Произвол

Фальсификация истории

Февраль 28
09:53 2011

Фальсификация истории


Русофобия в России, 2010.


Фрагмент аналитического доклада



Попытки фальсификации истории становятся все более жесткими, злыми, агрессивными.

Д.А.Медведев

 

Создав Комиссию по противодействию фальсификациям истории, кремлевская администрация сама стала главным источником фальсификаций.

Наиболее циничной стала фальсификация «Катынского дела» в которой власти РФ ищут политических дивидендов, перекладывая чужую вину на русский народ («русские расстреляли поляков») и тем самым подстраиваясь под русофобские настроения, вошедшие в плоть и кровь многих западных элит.

Проводимая при участии Кремля фальсификация «Катынского дела», ставшего инструментом для дискредитации России и русских в глазах других народов, вполне может сегодня использоваться под прикрытием борьбы с фальсификациям. О том, что именно так «едросы» собираются применять новые репрессивные нормы, свидетельствуют слова одной из активисток этой партии Ирины Яровой: «Все мировое сообщество было едино в правовой и человеческой оценке тех преступлений, которые были совершены в годы войны. Поэтому мы считаем недопустимым, чтобы сегодня кто-то из политиков или других деятелей пытался исказить историческую память, переписать прошлое, полагаясь, таким образом, на изменение будущего».

Тем самым будущее русского народа предопределено: он должен исчезнуть. А исторические фальшивки должны стать поводом для того, чтобы заткнуть рот всем тем, кто не желает соглашаться с тем, что его страна выставляется как варварская, а русские люди – как «нацисты», не желающие мириться с навязанными им извне оценками собственной истории.

Придворный аморализм наблюдается в высказываниях известных по кинематографу лиц, обласканных властью. Так, при обсуждении фильма «Катынь» Анджея Вайды на русофобском радиоканале «Эхо Москвы». Никита Михалков несколько раз повторил «мы расстреливали поляков». Для давнего приятеля высших должностных лиц, выпускающего лубочные фильмы, грубо искажающие историческую действительность и не имеющего о ней ни малейшего представления, в этом деле все очевидно. Уже по той причине, что власти определились, что им выгодна фальсификаций, организованная еще в 1943 году Геббельсом.

Той же позиции придерживается и Константин Косачев, председатель международного думского комитета, постоянно демонстрирующий антироссийскую позицию. В данном случае его фраза отождествляла русских со сталинскими расстрелными командами. Косачев произнес: «А как они расстреливали наших во время гражданской войны?» Факт массового уничтожения русских в польских лагерях в 20-е годы ставится на одну доску с фальшивкой, заготовленной русофобами за рубежом и во властных структурах. «Мы» и «наши», по исторической правде, были по обе стороны фронтов гражданской войны. Среди них гораздо больше расстрелянных в сталинских лагерях, чем расстрельщиков. Косачев, отождествляя себя с власть и только властью, но не с народом, стал на одну сторону с расстрельщиками – денационализированными интернационалистами, врагами русского народа.

С целью подавления русского движения постоянно предпринимаются попытки ужесточить и без того насыщенное русофобией законодательство. В марте 2010 года в Госдуму была внесена обновленная редакция законопроекта об ответственности за одобрение или отрицание преступлений нацизма. Инициатором таких изменений стал спикер Госдумы Борис Грызлов и большая группа его соратников депутатов-единороссов.

Предлагалось дополнить УК РФ статьей «Реабилитация нацизма». Согласно данной статье, «одобрение или отрицание установленных приговором Нюрнбергского трибунала преступлений нацизма против мира и безопасности человечества, совершенные публично, наказываются штрафом в размере до 300 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до трех лет», а при использовании служебного положения или с использованием СМИ — штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет «с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

Тем самым создаются новые условия для репрессий против русских интеллектуалов, изучающих, например, опыт Веймарской республики и проводящих аналогии этого периода германской истории с современной Россией. Блокируется историческая правда о действительных, а не внешних замыслах инициаторов Нюрнбергского трибунала, а также о вине за развязывание войны со стороны западных держав. Враждебные русским исторические трактовки теперь предполагается защитить репрессивным законодательством.

