Армия и оборона

Гора оружия. Почему вопрос легализации короткостволов поднят сейчас

Июль 29
09:03 2012

Гора оружия. Почему вопрос легализации короткостволов поднят сейчас  


По вопросу легализации короткоствольного оружия в России есть разные мнения. К высказанному уважаемыми Анатолием Александровичем Вассерманом,  Виктором Мараховским и Дмитрием Лекухом могу добавить свои неоднозначные доводы, которые будут скорее доводами «за» — при моём личном мнении «против». Поскольку я догадываюсь о реальных причинах доклада в Совете Федерации, постараюсь их изложить, чтобы позиция сторонников легализации не страдала мнимой заботой о самозащите.


На мой взгляд, главным доводом для такого решения будет являться не самозащита граждан (о которой говорил уважаемый сенатор), а соображения экономические. Не секрет, что отечественные производители стрелкового оружия в достаточной степени насытили своей продукцией силовые ведомства и Вооруженные силы страны на многие годы вперёд. Такие крупнейшие производства, как ТОЗ, ЗиД и ИЖМАШ испытывают экономические трудности — по той простой причине, что масштабы этих предприятий не соответствуют текущим объёмам востребованной продукции.


Это достаточно серьёзная проблема, которая имеет отношение к сохранению оружейной отрасли промышленности. И здесь попытка найти сбытовую нишу для их продукции упирается в насыщенный рынок гражданского и охотничьего оружия – все, кто имеет охотничий билет, оружием уже обладают. А существенно увеличить категорию граждан, желающих приобрести оружие, можно только разрешив им покупать что-то помимо «Сайги».


Для Вооружённых сил и силовых ведомств закупки стрелкового оружия проходят. В основном это различные образцы узкоспециализированного оружия (снайперского, бесшумного, и др.) и образцы, которые идут на смену ранним модификациям (например, пулемёт «Печенег», который имеет много существенных улучшений по сравнению с ПКМ, развитием которого и является). Но объёмы этих поставок несоизмеримы с потенциалом производственной базы. Они не позволяют загрузить заводы в том объёме, на который они рассчитаны.


Экспортные поставки тоже не являются выходом из этого положения. На внешнем военном рынке очень серьёзная конкуренция. Да, высокое боевое и эксплуатационное качество отечественного стрелкового оружия является признанным во всём мире, не исключая обе Америки. Благодаря этому оно востребовано везде, где нет государственной протекции собственной продукции и где оружие нужно не только для парадов. Однако оно выпускается (с некоторыми отличиями от произведённого у нас) во многих странах.


В качестве примера можно привести частные военизированные организации, которые зачастую используются вместо регулярных армий для решения задач в различных точках мира. Их личный состав в основном представлен бывшими военными западных армий. Только в выборе вооружения и снаряжения они ограничены лишь соображениями их боевых качеств. Вот и закупают они АК, ПКМ и РПГ-7… произведённые в Болгарии, Польше, ЮАР и даже США. Лицензии на производство автомата Калашникова, выданные в своё время 18 странам, по большей части закончились. Но модели с небольшими изменениями носят другие названия и формально являются собственными разработками. 


Да, отечественное стрелковое оружие не остановилось на образцах, созданных в прошлом веке. Даже автомат Калашникова последних серий (сотая, двухсотая серия и недавно продемонстрированный АК-12) – это совсем не тот автомат, который появился после войны. А кроме него — существуют и другие образцы, зачастую не менее интересные, например, ижмашевский АН-94 и ковровский АЕК-971. Однако они, как и последние серии Калашникова, не нужны в большом количестве отечественным силовым структурам. И дело совсем не в том, что любые новшества не могут радикально улучшить характеристики автоматического стрелкового оружия – разве только немного. Дело в том, что количество выпущенного и находящегося на хранении оружия вполне достаточно для любого мобилизационного периода, не говоря о текущих потребностях.


Есть мнение, что стимулирование столь важной отрасли (оружейные предприятия являются градообразующими) требует такой меры, как распродажа по низкой цене со складов ранее выпущенного оружия и замены его новым, действительно имеющим некоторые преимущества. Но у такого подхода есть и изъяны. Во-первых, международный рынок и так до предела насыщен этими же самыми образцами, распродаваемыми со складов огромного количества государств. Во-вторых, для перевооружения гораздо большее значение имеет не стрелковое оружие, которое при всех улучшениях не может радикально увеличить боеспособность ВС, а более сложная и современная техника. Скажем, чтобы увеличить эффективность огня стрелка, вооружённого автоматом, гораздо полезнее не поменять его автомат, а закупить к этому автомату оптику.


Довод о том, что АК-74, остающийся самым массовым оружием, устарел, тоже не выдерживает критики. В качестве его недостатка чаще всего приводят большое рассеивание пуль при автоматическом огне – так называемую кучность. Да, по этому показателю АК-74 немного уступает западным образцам и последим отечественным. Да, такой вид спорта, как «практическая стрельба», стал весьма популярен в наших силовых ведомствах. Но давайте не сравнивать требования прикладных спортивных дисциплин и реального боя. В реальном бою случаев, когда противник наблюдается непосредственно, не так много, а когда наблюдается – практически всегда находится в движении. Чаще всего огонь ведётся на вспышку или в сторону противника. А здесь большую роль играет плотность огня, и некоторое рассеивание скорее увеличивает вероятность поражения. Для поражения неподвижного, наблюдаемого визуально противника опять-таки оптика будет полезней. А кучность одиночной стрельбы АК-74 вполне достаточна. Вот и выходит, что реальных причин для массовой замены стрелкового оружия нет.


Ну что же? — остаётся увеличение сбыта на внутреннем гражданском рынке. Это решение начинает напрашиваться само собой, когда видишь, как отечественные производители уходят на заграничный частный оружейный рынок, переводя туда производство в отсутствие рынка у нас. История с новым пистолетом «Стриж» российской компании с западным названием «Arsenal Firearms» вполне отражает ситуацию. В России этот пистолет будет производиться малой серией в расчёте на небольшие заказы спецслужб и различных спецподразделений. Главное же производство будет развёрнуто в Австрии и Италии, с перспективой, конечно же, в Америке, где самый большой частный оружейный рынок в мире.


При взгляде на всё это идея разрешения короткоствольного оружия в России не может не показаться разумной. Тем не менее, я остаюсь противником такого решения. Повторять доводы против его легализации не считаю нужным, поскольку они достаточно полно изложены в статье Виктора Мараховского. Могу добавить только, что экономическая целесообразность не должна ставиться во главу угла в таком социально и даже культурно важном вопросе, несмотря на её очевидность и пользу для предприятий.