Политика

«Где, когда, как и почему начнется Большая война с участием России»

Июль 07
08:22 2012

«Где, когда, как и почему начнется Большая война с участием России»


 Политики и эксперты гадают, какая страна станет следующей жертвой операторов Большой войны после падения режима Асада в Сирии


Большая война, которую объединенный Запад начал «в ответ» на события 11 сентября 2001 года в США путем обеспечения присутствия своих войск в Афганистане и прямой агрессии в Ирак, через 10 лет получила новый импульс. Начавшись в виде «революций» в странах Магриба, эта война переросла в наземную операцию спецподразделений сил западной коалиции в Ливии, и теперь, судя по всему, повторения подобного сценария следует ожидать и в Сирии.


 Я называю это Большой войной, а не серией военных и иных спецопераций стран НАТО против некоторых «диктаторских режимов» – по той причине, что все эти спецоперации суть фронты и направления ударов в рамках одной военной СТРАТЕГИИ, разворачиваемой Западом в Азиатском регионе.


 Понятно, что все малые и большие цели этой войны в «разобранном» виде могут выглядеть как череда как бы не связанных друг с другом локальных конфликтов, когда в одном случае идет борьба за нефть и газ, а в другом – за опиум или против ядерных объектов. Однако Большая война на то и Большая, что все ее цели, поводы и причины на самом деле связаны воедино и осуществляются в рамках единой стратегии и единого командования. По меньшей мере, США, вне всякого сомнения, ведут Большую войну, а не просто участвуют в тех или иных, жестко не связанных между собой событиях регионального масштаба.


 Политики и эксперты гадают, какая страна станет следующей жертвой операторов Большой войны (читай – глобального агрессора) после падения режима Асада в Сирии (поскольку падение этого режима предрешено: у Запада на этот счет существует не просто позиция, но конкретные план и бюджет). Большинство наблюдателей называют в качестве следующей цели международного агрессора Иран, и это логично, поскольку Большая война в ближайшие годы будет не только продолжаться, но и нарастать, а из очевидно враждебных Западу режимов в Малой Азии и на Ближнем Востоке после падения Сирии останется только Иран.


 С нашей точки зрения, куда более предпочтительной точкой для объединенного Запада сегодня (на период до примерно 2014 года) является все-таки не Иран, а бывшая советская Средняя Азия. И чтобы понять это, нужно разобраться со скрытыми целями Большой войны.


 Среди основных целей эскалации Западом своих вторжений в страны Малой и Центральной Азии, как правило, называются следующие.


 Во-первых, согласно официальной версии самого Запада мировое сообщество во главе с «цивилизованным» Западом как бы борется в этой части света с международным терроризмом и разного рода противниками демократии и свободы в лице правящих режимов тех или иных стран.


 Во-вторых, если по сути, то попутно с «продвижением в страны третьего мира свободы и демократии» и традиционно для своей внешней политики Запад укрепляет свои позиции в этом регионе мира с целью обеспечения контроля за месторождениями углеводородов и путями их транспортировки, в т. ч. с целью препятствования их доставки во все более конкурентный Китай.


 В-третьих, и эту точку зрения обозначил в своей статье «Остановят ли Россия и Китай наземное вторжение НАТО в Ливию?» член экспертного совета Института ЕврАзЭС Александр Кашанский, «Запад обороняется от наступающего и агрессивного Юга», но предпочитает делать это на территории противника.


 В-четвертых, растущая агрессивность Запада объясняется его объективным стремлением к эскалации Большой войны в связи с нарастанием т. н. мирового финансового кризиса. По мнению многих российских аналитиков, англосаксы могут обнулить колоссальный и растущий внешний долг США одним-единственным способом – начать войну, чтобы под ее предлогом обнулить долговой пузырь, а заодно и поддержать военными заказами свою стагнирующую экономику.