Косвенно данный законопроект берет под защиту фальсифицированное русофобами «Катынское дело». Если вина за расстрел польских офицеров не была возложена Международным трибуналом в Нюрнберге на Германию, то виноватой придется считать Россию и русских. В особенности тех, кто пытается разоблачить русофобскую ложь.

В числе авторов законопроекта — представители руководства «Единой России» — Вячеслав Володин, Андрей Воробьев, Олег Морозов, Павел Крашенинников, Владимир Плигин, Владимир Пехтин, Ирина Яровая и другие.

 

Самая скандальная история 2010 года произошла в связи с выпуском учебника «История России 1917-2009», написанным профессорами кафедры отечественной истории XX-XXI веков исторического факультета МГУ Александром Барсенковым и Александром Вдовиным. Пытаясь не допустить публикации правдивой информации о войне и месте в ней чеченского народа, уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев обратился в суд, считая, что учебник дискредитирует чеченский народ.

Учебник должен был попасть под запрет в связи с сообщение о том, что что 63% чеченских мужчин, призванных в армию в начале Великой Отечественной войны, «нарушили присягу и стали дезертирами; мобилизацию на территорию Чечни пришлось прекратить». Как полагает Нухажиев, приведенные в учебнике сведения нарушают статью 4 действующего закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 года, в которой сказано, что «не допускается агитация или пропаганда, проводимые с целью воспрепятствования реабилитации репрессированных народов», а «лица, совершающие подобные действия, а равно подстрекающие к ним, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке».

Нухажиева заявил: «…невольно наталкивает на мысль о том, что в руководящих кругах и в научной общественности страны есть влиятельные силы, заинтересованные в дискредитации чеченского народа, дестабилизации обстановки на Северном Кавказе и в целом в России». «Не дать оценку попыткам авторов пособия подвергнуть ревизии официальную правовую оценку органов государственной власти Советского Союза и России необоснованных и преступных действий сталинского режима по депортации народов нельзя. Так как все это самым непосредственным образом сказывается на состоянии межнациональных отношений и вызывает вражду и ненависть между народами России».

Мы полагаем, что оценку чеченскому народу история уже дала. Причем, не только история 19 века, но и современная – связанная с массовыми казнями русских людей в начале 90-х, войной против России в последующие году, чеченским бандитизмом и организованной преступностью, распространившимися по стране в течение 2000-х годов.

Не случайно Нухажиев связал свои требования к историкам с текущей ситуацией, которую он грубейшим образом извратил: «За примерами далеко ходить не надо. Массовое избиение местными жителями отдыхающих в Сочи детей из Чеченской Республики — есть прямое следствие безответственности и некомпетентности в вопросах межнациональной политики, чреватое далеко идущими негативными процессами для всей нашей многонациональной страны».

В действительности имело место нечто прямо противоположено. Поэтому все высказывания адвоката этно-криминальных формирований в области истории следует воспринимать не как попытку восстановить историческую справедливость, а как стремление ее исказить.

К сожалению, руководство исторического факультета МГУ под руководством С.П.Карпова приняло сторону фальсификатора истории и отмежевалось от труда историков. Сами историки, находясь под давлением собственного начальства признали, что указанная ими цифра 63% является непроверенной. В то же время, остальные утверждения авторами не сняты и не признаны неверными. Это в полной мере можно считать отнесенным и к качеству призывного контингента из числа чеченцев, которые, действительно, в массовом порядке изменяли присяге и переходили на сторону врага.

