Экономика

Евроблеф

Ноябрь 07
07:16 2011
Евроблеф

 

Решение Евросоюза списать половину суверенного внешнего долга Греции, одновременно увеличив свой антикризисный фонд финансовой стабильности (EFSF) до 1,4 трлн. евро и раздав банкам более чем 110 млрд долл., можно рассматривать как сильнейший удар по мировой финансовой системе — возможно, куда более сильный, чем вероятный и, по-видимому, всё равно неизбежный дефолт по обязательствам официальных Афин.

Это не только прецедент для других государств-должников и не только признание полной неплатежеспособности Греции, но это также признание того, что следом за ней «посыплются» финансы и других «проблемных» членов ЕС, в том числе таких крупных, как Италия и, возможно, Испания, — судя по всему, именно под их «спасение» сегодня резервируются деньги объединенной Европы, а на деле — прежде всего Германии, которая выступает главным «локомотивом» евроинтеграции. Ни Франция, обремененная гигантским бюджетным дефицитом (95,7 млрд. долл. в 2011 г.) и расходами на военную операцию в Ливии, ни Великобритания, занимающая типичную «островную» позицию и даже не вошедшая в еврозону, сохранив собственную денежную единицу — фунт стерлингов, каких-то серьёзных денег «на ремонт провала» выделить не в состоянии и не собираются этого делать. Более того, ЕС сделала расчёт на внешнюю помощь со стороны стран «третьего мира», прежде всего БРИКС, что, за исключением Китая, также является фантомом.

Таким образом, вся тяжесть финансового бремени ложится на Германию и ее действующее правительство во главе с фрау Меркель. Пока эти решения написаны лишь на бумаге, но очень скоро придется выделять реальные деньги из бюджета ФРГ. А это уже совсем другое дело. Оппозиционные партии в ФРГ «щелкают зубами», а широкие слои населения вряд ли отнесутся равнодушно к резкому повышению налогов и свертыванию социальных программ. И вот здесь госпожа Меркель, по всей видимости, сильно задумалась, что будет с ней после следующих выборов. Пример бывшего премьера Украины Тимошенко, которую осудили за превышение финансовых полномочий, заставил её не только выразить поддержку опальной деятельнице, но и обратиться к своему парламенту, который проштамповал решения по выделению средств на поддержку Греции и евро. Но разногласия в рядах ЕС не ограничиваются только этим вопросом. Скандал на сессии Евросоюза, когда президент Франции Николя Саркози наорал на премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона в связи с обвинениями последнего, что ЕС превращается во франко-германский «междусобойчик», не учитывающий интересы других членов Евросоюза, наглядно демонстрирует степень внутренних конфликтов в «объединенной Европе». Весьма характерен и тот факт, что государства «новой Европы», которые традиционно рассматривались как «пятая колонна» США в ЕС, оказавшись из-за кризиса вне зоны действия американского финансирования, дисциплинированно (за исключением Польши и стран Балтии) переориентировались на Берлин,

Долги Европы — во всяком случае, в отношении Испании и Португалии, — высказал желание купить Китай, перед которым стоит проблема диверсификации своих валютных резервов. Но по отношению к Италии подобных намерений в Пекине до сих пор не высказывали. В сентябре министр финансов Италии Джулио Тремонти встречался с представителями влиятельной китайской государственной инвестиционной корпорации China Investment Corp., однако, речь там шла не о продаже государственных облигаций (по оценкам экспертов, Китаю принадлежит примерно 4% итальянского внешнего долга, или около 70 млрд. евро), а об инвестициях «красного дракона» в энергетические корпорации Eni и Enel. Не исключено, что таким окольным путем — через Рим — пекинские товарищи решили восстановить своё экономическое присутствие в оккупированной НАТО Ливии.

В целом же финансовая ситуация в Европе, как и во всём мире, остаётся чрезвычайно напряжённой. Антикризисные меры, предпринятые в 2009-2011 гг., не привели к существенному оживлению реального сектора экономики, который даже сейчас не вернулся к докризисным уровням. По сути, многотриллионная «накачка» деньгами банковского сектора помогла тому избавиться от «пустышек», но поставила под вопрос реальное обеспечение мировой наличной денежной массы, которая стремительно приближается к критическому для неё порогу — 15%. И это создаёт все условия для «второй волны» глобального системного кризиса, которая накроет уже не фондовые рынки, как в 2008 году, а национальные (и межнациональные — такие, как евро) валюты. Что это всё означает для нас, в России?

Российский рубль на общем фоне выглядит пока более-менее устойчиво, его недавнее падение по отношению к другим валютам, прежде всего евро и доллару, Центробанку РФ удалось прекратить путем масштабных продаж доллара, что снизило золотовалютные запасы страны более чем на 3 млрд. долл. за неделю 14-21 октября. Но эта стабильность — иллюзорна.

«Вторая волна» кризиса приведет к сокращению производства по всей Европе и, прежде всего — в Германии, а это обусловит уменьшение потребности в сырье и энергоносителях, а следовательно — падение цен на них. И, как только нефть будет стоить намного меньше 100 долл. за баррель, ни о какой стабильности рубля говорить уже не придётся.

Такого развития событий избежать не удастся и, скорее всего, оно станет реальностью в середине следующего года, когда закончится ситуация с выборами и кадровыми рокировками на всех этажах «властной вертикали». Отсюда легко понять, что самые неприятные события для политического руководства стоит ждать осенью будущего года. Именно тогда Кремлю придётся снова обратиться к вывезенному за рубеж Стабфонду, а там может уже ничего и не оказаться, кроме ехидной записки от Кудрина. В любом случае — Россию ожидают «трудные времена», которые всё же, возможно, закончатся расчисткой «авгиевых конюшен» нашей исполнительной власти. И, может быть, в этих условиях, под напором проснувшейся российской общественности, Кремль будет вынужден отказаться от монетаристских схем «Вашингтонского консенсуса». А пока ползучее разрушение экономики ЕС соответствует историческим интересам России.