Произвол

ГОРБАЧЁВ – ЭПОХАЛЬНОЕ НИЧТОЖЕСТВО

Март 07
22:58 2013

ГОРБАЧЁВ – ЭПОХАЛЬНОЕ НИЧТОЖЕСТВО


МАТЕРИАЛЫ К БУДУЩЕМУ СУДУ ПО ФАКТУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЫ









Фото: «Похоронная команда» Советского Союза.


Не осмыслив феномена Горбачёва, Россия снова рискует наступить на те же грабли. Его губительную сущность одним из первых в СССР понял Ричард Косолапов, доктор философских наук и один из авторов последней Программы КПСС. В январе 1986 года, он, будучи главным редактором журнала «Коммунист», направил Горбачёву письмо, в котором предсказал провал «перестройки». После чего стал для Горби «кровным» врагом.


В постсоветские годы Ричард Иванович написал несколько статей, в которых проанализировал горбачёвский «феномен». В этих статьях он дал бывшему президенту СССР безжалостную, но объективную характеристику, назвав его «всемирно-историческое или эпохальное ничтожество».

На Западе также не все восхищаются Михаилом Сергеевичем. 12 марта 2009 года во французской газете «Le Grand Soir» появилась статья с весьма символичным названием «Горбачёв — вышедший из анабиоза политический таракан Запада».










Запад упорно не хочет суда над своим любимчиком — Геростратом XX века.


Действительно, «гигант мысли, отец советской демократии и перестройки» на самом деле оказался Тараканищем из детского стишка Корнея Чуковского. К сожалению, благодаря своей иезуитской политике он шесть с половиной лет был у руля великой державы, пока не свел ее в небытие. Но помимо этого у Горбачёва немало других грехов, некоторые из которых тянут на преступление.


ВЕЧНО НЕПРИЧАСТНЫЙ?


В предыдущей статье «Литва обвиняет «Альфу» говорилось о том, что Генпрокуратура Литвы якобы не нашла оснований для включения бывшего президента СССР М. Горбачёва в список «душителей свободы». Вот уже ряд лет литовские прокуроры предпочитают не замечать очевидных свидетельств, подтверждающих, что силовая акция в Литве готовилась по указанию президента СССР.


После ультимативного объявления 11 марта 1990 года Литвой независимости Горбачёв неоднократно поднимал тему наведения там конституционного порядка. 22 марта 1990 года эти вопросы обсуждались на Политбюро ЦК КПСС. Министр обороны СССР Дмитрий Тимофеевич Язов сделал краткие пометки о ходе этого заседания. На нем звучали предложения о привлечении Ландсбергиса и Прунскене к уголовной ответственности и о необходимости взятия под контроль вильнюсского телецентра. Горбачёв тогда особо подчеркнул, что необходимо ужесточить позицию Союза.


Именно 22 марта на Политбюро прозвучало указание Горбачёва опираться на некий «Комитет» и создавать «такие комитеты везде». Напомню, что Комитет граждан СССР в Литве, председателем которого я являлся, организационно оформился на своем учредительном съезде только 28 апреля 1990 года. Какой же Комитет в марте имел в виду Михаил Сергеевич?


Возможно тогда у юриста Горбачёва и его главного советчика по Литве Владимира Бабичева, заведующего Отделом ЦК КПСС по законодательным инициативам и правовым вопросам, родилась мысль использовать опыт Комитета защиты советской власти, который в 1989 году был стихийно создан в Литве.


Но одно не вызывает сомнений, — именно в ЦК КПСС придумали мифический Комитет национального спасения Литвы, безответственные заявления которого в январе 1991 года позволили обвинить литовских коммунистов, сторонников единого Союза, в попытке государственного переворота. Известно, что подобные комитеты в послевоенный период зарекомендовали себя эффективным средством взятия коммунистами власти в странах Восточной Европы.









«Гигант мысли, отец советской демократии и перестройки» на самом деле оказался Тараканищем из стишка Корнея Чуковского.


В 1990 году Президент СССР на словах демонстрировал нетерпимое отношение к сепаратизму. 2 и 3 апреля 1990 года Горбачёв подписал Законы СССР: «Об усилении ответственности за посягательство на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР» и «О правовом режиме чрезвычайного положения». Но практическую реализацию положений этих Законов он подменил пустословием и принятием массы Указов, которые не исполнялись. Одним словом, Президент СССР вел себя как банальный подстрекатель, надеясь в случае чего остаться в стороне. Что он проделывает и сейчас.