Факт остается фактом: «В январе 1942 г. при комплектации национальной дивизии удалось призвать 50 % личного состава. В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13560 человек… В 1943 году из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек» (Источник: Кабулов Б. З.Докладная записка «О положении в районах Чечено-Ингушской АССР»

Русофобскую атаку на историков поддержала Общественная палата. Учебник Барсенкова и Вдовина обсуждался сегодня на заседании комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям. Ее председатель Николай Сванидзе назвал труд ученых «экстремистской литературой». В заключении, подготовленном при участии «экспертов» Московского антифашистского центра и Московского бюро по правам человека, возглавляемого Александром Бродом, учебник назван «ксенофобией, фальшивкой, апологией диктатора».

По словам Брода, учебник Барсенкова и Вдовина — далеко не единственный образец «ксенофобской» литературы, а в нашем обществе «действует целая пропагандистская машина, которая готовит новых погромщиков». Между тем, учебник московских профессоров выдержал уже три издания и был рекомендован Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию (УМО) в качестве пособия для студентов Высшей школы по специальности «История». По информации завкафедрой истории Института переподготовки и повышения квалификации МГУ профессора Анатолия Уткина, это учебное пособие востребовано в элитных вузах — Академиях ФСБ и МВД и других.

Атака Сванидзе (к тому же еще и члена Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России) началась в связи с публикацией в в журнале «The New Times» (2010. № 21) погромной рецензии на учебник, написанной некоей Зоей Световой – «Специфическая история. Учебник как пособие по ксенофобии». Сванидзе устроил рассылку учебника и своих комментариев к нему своим единомышленникам-русофобам. В частности – главе Чечни Рамзану Кадырову, сделав пометки в тех местах, на которые чеченскому лидеру следует обидеться.

Сванидзе возмутили следующие цитаты из вузовского учебника:

«В Советском Союзе из 70 лет его истории значительная часть приходится на годы правления, когда лидерами страны были лица не русской национальности. История национальной политики большевиков с первых лет советской власти была историей постоянного преодоления возникающих в многонациональном государстве трудностей усилиями прежде всего русского народа». (Стр. 12);

«Помимо коллаборационистов, по данным НКВД Советского Союза, начиная со второй половины 1941 года по июль 1944 года по Союзу Советских Социалистических республик было выявлено 1 миллион 210 тысяч дезертиров и 456 тысяч уклонявшихся от службы в армии. К примеру, 63 процента чеченских мужчин, призванных в армию в начале войны, нарушили присягу и стали дезертирами». (Стр. 36).

В защиту профессоров МГУ уже выступили русские ученые и публицисты, которые отметили, что Сванидзе и его сторонники нарушили закон. Общественная палата не имеет права подменять собой суд или проводить экспертизы учебников, а тем более – направлять запросы в прокуратуру. Полномочия Общественной палаты ограничиваются только обсуждением законов и подзаконных актов. В этическом кодексе, принятым Общественной палатой, говорится: «10. Не допускать высказываний, заявлений, обращений от имени Общественной палаты или ее рабочих органов, не будучи на то ими уполномоченным».

Тем не менее, эта структура, порожденная также противозаконным путем и ставшая гнездом русофобии, продолжает свою противозаконную деятельность. В данном случае – требуя фальсификации истории.

По мнению Сванидзе, мнящего себя выдающимся историком и ведущего на телевидении передачу «Суд истории», имитируя судебный процесс под своим собственным руководством, «любые публикации данных о национальном составе правительства так или иначе рождают ксенофобию, они чреваты национальным раздражением. «Ага, вот эти там есть, а наших нет, почему этих там больше, чем наших?» Это не объективно и не справедливо. Любые разговоры о том, сколько представителей какой национальности в каком органе власти, всегда рождают национальную рознь. Поэтому в многонациональной стране они исключительно вредны. Тех людей, которые этими разговорами занимаются, иначе как вредителями нельзя назвать, потому что это взрослые люди, и они прекрасно понимают, что делают».

Мы снова видим прямую связь фальсификатора истории с современностью. В данном случае – попытку скрыть тот факт, что геноцид русского народа предопределен не его собственным менталитетом, а этническими особенностями лиц, которые со своими стереотипами попали во власть.

