Экономика

Эксперты Moody’s навевают России «сон золотой»

Март 03
09:24 2012

Эксперты Moody’s навевают России «сон золотой»


Говоров Кирилл  KM.RU


Несмотря на то, что международные рейтинговые агентства, фигурально выражаясь, выступали в качестве «мамочек-держательниц» и одних из бенефициаров финансового «дома терпимости» под названием «долговая пирамида США», окончательное обрушение которой может погрести под своими руинами многие национальные экономики (вовлеченные «рейтинговыми растлителями» в порочный процесс рефинансирования американских государственных и частных деривативов), «агенты дурного влияния» продолжают с лицемерным видом праведников присваивать государствам сомнительные суверенные рейтинги и давать «вредные советы» их правительствам. В этом смысле умеренно-комплиментарная оценка состояния и перспектив российской экономики, данная на днях известным американским агентством Moody’s, не может не настораживать.


 Как сообщает РИА «Новости», эксперты агентства выдали на-гора очередной аналитический материал, в котором высоко оценивается финансовая устойчивость РФ. По их мнению, наша страна обладает исключительной способностью справляться с финансовыми шоками, что делает ее восприимчивой к любым рискам. Можно не сомневаться (хотя об этом и не говорится прямым текстом), что в глазах аналитиков Moody’s залогом «стрессоустойчивости» российской экономики в условиях глобальной экономической турбулентности является наличие значительной финансовой заначки, которая размещена в американских ценных бумагах и в этом качестве по-прежнему является одним из камней, лежащих в основании долговой пирамиды (пусть и не краеугольных, но тем не менее). Вот почему не приходится удивляться тому, что представители данного института, так или иначе аффилированного с резидентами финансового «поля чудес» в США, так любят в стиле известного сказочного проходимца повторять рефрен «Не прячьте ваши денежки по банкам и углам, Несите ваши денежки, иначе быть беде».


 В настоящее время «адекватность» и «примерное инвестиционное поведение» российских властей, строго придерживающихся данной «авторитетной» рекомендации, поощряются аналитиками Moody’s виртуальной «конфеткой» в виде суверенного рейтинга на уровне BAA1 со стабильным прогнозом. В качестве обоснования специалисты агентства указывают на то, что у России есть существенные объемы активов, которые могут служить буфером в случае падения цен на нефть, снижения курса рубля или оттока капитала (который, хочется заметить, никогда и не прекращался). «Отношение госдолга к ВВП было самым низким в 2011 году (около 10%) среди всех стран с инвестиционными рейтингами», – продолжают «навевать» российской элите «сон золотой» эксперты агентства.


 При этом, для большего правдоподобия нарисованной ими «картины маслом», аналитики Moody’s все же указали на ряд негативных моментов, которые мешают им полностью поверить в блестяще-безоблачные перспективы российской экономики, поскольку, по их мнению, вышеуказанные преимущества во многом нейтрализуются сложностями с диверсификацией экономики и сокращением ее зависимости от экспорта сырья, составляющего 80% всего экспорта. Как передает Интерфакс, главными вызовами для России остаются развитие несырьевой экономической базы, привлечение достаточных инвестиций для замены стареющей инфраструктуры, а также предоставление стимулов и проведение реформ для преодоления неблагоприятной демографической ситуации.


Адекватность оценки состояния и перспектив российской экономики, представленной международным рейтинговым агентством, в интервью KM.RU прокомментировали директор Института проблем глобализации Михаил Делягин и заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако» Андрей Кобяков:


М.Делягин:


 – В принципе, данная оценка производит вполне адекватное впечатление. Просто не нужно забывать, что мир охвачен глобальным кризисом. Поэтому правительство, которое игнорирует интересы собственного народа, в принципе не может обеспечивать нормальное развитие.