9 апреля 1990 года на заседании Президентского Совета вновь обсуждалась ситуация в Литве. Маршал Язов записал основные мысли, высказанные на этом заседании: Горбачёв опять говорил о необходимости введения президентского правления в Литве, усиления давления на Верховный Совет Литвы и взятия под контроль бывшего издательства Компартии Литвы.


Тогда же впервые прозвучала фраза о возможном новом руководителе республики. Горбачёв назвал кандидатуру Витаутаса Сакалаускаса, бывшего Предсовмина Литовской ССР, работавшего тогда советником-посланником по экономическим вопросам в советском посольстве в Мозамбике.


Известно, что в январе 1991 года Сакалаускас был вызван в Москву. Вызов советского дипломата такого высокого ранга в тот период мог осуществиться только по распоряжению Горбачёва. Это является еще одним подтверждением того, что основные решения по Литве принимались по согласованию с Президентом СССР. Однако Сакалаускас отказался от предложения возглавить республику в период президентского правления.


В июле 1992 года Генпрокуратура Литвы предоставила редакции литовской газеты «Respublika» вышеупомянутые записи Д. Язова, изъятые литовскими прокурорами (!?) в рабочем кабинете Министра обороны СССР после так называемого августовского «путча». «Respublika» опубликовала их в номере от 21-27 июля 1992 года. Но каких-либо практических шагов по привлечению к ответственности Горбачёва Генпрокуратура Литвы не предприняла.


В 1998 году бывший заместитель министра обороны СССР Владислав Алексеевич Ачалов, руководивший силовой операцией в Вильнюсе, в статье, опубликованной в газете «Белорусский набат», и в интервью газете «Respublika» сообщил следующее. В марте 1990 года по поручению Верховного Главнокомандующего М. Горбачёва он и двое его подчиненных в режиме строгой секретности приступили к разработке плана введения в Литве режима чрезвычайного положения и временного президентского правления.


Информация Ачалова была озвучена осенью 1998 года на судебном процессе по уголовному делу № 1-2-1991 (дело о январском заговоре). Но, как уже отмечалось, литовское правосудие все, что касалось Горбачёва, оставляло без внимания.


О причастности Президента СССР к подготовке силовой операции в Вильнюсе писал в своих мемуарах «Личное дело. Три дня и вся жизнь» бывший Председатель КГБ СССР Владимир Александрович Крючков. Он утверждал, что 10 января 1991 года Горбачёв дал указание министру обороны Д. Язову и министру внутренних дел СССР Б. Пуго применить в Литве силу, а ему направить в Вильнюс небольшую группу спецназа, известного как Группа «Альфа».


Помимо этого известно, что в начале декабря 1990 года Крючков на основании указания Горбачёва поручил заместителю начальника Первого Главного управления КГБ СССР (разведка) генералу В. Жижину и полковнику А. Егорову подготовить записку о первоочередных мерах по стабилизации обстановки в стране в случае введения чрезвычайного положения. В записке были также определены меры по Литве.









Борис Ельцин и Михаил Горбачёв. Два антипода, ненавидевших друг друга, но действовавших в одном направлении.


О том, что Горбачёву было известно о предстоящей силовой акции в Вильнюсе, заявила в мае 2011 года бывший премьер-министр Литвы Казимира Прунскене. На телепередаче в рамках проекта «НТВшники» она рассказала о последних минутах своего разговора, состоявшегося с Горбачёвым в Кремле 8 января 1991 года. Уходя, Прунскене спросила Президента СССР, будет ли в отношении Литвы применено насилие? Горбачёв предложил ей обратиться за ответом к министру обороны СССР Д. Язову.


Не секрет, что когда лукавый руководитель планирует переложить ответственность за возможный или запланированный провал своей акции, он изначально подставляет подчиненного, который потом должен стать «козлом отпущения». Этот подход известен со времен Римской империи.


Добавим, что в ходе слушаний в Окружном суде г.Вильнюса было установлено, что утром 12 января 1991 года первый секретарь ЦК КПЛ / КПСС Миколас Мартинович Бурокявичюс получил шифровку из Москвы. В ней Горбачёв высказал недовольство его позицией.


Дело в том, что Бурокявичюс категорически высказался против силовой акции в Вильнюсе, которая должна была начаться в ночь с 11 на 12 января (протокол по делу № 1-2-1991, страница 148-я. Цитируется: Куолялис, «Дело на стыке столетий», с. 314). Но в ночь с 12 на 13 января военные все же начали силовую акцию. Такое могло произойти только на основании распоряжения Горбачёва.