Примечателен еще один русофобский пассаж Сванидзе на историческую тему: «Не нужно здесь исходить из подсчета того, сколько представителей какой национальности в чем участвовало. А сколько украинцев служило в фашистской армии? Сколько русских? Давайте указывать все национальности?! А зачем это делать? И каждая национальность будет говорить: «ага, этих больше служило, чем наших». Вот в Первую Мировую войну, скажем, русские люди не служили немцам, а во Вторую Мировую войну сотни тысяч русских людей служили фашистам, потому что часто они сражались не против своей Родины, а против сталинского режима. Вот что заставляло их идти под знамена врага рода человеческого по имени Гитлер. Это была страшная ошибка с их стороны, но это так. Зачем писать о том, что там были крымские татары, или чеченцы, или черкесы? Я повторяю – многие там были, зачем об этом говорить? Это и есть разжигание межнациональной розни. Всем нам нужно помнить о том, что беленьких чистеньких наций не существует. Не существует наций плохих и наций хороших. Все хорошие и все плохие, безгрешных нет. Поэтому не нужно лишний раз показывать пальцем на другой народ и подчеркивать, что где-то он, по твоему мнению, поступил не так. Все поступали не так, у всех «рыльце в пуху», все великие и все грешные. Не нужно только раздувать рознь между народами».

Деятельность Свандизе была осуждена многочисленным собранием ученых и общественных активистов. Но у русофоба имеется множество покровителей – негласный во власти и открытых среди «правозащитников». Солидарно с фальсификатором русской истории выступило движение «За права человека». Под заявлением в защиту Сванидзе поставили свои подписи известные русофобы, ведущие свою подрывную деятельность против русских уже в течение многих лет: Е. Г. Боннэр, Л. М. Алексеева, Л. А. Пономарев, Глеб Якунин, Е. В. Ихлов, а также полтора десятка прочих дежурных подписантов, не представляющих ни научную общественность, ни какого либо общественного авторитета.

В заявлении позиция Сванидзе, извращающего историю или пытающегося скрыть важные исторические факты, названа «антитоталитарной и антишовинистической». Подписанты попытались оправдать массовую измену воинскому долгу «антисталинским сопротивлением», которое, якобы, «стало предлогом для широкомасштабных этнических чисток и депортаций». Это, безусловно, ложь.

Не имея профессиональных знаний и переступая через нравственные нормы, авторы заявления призвали подменить историческую правду юридическим формализмом: «У каждой стороны своя правда, своя система ценностей. Поэтому единственным общеприемлемым критериям оценки содержания курса истории должно быть право —  в нём не должно быть прямой либо косвенной апологии того, что в данном обществе официально признано преступным, имеющим высокую общественную опасность».

Русофобы грозят историкам и нам  масштабными социально-политическими кризисами, поскольку этнические меньшинства должны быть вне критики, и только это может нас уберечь от страшных бед. Они грозят нам гражданской войной. Ключевой проблемой авторы заявления считают антисемитизм. В действительности, антисемитизм в России никогда не играл никакой роли в ее историческом пути. Фальсификаторы пытаются убедить нас в обратном, выворачивая наизнанку всю историю ХХ века.

Русофобы откровенно декларируют свою цель: «учебник должен быть предметом не научной дискуссии, но изучения с точки зрения наличия пропаганды ненависти». Тем самым, русская история должна целиком и полностью зависеть от идеологии «толерантности» — непротивления злу, которое пропагандируют ненавистники нашего народа, желающие, чтобы мы не знали своей подлинной истории.

Сторонниками Сванидзе общественное порицание русофоба было использовано для пропаганды своей собственной концепции истории, которая полностью уничтожает какую-либо нравственную основу нашего государства, клеймя его как антисемитское, террористическое, недостойное существования и даже осужденное всеми мыслимыми способами. Всех своих противников они обвиняют в «недемократизме», который отождествляется с гитлеровским нацизмом, власовцами, сталинистами. Клевета на учебник русской истории становится клеветой на весь русский народ, на всех, кто стремится дать русскому народу неискаженное знание о своем прошлом, о его союзниках и врагах. Подлинная история русского народа всегда будет для его врагов «ксенофобской» и «псевдонаучной» и даже настраивающей людей «профашистски».

