Горячие точки

G20: Россия помогла Сирии обрести новых союзников

Сентябрь 07
12:56 2013

G20: Россия помогла Сирии обрести новых союзников


Ситуация вокруг Сирии стала главным политическим вопросом саммита «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге. Хотя никаких официальных документов и резолюций на этот счет G20 не принималось, России удалось добиться определенных результатов и заручиться дополнительной поддержкой противников агрессии.


В повестке дня не значится


В повестке дня пленарных заседаний саммита не было темы Сирии. Однако обсуждение экономических вопросов, не помешало на G20 развиваться и «сирийскому сюжету». Сразу несколько мероприятий на эту тему прошло в рамках встреч лидеров. Прежде всего, ситуацию вокруг Сирии главы делегаций обсуждали во время делового ужина в ночь с четверга на пятницу. Об этом говорил Владимира Путина с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном и президентом США Бараком Обамой. Формат встреч был разный, но тематика – одна.


Своя «сирийская программа» предлагалась лидерам генсеком ООН Пан Ги Муном (он, к примеру, говорил с главами Германии, Франции и Турции), и со стороны спецпредставителя ООН по Сирии Лахдара Брахими. Это, если не считать многочисленных двусторонних встреч и разговоров в кулуарах и перерывах.


Каков же результат такой активности? Что касается ключевого мероприятия – обсуждения сирийской темы за ужином – то расхождения во мнениях лидеров подтвердились. «Ряд государств отстаивал точку зрения о необходимости принятия поспешных мер, не взирая ни на какие легитимные международные органы. Целый ряд других государств призвал не девальвировать международное право и не забывать о том, что только Совбез ООН в праве принимать решение о применении силы», — прокомментировал встречу пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.


Позже, на пресс-конференции, Путин заметил, что большинство населения западных стран находится «на нашей стороне» и не поддерживает идею нанесения удара по Сирии. Выяснилось, что у такого, весьма, условного расклада, есть нюансы. За военные действия выступали США, Турция, Канада, Саудовская Аравия и Франция. В сложной ситуации оказался тот же Кэмерон – парламент Великобритании высказался против участия в военной операции. Как заметил Путин, «очень осторожно ведет себя канцлер ФРГ, Германия не собирается принимать участия ни в каких военных действиях».


Категорически против применения силы высказались Россия, Китай, Индия, Индонезия, Аргентина, Бразилия, ЮАР, Италия. На чашу весов также можно положить активность на саммите генсека ООН и письмо Папы Римского, который прямо заявил о недопустимости начала новой волны боевых действий. Если подходить к такому раскладу не политически, а математически, то перевес сил в сторону противников агрессии очевиден. Проблема только в том, что математический подход не всегда работает в политике.


«Голуби» и «ястребы» «двадцатки»


Что касается других мероприятий, на которых обсуждалась сирийская тематика, то их содержание остается за кадром. К примеру, Кэмерон после встречи с Путиным написал в воем Тветтере: «2 часа ночи, встреча с президентом Путиным. Откровенная беседа о Сирии. Я также выразила обеспокоенность по поводу прав гомосексуалистов». Все. Какой-то другой информации, в том числе о путях возможного мирного разрешения кризиса, в публичной плоскости не звучало.


Предельно обще высказывался на эту тему и Пан Ги Мун. После встречи с европейскими лидерами он заявил: «Мир должное сделать все возможное, чтобы прекратить страдания сирийского народа». Генсек ООН призвал лидеров стран-участниц саммита G20 найти политическое решение конфликта.


Лидеры страны-членов Европейского союза, участвующие в саммите «Двадцатки», провели  отдельную встречу по сирийскому кризису, но не смогли прийти к взаимопониманию даже между собой. «Этой войне должен быть положен конец», — позиция канцлера Германии Ангелы Меркель. По ее словам, Германия готова оказать политическую и гуманитарную помощь, если это будет необходимо для урегулирования конфликта. Премьер-министр Италии Энрико Летта «глубоко разочарован» тем, что участники саммита G20 разделились во мнениях о проведении военной операции против Сирии. Его позиция: необходимо работать, чтобы добиться разрешения конфликта политическим путем.