 Главная претензия к правительству – это принципиальный отказ от модернизации, который сопровождается выводом огромных денежных средств за границу. Кроме того, около 4,6 трлн руб. выведены за границу в рамках Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Все это – деньги российских налогоплательщиков, которые работают в глобальной конкуренции против российских налогоплательщиков, не говоря уже о том, что у нас около 700 млрд руб. бюджетных средств лежат на депозитах в банках. Т. е. они вообще никак не используются. А в целом 5,7 трлн федеральных рублей по состоянию на 1 февраля валяется без движения.


 В то же самое время у нас умирают десятки, а может, и сотни детей с официальной формулировкой «из-за отсутствия бюджетных средств». Я сейчас как раз читаю новость о том, что для онкобольных детей в Москве нет лекарств. И это – не просто нонсенс, а государственная политика, которая продолжается уже более 10 лет. Почти половина годового дохода бюджета лежит без движения. Правительство не хочет тратить их на нужды России, зато направляет на нужды конкурентов. При этом обществу заявляют, что средств не хватает, так что нужно проводить новый раунд приватизации госимущества, т. е. «допиливать» остатки советского наследия.


А.Кобяков:


 – В принципе, диагноз нашим экономическим недугам поставлен, на мой взгляд, верно. Безусловно, зависимость нашей экономики от внешней конъюнктуры цен на углеводороды еще долго будет оставаться для нас дестабилизирующим фактором. В этом смысле напоминание о том, что происходило в России в 2008 году, является вполне обоснованным и уместным. Идея о том, что РФ является «островком стабильности» в океане мирового кризиса, была очень быстро тогда опровергнута на практике, и с тех пор ничего не изменилось. Пока напряжение вокруг Ирана работает на повышение нефтяных цен и вроде бы страхует нас от какого-то негативного сценария. Тем не менее это ничего не гарантирует. Перед началом кризиса цены на нефть были максимально высокими, но потом они сразу же упали практически в пять раз. И такого рода падение может повториться и сейчас.


 Когда мы говорим о том, устраивает ли нас такой инерционный сценарий, следует иметь в виду, что экономика вообще имеет инерционный характер. Меня скорее не устраивает то, что наши власти упустили возможности по преодолению сырьевой зависимости нашей экономики в тучные годы. Тогда мы могли диверсифицировать свою экономику и совершить рывок. Теперь же мировой экономический контекст является крайне нестабильным, и эта нестабильность будет гарантированно продолжаться еще несколько лет. В общем, сегодня мы уже не имеем такого блестящего плацдарма для совершения прорыва.


 К тому же наши власти, похоже, делают ставку на частные инвестиции. При этом мы знаем, что российский частный сектор вообще не очень склонен к инвестиционной активности, особенно когда это связано с долгосрочными вложениями. Напротив, наш частный бизнес скорее ориентирован на вывоз капитала. По итогам прошлого года отток капитала по предварительным оценкам составил $85 млрд. Частные компании также провалили инвестиционную программу в энергетике. Таким образом, ставку можно делать только на иностранные инвестиции. Но надеяться на то, что вступление в ВТО может способствовать их привлечению, – это пустая иллюзия. Дескать, стоит нам начать играть по более понятным для западных партнеров правилам, как на Россию тут же прольется «инвестиционный дождь».


 Все как раз произойдет с точностью до наоборот. Дело в том, что иностранные инвестиции приходят в страну по двум причинам. Одна из них связана с низкой стоимостью рабочей силы. В результате этот фактор используют для того, чтобы использовать ту или иную страну как свою экспортную базу для экспансии своей продукции на мировых рынках. Это то, что было в Китае или наблюдается сегодня во Вьетнаме. Однако в РФ рабочая сила не настолько дешевая, и в этом плане мы не можем конкурировать с Юго-Восточной Азией. Единственный мотив для прихода в нашу страну инвестиций может быть связан с ориентацией производства на внутренний рынок. В качестве примера можно привести локализацию производства компонентов для автомобилей. Но это возможно лишь в ситуации, когда в нашу страну будет невыгодно завозить товары, произведенные за рубежом, т. е. в условиях протекционизма, что несовместимо с нашим вступлением в ВТО. В таких условиях последний мотив для притока в Россию иностранных инвестиций исчезает.