Используя обычный для русофобов метод массированной обработки общества и начальства, сторонники Сванидзе устроили целую кампанию по его защите и разоблачению авторов учебника А.С.  Барсенкова и А.И. Вдовина.

Президент Федерации еврейских общин России Александр Борода написал ректору МГУ Виктору Садовничему письмо, в котором он просит положить конец «антисемитской пропаганде» и «разрешить вопрос» о профпригодности авторов учебного пособия  «История России. 1917-2009».  «Беспокойство и недоумение вызвала у нас националистическая и предвзятая позиция вышеупомянутых преподавателей в оценке современной истории России», — говорится в письме Бороды. С откровенным цинизмом Борода опровергает тезис авторов учебника, что история должна писаться «с позиций защиты интересов и ценностей государствообразующего народа». Прежние исторические концепции, написанные в угоду антирусским политическим доктринам или в интересах «малого народа», надо полагать, — единственно достойные и возможные в условиях «демократии».

Бороду возмутил отрывок из учебного пособия, где говорится, что «на неоккупированной территории еврейский вопрос обострялся из-за явного несоответствия представленности этой национальности в руководящей и культурной элите среди эвакуированных и на фронте»: так, по переписи 1939 года, евреи насчитывали 1,8% населения СССР, к началу войны их доля увеличилась до 2,5%, к началу декабря 1941 года евреи составляли 26,9% от всех эвакуированных, а среди мобилизованных на фронт они составляли 1,4%.  «Непонятно, почему в общем курсе истории России ХХ века такое большое внимание уделяется подсчетам пропорционального присутствия евреев в различных властных, научных и культурных структурах и институтах, а также разбору сюжетов, связанных с еврейской тематикой. Кроме того, данные подсчеты не соответствуют действительности», — утверждает Борода.

И снова мы видим смыкание фальсификаторов истории с текущей политикой. Председатель ФЕОР полагает возможным связать критику учебника истории с тем, что один из дипломников профессора А.И.Вдовина Никита Тихонов написал под его руководством работу «Чеченский сепаратизм (1990-1991)», а теперь обвиняется в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, совершенном в январе 2009 года. Подобные домыслы целиком изобличают русофоба, который призывает к политической цензуре и требует репрессий против профессора за поведение его ученика, вина которого еще не доказана, но «по некоторым данным» он является членом «неонацистской группировки».

Президент ФЕОР потребовал от ректора МГУ провести внутреннее расследование и принять меры по пресечению «антисемитской и другой ксенофобской пропаганды» в стенах университета, а также дать оценку деятельности авторов учебника и «разрешить вопрос об их профпригодности».

Николай Сванидзе является лидером русофобских высказываний и одним из самых рьяных фальсификаторов русской истории и клеветников на выдающихся деятелей русской истории.

Предметом агрессивной клеветы со стороны Савнидзе стал св. блгв. князь Александр Невский. Именно благоверный князь, по мнению российских либералов, основал «полицейское государство», с которым им приходится бороться и в ХХI веке. Сванидзе провел две передачи «Суд времени» посвящает теме «Внешняя политика Александра Невского была спасительна, или губительна для России?».

Привлеченный в качестве обвинителя русской истории русофоб Леонид Млечин объявил, что об Александре Невском «почти ничего неизвестно». Он попытался убедить телезрителей, что фигура Александра Невского – не более, чем выдумка. Для этого утверждения ему нужно было сделать вид, что не существует  ни русских летописей, ни жите святого. При этом совершенно достоверными Млечин представляет «жажду личной власти и поступки, в которых ничего патриотического найти невозможно». Млечину вторил историк-фантазер профессор Пивоваров:  «Богомерзкий Сталин создал отвратительный культ Александра Невского и лживый миф о нем. До революции этого не было». «Невский — это идеал Сталина. Выбрав именем России Александра Невского, Россия выбрала ставленника Сталина».  «Таких людей, как Александр в то время было — пруд пруди. И никакого особенного влияния этот князь не оказал на развитие событий». При этом: «Именно Невский и заложил основы самодержавия, деспотизма, полицейского государства». И «именно Невский виноват, что к власти в стране пришли большевички».