 В-пятых, владельцы Федеральной резервной системы (ФРС) США, выступающие основными кредиторами североамериканской экономики, очевидно, не собираются ждать, когда англосаксы решат свои проблемы за счет продолжения работы печатного станка, увеличивая и без того гигантский финансовый пузырь. Они хотят участвовать в войне, дабы решать руками дебиторов свои задачи.


 Есть еще в-шестых, в-седьмых, в-восьмых и т. п. Из длинного перечня причин эскалации Большой войны отметим, пожалуй, еще одну и очень важную причину, не связанную напрямую с политикой Госдепа США, НАТО, ФРС или Евросоюза. Речь идет о потребности основных субъектов вступившей в полосу кризиса мировой экономики (т. н. глобального рынка) в продолжении своего экстенсивного развития – в извлечении прибыли через дальнейшую монополизацию контроля за эмиссией мировых валют, в наращивании добычи нефти и газа, в росте высоких мировых цен на сырье и вооружения, в силовом захвате новых рынков сбыта, в продвижении и «раскрутке» новых информационных ресурсов и т. п.


 С нашей точки зрения, это самая главная и долгосрочная причина постепенного превращения Большой войны в войну Мировую. И сегодня перед Западом стоит задача не просто спасти доллар или американскую экономику, не просто переформатировать мировую финансовую систему и удержать Бреттон-Вудские соглашения, но сохранить саму модель существующей на планете Земля экономической и политической системы, основы которой сегодня все больше подвергаются сомнению со стороны народов и политиков внутри самого западного мира. В данном случае, правда, нужно иметь в виду, что основные «боевые» действия в ходе новой Мировой войны будут вестись все же без применения прямой военной силы и использования традиционных вооружений: такая сила будет применяться в показательных целях только по отношению к самым несговорчивым режимам.


 Начало военной операции против Ирана в той или иной степени отвечает интересам узкого круга бенефициаров Большой войны. Война НАТО и его сателлитов с Ираном позволила бы объединенному Западу решить глобальные задачи, связанные и с удержанием доллара, и с удержанием существующей финансово-экономической модели, и с удержанием контроля над планетой посредством формирования нового мирового порядка. Однако в таком сценарии развития событий есть одно большое НО: готов ли Запад пойти ва-банк, и не проще ли для сил западной коалиции взять Иран измором, используя методы информационной и финансово-экономической войны?


 Начало военной операции против Ирана неизбежно приведет к усилению антивоенных и антиправительственных настроений в самих западных странах и прежде всего в переживающем серьезный экономический кризис Евросоюзе. И если оболваненный собственными политиками и СМИ, а также подкупаемый печатаемыми в неограниченном количестве долларами американский избиратель в массе своей поддержит любые решения Госдепа, то вот с Европой, а также не принимаемым сегодня в расчет Израилем все выглядит не так однозначно.


 Мы понимаем, что, с одной стороны, война в Иране позволит англосаксам нагнуть Евросоюз и подавить в Западной Европе руками коллаборационистов и евробюрократов разного рода европоцентристские, антиамериканские и пацифистские настроения (мировая финансовая олигархия была бы рада развитию такого сценария), однако же, с другой стороны, не очень понятно, а нужно ли это сегодня англосаксам и, в частности, республиканцам, которые в случае втягивания НАТО в военную операцию против Ирана вынуждены будут заняться не только усмирением бузы в рядах Североатлантического альянса и Евросоюза, но также продолжением сворачивания и без того сомнительных «демократических» институтов и норм в самих США, что приведет к серьезному падению рейтинга и влияния в этой стране республиканцев и белого меньшинства.


 С нашей точки зрения, позиция по Ирану может стать яблоком если не раздора, то определенных противоречий между республиканцами и пытающимися решить их руками свои проблемы владельцами ФРС. И не исключено, что республиканцам проще хотя бы частично национализировать ФРС, чем лишиться власти в долгосрочной перспективе в собственной стране.


