Экономика

Энергетическая недостаточность

Июнь 04
05:37 2008

В результате реформы РАО «ЕЭС» административные и управленческие издержки в отрасли выросли почти в десять раз.


Сегодня министр энергетики Сергей Шматко подведет на «правительственном часе» в Госдуме итоги реформы электроэнергетики. Время для этого – самое подходящее. До ликвидации федерального монополиста в отрасли – РАО «ЕЭС России» – остались считаные дни. Вчера в преддверии этого шага были официально прекращены торги акциями этой компании. Эксперты оценивают итоги реформы РАО по-разному: одни предупреждают о неизбежном дефиците электроэнергии и росте тарифов, другие – напоминают об угрозе штрафов для частных владельцев электростанций в случае нарушения ими утвержденного государством графика инвестиций.


В начале недели глава РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс заявил, что реформа «получилась», в частности получились «создание рынка и конкуренция с привлечением частных инвестиций». Как известно, в ходе реформы РАО «ЕЭС России» было разделено на конкурентные и монопольные сектора. При этом были созданы шесть оптовых генерирующих компаний (ОГК) и единая Федеральная гидрогенерирующая компания, а также 14 территориальных генерирующих компаний (ТГК), крупнейшая из которых – ТГК-3 («Мосэнерго») – фактически контролируется «Газпромом». План реструктуризации РАО был задуман еще в 1998 году, а формально реформа началась в 2003 году c принятием закона об электроэнергетике.


Действительно ли электроэнергетика стала рыночной и конкурентной? Для ответа на этот вопрос достаточно сравнить энергокомпании либо с монопольными «Газпромом», «РЖД», либо с конкурирующими между собой сотовыми компаниями. Монополии, как правило, сохраняют дефицит, взвинчивают тарифы и диктуют свои условия потребителям. А настоящие конкурирующие компании – напротив – снижают цены, «бегают» за каждым клиентом и создают избыточное предложение. Сегодня вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что пока образованные в ходе раздела РАО «ЕЭС» энергокомпании ведут себя именно как монополии – вне зависимости от вывески на их офисе.


«Главная задача – вы обязательно держите руку на пульсе, чтобы ни один из потребителей не почувствовал, что у нас произошла реформа системы, смена управления», – заявил президент Дмитрий Медведев на встрече с Сергеем Шматко в прошлую пятницу. По словам президента, «реформа, по сути, завершена, но в процессе передачи регулятивных полномочий не должно быть никаких сбоев».


В свою очередь, Сергей Шматко заявил, что он обеспокоен подготовкой к «осенне-зимнему максимуму». «Уже сейчас надо к этому готовиться, Минэнерго будет вовлечено в мониторинг, предупреждение, устранение возможных внештатных ситуаций», – заверил президента министр.


«Информация об инвестпрограмме, предусматривающей ввод более 40 ГВт новых мощностей, оживила рынок, повысив стоимость бумаг. Вливания в сектор должны составить около 4,5 триллиона рублей, что приведет к повышению капитализации энергоактивов и росту котировок бумаг энергетических компаний», – отмечает глава департамента по реструктуризации бизнеса «2К Аудит – Деловые консультации» Николай Андросов.


Впервые акции РАО появились в свободном обращении на РТС в сентябре 1995 года, 20% из них были предназначены для выкупа иностранными инвесторами, а более 50% принадлежало государству. «В дальнейшем крупнейшие холдинги смогли консолидировать большой пакет акций РАО «ЕЭС», сократив, таким образом, количество бумаг в обращении. На момент прекращения торгов на РТС количество акций на бирже не превышает 3%», – отмечает эксперт. Из 23 энергокомпаний, которые переходят в рыночный сектор, пока не нашли себе собственников ОГК-1, ТГК-11 и ТГК-14.


Государство сохраняет контроль над ГЭС, АЭС, линиями электропередачи и диспетчерской службой. А с 1 января 2011 года цены на электроэнергию будут формироваться рынком, а значит, можно прогнозировать рост тарифов. Принятый закон о равнодоходности внутренних и внешних цен на газ приведет к удорожанию голубого топлива и также будет способствовать высокой стоимости электричества. «Основные энергоактивы распределились среди крупных холдингов. Но дальнейший сценарий развития энергетики будет зависеть от поведения государства. Впрочем, уже сейчас можно говорить о том, что инвестпрограммы и строительство запланированных мощностей будут соблюдаться неукоснительно, в противном случае законодательством предусмотрены высокие штрафы», – отмечает Андросов.


Более критически оценивает итоги реформы РАО гендиректор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрий Саакян. «Вспомним, что реформа электроэнергетики затевалась в первую очередь ради того, чтобы провести реновацию мощностей – но не за счет тарифа, а за счет частных инвесторов. И казалось бы, все хорошо – топ-менеджмент РАО постоянно заявляет об успехах продажи госпакетов и допэмиссий акций. Но если это так, то почему со следующего года, то есть сразу же после завершения реформы, принято решение о резком пересмотре тарифной политики и росте тарифов на 23–25% в год?» – удивляется глава ИПЕМа. По его словам, в целом реформу электроэнергетики следует признать неудачной по следующим причинам. Во-первых, экономическая ситуация в России к началу реструктуризации сильно изменилась и поводов для разделения РАО на множество компаний уже не существовало. Во-вторых, результаты реформирования электроэнергетики России и отрицательный опыт реформ энергетики в других странах показывают высокие риски выбранного сценария реформы.


По словам Саакяна, в ходе реформы произошло фактическое изменение целей при сохранении ранее выбранных механизмов реализации. На сегодня основной целью реформы объявлена ликвидация системных ограничений: дефицита мощности и пропускной способности магистральных линий электропередачи. При этом подразумевается привлечение сторонних инвестиций в капитальное строительство. «Однако ни одна страна в мире не проводила реформирование электроэнергетики при дефиците мощности. Наоборот, большинство стран начинали реформировать электроэнергетику в условиях излишних резервов мощности. Причем опыт зарубежных стран показал, что как раз нехватка инвестиций является самым серьезным риском либерализации энергетической отрасли», – предупреждает глава ИПЕМа. По его словам, изучение мирового опыта не дает основания полагать, что реформа ведет к повышению эффективности работы отрасли. Например, в Испании именно либерализация стала причиной дефицита мощности и веерных отключений.


Большинство стран не стало доводить реформу отрасли до полной либерализации, остановившись на развитии сектора независимой генерации. «А в России уже сегодня можно утверждать, что реформа стала причиной негативных тенденций в отрасли не только косвенно, но и напрямую. Так, по оценкам тарифного регулятора, только в результате дробления РАО на отдельные компании тариф на электроэнергию с начала реформы вырос на 50%, так как произошел резкий рост административно-управленческого аппарата, по имеющимся оценкам, до 10 раз, и, как следствие, значительный рост организационных издержек», – отмечает Саакян.


По мнению многих экспертов, экономически более эффективно производить электроэнергию в рамках одной большой компании, а по технологическим причинам – невозможно создать конкуренцию на рынке электроэнергии, так как производство и потребление электроэнергии совмещены во времени, а загрузку генераторов определяет системный оператор. Существующий рынок электроэнергии искусственно регулируется менеджментом РАО «ЕЭС России». Доказательством отсутствия конкуренции на рынке электроэнергии является отсутствие корреляции между устанавливающейся рыночной ценой и объемами спроса и предложения. При отказе же от регулирования ничто не защищает потребителей от резкого роста цен, так как конкуренция на этом искусственном рынке фактически отсутствует.