Пивоварова поддерживал второй «свидетель обвинения» профессор Данилевский: «Какая могла быть в то время угроза с Запада для России? Да и Запада в нынешнем понимании тогда не было», «две небольшие битвы, в которых Невский одержал победу, никакого значения в то время не имели». Согласно либеральным воззрениям, русским летописцам и русской народной памяти верить ни в коем случае нельзя. Надо верить вот таким ученым, ангажированным русофобами.

Другим объектом клеветы и измышлений в течение трех передач «Суд времени» стал первый русский царь Иван Грозный. Общее название передач ставило проблему, которую русофобы разрешили для себя однозначно уже давным-давно: «Иван Грозный: кровавый тиран или выдающийся политический деятель?» 

Сванидзе заявил том, будто Грозный был первым, кто счел себя Божьим помазанником. На самом деле, Грозные не «счел», а был помазан в 1547 году. Сванидзе приписал Грозному даже стремление к «модернизации» государства. Хотя Грозный лишь продолжал дела своих предшественников и ни о каких «модернизациях» не помышлял. Не случайно к подобной русофобской мешанине прибавляется мнение такого «эксперта», как режиссер клеветнического фильма «Царь» Павел Лунгин. Чтобы фальсифицировать историю, Сванидзе не позволяет вести в передаче дискуссию ученым, специализирующимся на данном историческом периоде. Поэтому его передача превращается в фальсификацию и пропаганду русофобии.

25 мая 2010 состоялось заседание Объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации на тему «Противодействие явлениям межнациональной розни: приоритетные задачи государства и гражданского общества». Вел заседание председатель Совета Федерации Сергей Миронов, который фактически призвал к пересмотру истории в угоду национальным меньшинствам: «Не секрет, что многие проблемы возникают именно из-за незнания нашего национального и культурного многообразия. Это особенно актуально с учётом того, что сегодня развернулась настоящая борьба за интерпретацию российской истории, и в том числе — истории межнациональных отношений. Нам нужно, наравне с передовыми знаниями и технологиями, созидать и передовую культуру, общую систему ценностей и смыслов для всего многонационального российского народа».

Председатель Парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов развил эту мысль, подчеркнув, что необходимо в средствах массовой информации рассказывать «о самой сути нашей Федерации, больше говорить о вкладе народов нашей страны в становление российской государственности», создавать больше телевизионных передач и фильмов об истории и культуре народов России. Председатель Государственного Совета Татарстана Фарид Мухаметшин высказался за принятие решения о праздновании  в нашей стране Дня принятия ислама на Руси. Согласно подобной логике, следует проводить также как минимум празднования Дня принятия иудаизма и Дня принятия буддизма.

По итогам дискуссии за основу было принято решение Комиссии, отражающее направленность фальсификаций истории, планируемых властью под давлением этнократий: «борьба с ксенофобией, национализмом и другими проявлениями экстремизма, обеспечение мирного сосуществования национальностей и упрочение многонационального народа России».

Масштабная фальсификация в течение многих лет проводится в системе российского образования, а также в СМИ, в отношении явления, получившего название «Холокост». В ходе визита министра просвещения Израиля Гидеона Саара в Москву достигнута принципиальная договоренность о включении специальной программы по изучению «Холокоста» в курс истории для средних школ РФ. Министр просвещения и науки РФ Андрей Фурсенко согласился также рассмотреть возможность включения вопросов по теме «Холокоста» в Единый Государственный экзамен (ЕГЭ) для российских школьников.