Существует еще одно свидетельство, что Горбачёв был в курсе дел о планируемой силовой акции. В книге известного литовского писателя и политика Витаутаса Петкявичюса «Корабль дураков» (с. 80-81) приводится любопытный диалог, состоявшийся между упомянутым Бурокявичюсом и Петкявичюсом. В ходе него Петкявичюсу было предложено возглавить Комитет национального спасения Литвы.


Ключом этого разговора является фраза Бурокявичюса о том, что «все делается на высшем уровне». Таким уровнем, без сомнения, являлся Генеральный секретарь ЦК КПСС. Это позволяет утверждать, что вопросы создания Комитета национального спасения решались в ЦК КПСС на уровне первого лица. В этой связи напомню фразу Горбачёва, сказанную на Политбюро 22 марта 1990 года о В. Сакалаускасе.


О том, что о намечаемой силовой акции в Вильнюсе Горбачёв был в курсе дела, могу засвидетельствовать и я. 10 января 1991 года утром у меня в кабинете загудел телефон «ВЧ». В трубке послышался голос секретаря ЦК КПСС Олега Семёновича Шенина, который сказал: «Сейчас с вами будут разговаривать».


С удивлением — почему надо было звонить через Шенина — я услышал в трубке голос Горбачёва, который, не представляясь, поинтересовался, пойду ли я на заседание Верховного Совета Литвы. Я ответил утвердительно. Тогда Горбачёв сказал, что я должен озвучить на заседании ВС жесткое требование руководства СССР о возобновлении действия Конституции СССР на территории Литвы. Заканчивая разговор, Горбачёв добавил, что при необходимости «в отношении Литвы будут приняты самые жесткие меры».


Я подумал, что имеется в виду или арест сепаратистов или ужесточение экономических мер, так как бряцание оружием, как это было в Тбилиси и Баку, дало негативный эффект. Однако Горбачёв согласился на силовой вариант с применением тяжелой бронетехники, которого с нетерпением ждали Ландсбергис и его окружение.


НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ, НИЧЕГО НЕ СЛЫШАЛ…


О том, что Горбачёв всегда скрывал свою причастность к силовым акциям, заявил бывший глава КГБ СССР, а позднее секретарь ЦК КПСС, курировавший силовые структуры, Виктор Михайлович Чебриков. В интервью корреспонденту Евгению Жирнову (газета «Трибуна», 27 июля 2001 года), которое Чебриков попросил опубликовать только после его смерти, он рассказал, что в апреле 1989 года лично «докладывал Горбачёву обстановку и запрашивал санкцию на применение войск в Тбилиси». Горбачёв дал добро, а потом разыграл святое неведение.


Напомним, что события в Тбилиси произошли в ночь на 9 апреля 1989 года. Тогда погибло шестнадцать человек. Их объявили жертвами советских десантников, якобы применивших против митингующих саперные лопатки. Однако судебно-медицинская экспертиза установила, что все эти люди погибли от удушья и сдавливания в толпе.


Со временем стало известно, что КГБ снял документальный фильм о Тбилисских событиях. Фильм свидетельствовал, что саперными лопатками десантники только прикрывали лица от бросаемых из толпы камней. Впервые об этом фильме в 2010 году написал бывший первый заместитель Председателя КГБ СССР Филипп Денисович Бобков в книге «Как готовили предателей: начальник политической контрразведки свидетельствует…».


Об этом фильме знали М. Горбачёв, Э. Шеварднадзе, Д. Язов и В. Крючков. Все они участвовали в работе первого и второго Съезда народных депутатов СССР (май-июнь декабрь 1989 года), обсуждавшего события в Тбилиси. Однако, выступая на съезде, Горбачёв возложил всю вину за тбилисские жертвы на армию. Тем самым Верховный главнокомандующий пошел на сознательную дискредитацию этих самых Вооруженных Сил. Данный поступок невозможно квалифицировать иначе, как предательство.


Дополнительно напомню, что 20 апреля 1989 года на заседании Политбюро, обсуждавшем события в Тбилиси, Горбачёв заявил: «Я на тебя смотрю, Владимир Александрович! (Крючкову)… Дмитрий Тимофеевич (Язову)! Запомните навсегда и сегодня же отдайте приказ: отныне без решения Политбюро армии в гражданских делах запрещаю участвовать».


