случае доход кредитующей стороны сделки реализуется через разницу цен первой и второй части. Механизм операций РЕПО подразумевает, что на срок предоставления средств выступающие в качестве обеспечения ценные бумаги переходят в собственность к кредитору, что упрощает разрешение ситуаций при неисполнении обязательств заемщиком и снижает кредитный риск. 


 Почти половина июньского прироста пришлась на Сбербанк, считающийся оплотом надежности среди всех банков: он взял в долг 160,5 млрд руб. На втором месте находится «Газпромбанк», занявший 78,3 млрд руб. Их задолженности перед ЦБ к 1 июля выросли до 462 млрд руб. и 78,3 млрд руб. соответственно.


 Главное же беспокойство вызывает то обстоятельство, что на 1 июля остатки на корсчетах банков достигали 1,1 трлн руб., что на 0,3 трлн руб. меньше объема средств, полученных от ЦБ с помощью сделок РЕПО. Получается, своих свободных денег у банков нет – сплошь взятые взаймы у Центробанка.


 «Общая причина высокого спроса на РЕПО с ЦБ кроется в дефиците рублевой ликвидности в банковской системе», – говорят в пресс-службе Сбербанка. «Дефицит рублевой ликвидности, – уверяют представители крупнейшего российского банка, – объясняется не участием банков в каких-либо пирамидах, а наличием создающих его фундаментальных факторов – отток капитала, неравномерность исполнения бюджета и др.».


 Банки и так всегда стремились делать деньги из воздуха, но сейчас это получается у них лучше, чем когда-либо. «Банки покупают ценные бумаги, ОФЗ за счет средств, полученных от ЦБ, вновь закладывают их и т. д. Сейчас доля переданных без прекращения признания бумаг достигла почти 25%, это максимум с 2008 года», – говорит начальник аналитического управления «Банка корпоративного финансирования» Максим Осадчий.


 Фокус состоит в том, что одни и те же бумаги можно закладывать под разные операции РЕПО. Именно крах пирамиды РЕПО в сентябре 2008 года стал причиной российского кризиса. Процесс тогда пошел по нарастающей: обвал фондового рынка привел к обесцениванию акций, которые были обеспечением по сделкам РЕПО. В результате компании и банки не могли выкупить эти бумаги по ранее установленным ценам, что остановило циркуляцию ликвидности между участниками финансового рынка.


 А началось все с крушения банка «КИТ Финанс». «Пирамида РЕПО банка «КИТ Финанс», которая рухнула в 2008 году, строилась на основе акций, – говорит руководитель отдела рейтинга кредитных институтов «Эксперт РА» Cтанислав Волков. – Пирамиды на основе акций – один из самых опасных случаев, т. к. акции могут терять 50% и более своей стоимости».


 Банки усвоили тот урок и теперь строят пирамиды не на акциях, а на облигациях. Разумеется, тех, надежность которых признаёт ЦБ. Но и они способны потерять в кризис до 30% своей стоимости.


 Какую бы важную роль ни выполняли банки в экономике, но для их спасения за счет государства особых оснований нет. Такое убеждение крепнет во всем мире и, наконец, добралось-таки до России. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих, посчитал глава Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов, предложивший вчера создать банковский антикризисный фонд, формируемый за счет банков. ЦБ, в принципе, против этого не возражает.


 «У населения создалось впечатление, что помогали именно банкирам и руководителям банков, а не банкам как хозяйствующим субъектам, необходимым для экономики. Во многих странах власть осознала, что в следующий раз население может не позволить использовать бюджетные деньги в помощь банкам», – цитирует РИА «Новости» заявление Турбанова, сделанное на Международной банковской конференции.


 Мировой опыт показывает, что государственная поддержка коммерческих банков почти не побуждает их увеличивать кредитование реального сектора. Посему в некоторых странах, например, в США и Швеции, уже созданы такие фонды, сказал глава АСВ. «У нас этот вопрос пока не обсуждается на официальном уровне, хотя Россия подписалась под соответствующими решениями саммита «Двадцатки». Значит, реализовывать эту идею нам тоже придется. Надо думать, как будет создаваться этот фонд, как расходоваться, управляться, как минимизировать расходы из фонда», – призвал Турбанов.


 Зампред ЦБ Сергей Швецов, не отвергнув идею с ходу, осторожно сослался на то, на что обычно ссылаются скептики, – на отсутствие поддержки участников рынка. «Новый фонд – это прямая нагрузка на банки, они должны будут скинуться. Не очень уверен, что Ассоциация российских банков поддержит эту инициативу», – пояснил он. Но и государство не обязано вечно защищать банки, считает Швецов. «Должна защищаться системная функция, а не благополучие собственника. Осложняется ситуация тем, что у нас собственник и тот, кто помогает, – это одно и то же», – посетовал он. Глава АСВ возразил, что точно такие же контраргументы выдвигались в свое время при создании системы страхования вкладов.


 Эксперты, в свою очередь, предвидят при внедрении этого предложения подорожание банковских услуг для конечного потребителя, поскольку банки захотят переложить тяготы наполнения фонда на их плечи. Также не все банки окажутся способны на такие затраты, и многие мелкие будут вынуждены либо закрыться, либо присоединиться к крупным.


 «Начнется волна слияний и банкротств, банки запросят еще больше помощи от ЦБ. Вырастут ставки по кредитам и депозитам, поскольку издержки банков увеличатся, и они начнут перекладывать их на население. А ссылка на мнение населения – это лишь инструмент лоббирования. Мнение населения всегда будет на твоей стороне, если правильно проводить опросы», – считает директор по управлению активами инвесткомпании «Трейд-портал» Николай Солабуто.


 Тем не менее очевидно, что резервный банковский фонд позволит государству меньше поддерживать банки, а больше – реальный сектор. Суммарные же риски банковских клиентов снизятся.