В значительной степени такой осторожный подход некоторых европейских стран объясняется тем, что, с одной стороны, они не желают идти на конфронтацию с США, с другой, — опасаются гуманитарных последствий боевых действий в Сирии. На сегодняшний день число беженцев из Сирии превысило 6 млн человек. Если начнутся ракетные удары и бомбардировки, то их количество увеличится в разы. Есть все основания полагать, что значительная часть беженцев двинется в Европу, а, отнюдь, не в США.


В любом случае, повлиять на позицию Барака Обамы противникам удара не удалось. Президент США заявил на итоговой пресс-конференции, что его позиция не изменилась: применение химоружия в Сирии угрожает всему региону и не должно остаться без ответа. По словам Обамы, большинство участников саммита как раз согласно с тем, что химическое оружие применили войска сирийского президента Асада.


Со схожей позиции выступал и премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган. Более того, именно он в последнее время стал чуть ли не главным вдохновителем и идеологом полномасштабного иностранного вторжения в Сирию. В первую очередь, за такой агрессивностью стоит желание переключить внимание турецкого общества с внутренних проблем на внешнеполитические (глядишь, турки и забудут площадь Таксим).


Также за кадром остались и детали получасового разговора Владимир Путин с Бараком Обамой, во время которого обсуждались «некоторые варианты», связанные с мирным решением сирийского вопроса. В любом случае, сирийская тематика саммита показала, что для стран с достаточно развитой экономикой вопросы национального суверенитета соседей имеют отнюдь не прикладное значение. Конечно, хорошо обсуждать развитие экономики и становление финансовой системы, но только при условии незыблемости государственных границ. Если даже ваш сосед – государство с неоднозначной репутацией, то это не повод использовать против него крылатые ракеты.


Не случайно Владимир Путин привел в пример слова президента ЮАР Джейкоба Зумы, который заметил, что малые страны в современном мире чувствуют себя уязвленными и незащищенными против таких действий более сильных стран, которые в любое время по своему усмотрению, могут применить к ним силу. «В этих условиях попробуете убедить северокорейцев отказаться от ядерной программы», — сказал Путин. «Ну, попробуйте! Скажите: «Ребята! Давайте! На склад сдайте все под международный контроль!», — предложил Путин. — Они скажут: «Завтра нас хлопнут, уничтожат всех!»».


Позиция силы против позиции права


Еще одно достижение саммита G20 в сирийском вопросе состоит в том, что Россия еще раз и с большей настойчивостью, чем раньше продемонстрировала свою позицию. А состоит она в том, что для Москвы важны не личности и контакты, а право и институты. На Западе, да и в странах третьего мира долго работал устойчивый стереотип: Москва — союзник Дамаска и все заявления российского руководства — это попытка прикрыть «людоеда» Асада.


На всех возможных площадках саммита представители России говорили о необходимости в первую очередь соблюдать нормы международного права. Москва готова принять любое решение по отношению к Сирии, если оно пройдет через Совет Безопасности ООН. Пока что ни для кого не секрет, что США неоднократно нарушали международное право и устав ООН. Так было в Косове, в Ираке в 2003 году. По такому же пути Вашингтон сейчас идет в Сирии. Путь тупиковый, но переубедить американцев совместными усилиями страны G20 не смогли.


В случае внешней агрессии Россия будет помогать Сирии. «Будем ли мы помогать Сирии? Будем», — коротко ответил Владимир Путин на прямой вопрос. Сейчас Россия помогает Сирии, поставляя ей вооружения, сотрудничая в экономической и гуманитарной сферах.


В любом случае, на Санкт-Петербургском саммите российская сторона сделала все возможное, чтобы агрессии не случилось.