Экономика

Главная катастрофа современной экономки

Июнь 19
03:36 2009

Главная катастрофа современной экономки


Разработанная в 1997-2001 годах и опубликованная в 2000-2003 годах теория современного мирового кризиса становится все более и более известной и востребованной. Разумеется, далеко не все упоминают ее авторов (напоминаю, что главными разработчиками теории были Олег Вадимович Григорьев, Андрей Борисович Кобяков и автор этих строк), разумеется, некоторые пытаются использовать элементы этой теории для собственного пиара, разумеется, ее упоминание категорически запрещено в рамках корпоративного существования сообщества сторонников либерал-монетаризма (настолько, что, например, в некоторых газетах запрещено упоминать наши имена) и так далее. Самой теории, от этого, как понятно, не жарко и не холодно – она просто описывает действительность. Но есть два любопытных вопроса. Во-первых, насколько адекватно она описывает действительность. Во-вторых, может ли понимание ее основ помочь в современной ситуации, скажем, бизнесмену или инвестору? Для понимания повторим еще раз: речь идет обо всем комплексе идей, составляющих теорию, а не о конкретных цифрах в рамках ее выводов, например о масштабе спада ВВП.


Для ответа на первый вопрос напомним техническую модель кризиса. Главной его причиной стало наращивание совокупного спроса в США с 1981 года (программа «рейганомики»), что привело к принципиальному («структурному») разрыву расходов домохозяйств и их реально располагаемых доходов. Суть кризиса состоит в том, что механизм поддержания этого разрыва, постоянное снижение стоимости кредита, себя полностью исчерпал (учетная ставка достигла 0) и разрыв стал самопроизвольно сокращаться, снижая потребление, объем торговли, производство товаров и услуг и так далее. В соответствии с теорией, суммарный объем спроса по итогам «острой» стадии кризиса (то есть, того периода, когда происходит быстрое «схлопывание» избыточного спроса) в США должен сократиться как минимум на 3 триллиона долларов в год, что приведет к падению ВВП этой страны как минимум на 40%. «Острая» стадия кризиса должна продлиться 3-5 лет, причем темпы падения спроса и ВВП будут составлять примерно 8-12% в год.


Еще раз повторю, это – теория. Написанная достаточно давно. А на практику нужно смотреть. При этом некоторые показатели достаточно информативны, а некоторые – нет. Например, ВВП США системно завышается, так устроены их статистические модели. А вот объем розничных продаж достаточно адекватно отражает ситуацию. В конце прошлой недели соответствующие данные по США вышли. И показали они следующее. Во-первых, объем розничных продаж в мае вырос на 0.5%. Это, как понятно, ни о чем не говорит (в течение года цифры по месяцам могут сильно меняться), но как основание  для оптимистических прогнозов – вполне приятная информация.


А вот май к маю, то есть изменение продаж за год, с июня 2008 по май 2009 показал совершенно другой результат. Падение продаж за этот период составило 9.6%. Последняя цифра точно укладывается в предсказанный почти 10 лет назад теоретический интервал и это значит, в частности, что падение ВВП неминуемо должно будет рано или поздно «отыграть» это спад спроса (это если верить официальной статистике, не исключено, что этот спад на самом деле уже достигнут). Разумеется, можно верить в то, что вдруг, ни с того, ни с сего, начнется рост объемов продаж. Но мы на такую дешевую провокацию не поддадимся: рост продаж в ситуации, когда расходы домохозяйств все еще существенно выше их доходов и при отсутствии механизмов поддержания этих расходов – нонсенс. Это уже не по ведомству экономики, скорее, психиатрии. Ну или бытовой магии. К сожалению, опыт показывает, что как долго ни призывай дождь, если атмосферное давление высокое, то он и не пойдет. Так что пока теория кризиса выглядит вполне успешной.


А вот второй вопрос представляется крайне интересным. Дело в том, что с 1981 года прошло довольно много лет и вся финансово-экономическая система перестроилась в рамках «рейганомики». Это значит, что, исключая финансовые спекуляции, которые, по большому счету, экономикой никогда не были, все коммерческие структуры так или иначе должны были решать две основные задачи: как подобраться к эмиссионным деньгам для того, чтобы получить как можно более дешевые средства на развитие и как обеспечить доступ к эмиссионным деньгам для своих потребителей, чтобы максимально увеличить рынки сбыта. Именно в рамках решения этих задач выросла вся система близких к Уолл-стриту и ФРС США аудиторских, консалтинговых и рейтинговых компаний: именно они давали главный «сигнал»: вот эти – «наши», им можно давать дешевый кредит. А вот «те» — чужие, им дешевых денег давать нельзя.


Так вот, главной проблемой современности является то, что основной элемент этой системы, эмиссионный по своему происхождению кредит, работать перестал. А значит, никто не дает кредит компаниям (где гарантия возврата в условиях падения спроса?) и никто не дает кредит потребителям (их доходы падают, и эти кредиты они почти точно не вернут). А это значит, что вся «инвестиционная машинка», выстроенная за последние 30 лет, перестает функционировать. Это – главная катастрофа современной экономики.


При этом, денег у инвесторов колоссальное количество (все напечатанное никуда не делось, оно находится в наличии), а компании задыхаются от отсутствия оборотных средств. Не говоря уж о средствах на развитие. Но и те, и другие, знают только либерально-монетаристский «язык общения», про который уже все поняли, что он не работает. И вот здесь-то становится понятным, что нужен новый, принципиально новый язык, на котором могли бы разговаривать инвесторы и компании. На котором было бы ясно, что и как получат инвесторы, что им смогут дать компании, которые сегодня получат от них деньги. Но язык этот может быть создан только на основании понимания реальных процессов, происходящих сейчас в экономике, не на основании либерально-монетаристских «мантр». А значит, этот язык можно разрабатывать только на основании реально работающей теории кризиса!


Собственно, на этом можно и закончить. Поскольку дальше начинается реальная работа, которая, на самом деле, уже нами начата.