 Объективно англосаксов сегодня вполне устраивает экономический бойкот Ирана, а тот факт, что усиливающиеся Китай и Индия продолжают закупать в Иране нефть, должен натолкнуть штаб стратегического планирования Большой войны на три очевидные мысли.


Мысль первая состоит в том, что в американских интересах сегодня всячески поддерживать истерию вокруг Ирана, вплоть до приведения в полную боевую готовность войск НАТО и, соответственно, вооруженных сил Ирана, – с тем, чтобы усилить свое присутствие в Персидском заливе, сохраняя возможности для блокирования иранских нефтеналивных терминалов в час Х. Но, разумеется, не начинать явных боевых действий до той поры, пока в этой стране не созреют условия для «революции» снизу и нынешний политический режим в этой стране не начнет рушиться под давлением оппозиции.


 Отсюда – мысль вторая: американцам сегодня проще перекрыть каналы доставки углеводородов в Китай в других частях света. Учитывая, что Китай закупил практически на корню еще не добытый газ в Туркмении, проще всего развязать очередную («саксаульную») революцию именно здесь либо каким-то иным образом «переубедить» руководство Туркменистана развернуться на 180 градусов – в сторону газопровода «Набукко», проект пуска которого поставлен под сомнение в связи с ошибочной оценкой западными специалистами реальных объемов запасов газа в туркменском месторождении «Галкыныш» и начавшимся падением добычи газа в Азербайджане.


 Можно также попытаться перекрыть транзит туркменского газа в Китай через территорию Узбекистана, что может, кстати, спасти проект «Набукко». Вопрос только в том, как лучше это сделать – силой или путем политических договоренностей. Понятно, что брать Узбекистан на экономический буксир в ответ на прекращение транзита углеводородов через эту страну в Китай США не станут (30-миллионный Узбекистан – не 4-миллионная Грузия), посему может быть избран другой сценарий. Этот сценарий известен и уже был опробован американскими спецслужбами во время организации беспорядков в Андижане и в соседней Киргизии. С нашей точки зрения, этот сценарий вполне может быть запущен снова не осенью 2012-го, так весной 2013 года. Тем более что повод для этого уже существует. Так, в октябре 2011 года Таджикистан с визитом посетила Хиллари Клинтон, которая не только призвала власть к демократизации политической системы страны, но и, по сообщению из некоторых источников (см. статью Александра Горбатова «Первые засады на шелковом пути»), поддержала руководство Таджикистана в его намерениях завершить строительство Рогунской ГЭС в верховьях реки Вахш, что вызвало возмущение в руководстве Узбекистана, опасающегося снижения стока воды в Амударью. Казалось бы, где США и где Таджикистан? И с чего бы администрации США влезать в такой сомнительный и уже конфликтный проект, как строительство какой-то ГЭС в далекой горной стране? Судя по всему, американским потенциальным «инвесторам» приглянулся Рогунский проект именно по той причине, что он может стать миной замедленного действия в отношениях Узбекистана и Таджикистана.


 Не исключено, что сюда же, в Таджикистан и на таджикско-узбекскую границу, в скором времени будут направлены и талибы, с которыми как бы покидающие Афганистан американцы, похоже, нашли общий язык. Ликвидировав бен Ладена (или того, кого американцы выдали за бен Ладена), США формально решили свою задачу в этом регионе. Но нужно знать англосаксов: просто так из Афганистана они уйти не могут – только в обмен на некие договоренности и сохранение контроля за ситуацией. Скорее всего, американцы договорились с талибами о скрытой поддержке последних в их продвижении на север – в Таджикистан и другие республики бывшего СССР с целью создания в регионе при участии талибов «исламского халифата». (Кстати, управляемая активизация талибов нужна американцам еще и для того, чтобы влиять на руководство Пакистана и держать в руках бикфордов шнур отношений между Пакистаном и Индией.) Разумеется, вслед за талибами в этот регион всерьез и надолго придут и подразделения НАТО. Официально – для того, чтобы воспрепятствовать продвижению в регион «международных террористов» и наркоторговцев, а на деле – чтобы обеспечить контроль за месторождениями, газопроводами и транспортными магистралями по оси Туркмения – Узбекистан – Казахстан (т. н. Великий Шелковый путь).