Однако после столь «грозного» предупреждения армия и КГБ в январе 1990 года осуществили силовую операцию по наведению конституционного порядка и предотвращения погромов в Баку. Горбачёв тогда вновь заявил, что не в курсе и приказ на применение военной силы в Баку отдали Крючков и Язов. Однако никаких оргвыводов в отношении «самовольщиков» не последовало.


Между тем известно, как в мае 1987 года Горбачёв лихо расправился с высшим генералитетом Советской Армии, допустившим посадку самолета Матиаса Руста на Васильевском спуске. С бакинскими «самовольщиками» Президент СССР поступил иначе. Через три месяца после Баку, 27 апреля 1990 года Горбачёв присвоил Язову звание Маршала Советского Союза! А Крючков по-прежнему остался в числе самых доверенных лиц. Это ли не подтверждение того, что Язов и Крючков в Баку исполняли приказ своего шефа?


Позицию стороннего наблюдателя Горби занял и в отношении январских событий в Вильнюсе 1991 года. На следующее утро после трагедии у телебашни он заявил, что силовую акцию в Литве военные и КГБ провели без его согласия и ведома. Это было уже третье заявление такого рода.


Руководство армии и КГБ, в свою очередь, свалило вину на командира мотострелковой дивизии, дислоцированной в Вильнюсе, на генерала Владимира Усхопчика. Якобы именно он отдал приказ на применение военной силы. Однако установлено, что генерал Усхопчик отказался давать команду на участие вверенной ему части в силовой операции, а потому был отстранен генерал-полковником Ачаловым от командования.


Следует иметь в виду, что одновременное масштабное задействование в Литве спецгруппы «А» КГБ СССР, подразделений ВДВ и МВД СССР при поддержке танков первой группы (Т-72) могло быть осуществлено только по приказу Верховного главнокомандующего, то есть Президента СССР. Это ясно даже не профессионалам.


Добавим, что в январе 2012 года бывший заместитель начальника Группы «А» Михаил Головатов, руководивший подразделением в Вильнюсе, в интервью «Комсомольской правде» («КП») сообщил, что штаб силовой операции в ночь на 13 января 1991 года докладывал Горбачёву о ситуации в Вильнюсе.


В феврале 2012 года бывший министр обороны СССР Д. Язов, двадцать лет молчавший о вильнюсских событиях, подтвердил слова Головатова. В интервью «Комсомольской правде» (номер от 23 февраля 2012 года) он сообщил: «Примерно числа 9-го Горбачёв пригласил меня, Крючкова и Пуго поговорить о том, какие принимать меры, чтобы прекратить этот шабаш антисоветской деятельности. Президент СССР как гарант соблюдения Конституции, безусловно, имел на это право. И на следующий день он приказал навести в Литве порядок.


…Мы ничего без ведома Верховного Главнокомандующего делать не могли. Горбачёву было тяжело: в то время у страны было слишком много проблем.… И насчет Тбилиси он лично мне ставил задачу, и насчет Баку, и насчет Вильнюса».


К этому Дмитрий Тимофеевич добавил, что он лично постоянно докладывал Горбачёву о ходе военной акции в Вильнюсе. Напомню, что о подобном говорил и ранее упомянутый Чебриков, имея в виду Тбилиси. Утверждение Горбачёва, что «в Литве все произошло за его спиной», просто смехотворно.


Следует иметь в виду, что в 1989 и 1990 годах силовые акции в Тбилиси и Баку закончились общесоюзными скандалами. Третий скандал нанес бы непоправимый ущерб авторитету главы государства (что все равно произошло). Не понимать этого он не мог. Несомненно, Горбачёв лично контролировал ход акции в Вильнюсе.


Этот вывод подтверждает свидетельство бывшего главы Верховного Совета Литвы, объявившего выход республики из СССР — Витаутаса Ландсбергиса. 6 апреля 2011 года он, поддерживая требование бывшего советского диссидента Владимира Буковского арестовать Михаила Горбачёва за применение военной силы против гражданского населения, направил заявление в Магистратский суд Вестминстера.


Буковский, обращаясь в Суд утверждал, что «та последовательность, с которой Михаил Горбачёв отдавал приказы о вводе войск сначала в Тбилиси, затем в Баку, а потом в Вильнюсе, не оставляет сомнений, что он полностью понимал происходящее».


Ландсбергис в своем заявлении сообщил, что в январскую ночь, не сумев связаться с Горбачёвым, он позвонил тогдашнему президенту России Борису Ельцину. Тому удалось снестись с Горбачёвым, который, по словам Ельцина, в ночь на 13 января 1991 года бодрствовал и внимательно следил за событиями в Вильнюсе. Эту информацию Ельцин передал Ландсбергису по телефону, а затем повторил ее во время личной встречи с ним в Риге в 2006 году. (См. «Kalte ir аtpirkimas. Apie Sausio 13-ąją», с. 314-315).


Иск Буковского был отклонен британским правосудием на том основании, что Горбачёв якобы находился в Лондоне с особой государственной миссией. На самом деле он праздновал свое 80-летие в королевском Альберт-Холле. Никаких встреч на государственном уровне у Горби не было запланировано. Без сомнений Госдепартамент США в очередной раз прикрыл экс-президента СССР.


Бывший начальник Аналитического управления КГБ СССР генерал Николай Леонов в книге «Крестный путь России. 1991-2000» написал, что после распада СССР Госдепартамент США обратился с циркулярным письмом ко всем дипломатическим представителям США за рубежом. В нем настоятельно рекомендовалось оказывать постоянный нажим на правительства дружественных США стран, с тем, чтобы они содействовали политической выживаемости М. Горбачёва, т. е. приглашали его для чтения лекций, участия в симпозиумах, конференциях. Естественно — не даром!


Пол Крэг Робертс, бывший помощник министра финансов в администрации Рональда Рейгана, в ноябре 2009 года в одном из интервью заявил, что большинство лидеров демократических стран Европы являются американскими марионетками. «Мы им мешками деньги даем. Взять, к примеру, Тони Блэра (премьер-министр Великобритании в 1997-2007 гг. — В. Ш.). Как только он ушел с поста премьер-министра, его назначили советником финансовых корпораций с окладом 5 млн. фунтов. Что он знает о финансах? Ничего. В США ему устроили череду выступлений, и за каждое он получал от 100 до 250 тысяч долларов… То же самое организовали и для Джона Мэйджора (премьер-министр в 1990-1997 гг. — В. Ш.)».


В когорте оплачиваемых американских марионеток числится и Горбачёв. Сегодняшнее внимание Запада к нему — это плата за развал СССР.


ОРДЕН! ЗА КАКИЕ ЗАСЛУГИ?


Генпрокуратура Литвы на заявление Ландсбергиса в Магистратский суд Вестминстера ограничилась просьбой к России оказать правовую помощь в организации допроса свидетеля Горбачёва. В этом Вильнюсу было отказано. Естественно, как можно исполнить просьбу, касающуюся кавалера высшего российского ордена Святого апостола Андрея Первозванного?!


Напомню, что 2 марта 2011 года Горбачёв Указом Президента РФ по случаю 80-летия был награжден этим орденом. Значительная часть россиян, согласно опросам, крайне негативно восприняла эту новость.


А как можно относиться к награждению человека, о котором даже ведущая газета Германии «Die Zeit» (Время») писала так: «Горбачёв сумел, в конце концов, полностью проиграть наследство Сталина, и сегодня над ним, как над Иванушкой-дурачком, издевается большинство русских, ибо он ни за что, ни про что спустил мировую державу, которую русские строили на протяжении веков, да еще и пояс безопасности вокруг нее…»


Хотя стоит ли удивляться награждению Горбачёва, если ряд российских реформ 2008-2012 годов — сокрушительная «реорганизация» российской армии и смена воинской формы, переименование «милиции» в «полицию», приватизация, реформирование системы образования и медицинского обслуживания — по своей сути и результатам являются продолжением горбачёвских.


Но, как показали события 2011-2012 годов, за награждением Горбачёва крылись и серьезные политические расчеты. Причем аналогичная ситуация наблюдалась и при награждении Горбачева американской медалью Свободы в 2008 году. Известно, что Михаил Сергеевич никогда не питал добрых чувств к Владимиру Путину. Особое его негодование вызвала знаменитая Мюнхенская речь Путина (февраль 2007 г.), направленная против США и их союзников.


Американская награда в благодарность за антипутинскую позицию не задержалась. 18 сентября 2008 года Горбачёв был награжден в Вашингтоне  медалью Свободы якобы за «окончание холодной войны». К медали прилагались 100 тыс. долларов. Между тем по заявлениям тех же американских политиков «холодная война» закончилась еще в 1992 году. А вот после Мюнхенской речи американцы заговорили об ее возрождении. Так за какие «заслуги» в период нового витка «холодной войны» наградили «Меченого»?