 Отсюда – третья мысль: поскольку в случае начала военного конфликта в районе Таджикистана или начала здесь очередной «революции» встанет вопрос о позиции России по отношению к событиям в этой стране, являющейся членом ЕврАзЭС, СНГ, ОДКБ и ШОС, Госдеп США по ходу объявит (неофициально) о начале очередной «переперезагрузки» отношений с РФ, а заодно и с Казахстаном – на условиях ограничения поставок российских и казахстанских энергоносителей в Китай. (Заметим, что уже сегодня КНР планирует законтрактовать не только основные объемы экспорта туркменского газа, но также значительную часть экспорта газа Узбекистана и Казахстана.) Разумеется, перед выбором – прекратить транзит газа в Китай или столкнуться с перспективой «революции» и ее известных последствий – окажется и Узбекистан.


 Единственное, что сдерживает сегодня активизацию действий сил НАТО в Сирии, а также на иранском и среднеазиатском направлениях, – это предстоящие в ноябре с. г. президентские выборы в самих США, предсказать исход которых, в силу роста интенсивности скрытого диалога между ведущими мировыми центрами силы, сегодня не в состоянии даже аналитики ЦРУ. Таким образом, отвечая на вопрос, когда и где в Большую войну будет втянута Россия, можно сказать: скорее всего, это произойдет весной 2013 года, и связано это будет с событиями в Таджикистане и Туркменистане, а также с ростом давления Запада на Узбекистан.


 Во всем этом геополитическом контексте следует учесть еще один очень важный момент: чтобы Россия была сговорчивее в будущих битвах и однозначно занимала правильную сторону, начиная с осени 2012 года здесь будет активизирован «оранжевый» сценарий, а также т. н. «антиевразийский» сценарий, подразумевающий активизацию проектов, альтернативных интеграционной политике российского руководства.


 Сегодня антироссийская стратегия западных спецслужб и обслуживающих их политиков строится на формировании двух управляемых внешних и враждебных по отношению к России политических векторов. В качестве первого (западного) вектора наступления на Москву рассматривается связка Польша – Украина, в которой головная и направляющая роль отводится Варшаве, в качестве второго (южного) вектора рассматривается связка Турция – Казахстан, в которой головная роль отводится Анкаре. Уже сегодня Польша и Турция накачиваются западными деньгами и кадрами, призванными сформировать долгосрочную стратегию культурной (на базе славянского фактора) и экономической интеграции Украины и Белоруссии с Польшей, именуемую стратегией включения Украины в европейскую зону свободной торговли, и, соответственно, стратегию аналогичной интеграции Казахстана и других центральноазиатских стран (на базе тюркского фактора) с Турцией, именуемую проектом «Великий Шелковый путь».


 Согласно замыслам архитекторов «нового мирового порядка», Украина должна быть дерусифицирована и обращена в католичество или различные форматы униатства, в то время как бывшие советские республики Азии должны быть дерусифицированы и исламизированы. Разумеется, в случае успеха этих двух западных проектов никакого Евразийского союза с участием Украины, Казахстана и даже Белоруссии не будет. И чтобы ускорить процесс размежевания России, Украины и Казахстана с интеграцией Украины в Евросоюз, а Казахстана – в будущий «исламский халифат», глобальный агрессор нанесет удар по слабому в политическом отношении звену СНГ и ЕврАзЭС – по Белоруссии, конкретно – по президенту этой страны Александру Лукашенко. Но о том, как и когда конкретно начнется атака «оранжевых» на президента Белоруссии и вслед за этим – новое наступление на Владимира Путина в России, будет рассказано нами в нашем следующем докладе.


 Институт ЕврАзЭС