Симптоматичным оказалось награждение Горбачёва и орденом Андрея Первозванного. Как говорилось, оно состоялось в марте 2011 года, то есть в начале пропагандистской кампании к выборам Президента России 2012 года. После этого антипутинизм в публичных высказываниях Горбачёва стал просто зашкаливать.


Дело дошло до того, что Горбачёв предложил Путину не избираться на третий срок и перешел на личностный уровень — обвинил в «мстительности» и «обидчивости». Но, как говорится, чья бы корова мычала… Известно, что Михаил Сергеевич этими качествами наделен сполна. Многие из его соратников почувствовали на себе и мстительность, и обидчивость «шефа».


БЕССТЫЖИЙ ЛЖЕЦ


Вновь вернемся к вильнюсским событиям. Горбачёв был проинформирован о результатах расследования. Информационная записка за подписью Генпрокурора СССР Николая Семеновича Трубина 18 мая 1991 года также была направлена в Верховный Совет Союза ССР. В ней были изложены основные факты и выводы уголовного дела № 18 / 5918-91 о событиях, имевших место в Вильнюсе 13 января 1991 года. Объем этого дела составил 37 томов.


Вывод Прокуратуры СССР был однозначен: ни одна из январских жертв в Вильнюсе не явилась следствием действий советских военнослужащих. Документальных подтверждений того, что тринадцать гражданских лиц погибли от рук советских военнослужащих, литовская сторона не предоставила.


Тем не менее, в своих постсоветских интервью Горбачёв, говоря о вильнюсских событиях, дает понять, что виновниками кровопролития являются советские военнослужащие и, в частности, сотрудники спецгруппы «А». В подтверждение он даже ссылается на неких мифических «альфовцев», которые якобы принесли ему рукописный приказ о штурме телебашни от имени Президента СССР.


Еще раз напомним, что эта ложь была опровергнута в заявлении, которое 26 марта 2011 года приняло Общее собрание Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Там четко сказано: в Вильнюсе сотрудники Группы «А» не применяли огнестрельного оружия. Взятие под охрану объектов обошлось без жертв со стороны гражданского населения. Поведение Горбачёва в отношении «Альфы» следует расценивать как сознательную дискредитацию и оговор.


Но Горбачёву к подобному не привыкать. Такое он проделывал не раз. Так, к примеру, своих верных помощников В. Крючкова и Д. Язова в интервью «Московскому комсомольцу» от 28 июня 1995 года под названием «Громоотвод» Горбачёв назвал «сволотой». Якобы они хотели навязать Президенту СССР «свою бандитскую логику, повязать его кровью».


Отметим, что упоминание Горбачёвым о «крови» фактически обвиняет Язова и Крючкова в том, что они дали команду вести в Вильнюсе огонь на поражение. Это не только абсурдное, но и преступное обвинение, которое опровергается документально подтвержденными фактами.


Напомню, что в ночь на 13 января к зданию телерадиокомитета и к телебашне двинулись две колонны десантников по 190 человек на грузовых автомашинах и на 28 БТР (бронетранспортерах), в сопровождении 7 танков и 16 БМД (боевых машин десанта)!


Каждый из десантников был вооружен автоматом Калашникова, в магазине которого 30 патронов (холостых). Добавьте к этому пулеметы танков, БМД и БТРов. Не будем говорить о правомерности применения подобной воинской силы против гражданского населения, даже если среди них были вооруженные боевики. Она более чем сомнительна.


Но если эта воинская сила использовала бы боевые патроны, то счет жертв в Вильнюсе пошел бы на тысячи. Однако выяснилось, что большинство из тринадцати жертв были расстреляны сверху с крыш, где десантников не было. В телах погибших обнаружили пули от охотничьих ружей и винтовки Мосина образца 1891 / 1930 года. Так называемые «раздавленные танками» оказались жертвами автомобильных аварий. Но это не аргументы для лжеца Горбачёва.


А как расценить тот факт, что 26 сентября 1991 года все 37 томов упомянутого уголовного дела № 18 / 5918-91 (оригиналы!) Прокуратура СССР передала литовским коллегам?


Без сомнения, Генпрокурор СССР Трубин мог пойти на такой шаг только по указанию Президента СССР. Горбачёв же прекрасно понимал, что передача оригинала уголовного дела Вильнюсу означает, что свидетельства его причастности к вильнюсской силовой акции будут надежно скрыты. Это очередной факт явного предательства Горбачёва. Более подробно на эту тему поговорим в следующей статье.