Экономика

Экономический джихад

Август 18
07:55 2011

                                                                                                                             Экономический джихад


Как исламистский террор подрывает экономические основы западного мира

То, что рассказал следствию после своего задержания в конце лета 2010 года молодой человек из Гамбурга, несколько месяцев проведший в тренировочном лагере «Аль-Каиды» в Пакистане, звучало пугающе. Он якобы познакомился с шейхом Юнисом аль-Мавритани — новым «министром иностранных дел» «Аль-Каиды». По его словам, таинственный шейх признался ему: «Аль-Каида» собирается нанести страшный удар. И «то, что мы задумали, не пришло бы в голову даже шайтану». Цель террористов — финансовая и экономическая система Соединенных Штатов и Европы.

Удар по финансам и экономике — что бы это могло значить? Представители следствия терялись в догадках. Это не вписывается в представление об «Аль-Каиде», сложившееся у нас. Десять лет спустя после 11 сентября 2001 года, после сотен успешных операций и попыток терактов в Европе, Америке, Азии, Африке, в том числе и в исламских государствах, мы все еще предпочитаем считать исламских террористов шайкой безумцев, лишенных ориентации, бандой религиозных фанатиков, пытающихся силой навязать нам свою веру. Вообще, террористы действуют по плану, цель которого — уязвить наше общество в самое сердце. Они произносят речи о джихаде — священной войне против неверных, но в действительности, желая совладать с Западом, ведут экономическую войну. Их уста набожно присягают в верности Аллаху, но в первую очередь они стремятся подорвать основы нашего благосостояния. Они цитируют Коран, но на деле пытаются обескровить финансовую систему Америки и Европы — чтобы тем самым принудить Запад к отступлению из исламского мира. Тогда, убеждены террористы, ничто не будет мешать установлению исламской теократии. <…>

Приверженцы «Аль-Каиды» понимают: в мире, в котором роль политики все больше ослабевает, а роль рынка усиливается, можно добиться очень многого, дестабилизируя то, что служит основой нашей демократии: экономику. Опасность такого сценария на Западе вот уже много лет пытаются не замечать, ее попросту отрицают, ею пренебрегают.

Однако идея экономического джихада прослеживается во многих текстах и речах ведущих идеологов «Аль-Каиды». Равно как и в биографии Усамы бен Ладена: основатель «Аль-Каиды» родился в семье одного из самых успешных предпринимателей Саудовской Аравии, изучал экономику, участвовал в управлении строительным концерном, принадлежавшим семье, позднее основал не одну фирму. Как-то в своем послании индустриальным державам Запада он заявил: цель «Аль-Каиды» — «ключевые отрасли вашей экономики».

Очень похожих взглядов придерживается и новый главарь «Аль-Каиды», Айман аз-Завахири. В феврале 2011 года, за несколько недель до ликвидации Усамы бен Ладена, он констатировал: «Пусть сегодня мы не в состоянии производить оружие, позволяющее сражаться на равных с крестоносцами, зато можем уничтожить их сложную экономическую систему и их промышленность». В том же ключе высказывался Саиф аль-Адель, на протяжении нескольких недель возглавлявший «Аль-Каиду» этой весной. Он говорил об «экономической войне на истощение», которую ведет его организация, в частности, против Соединенных Штатов. Причем «Аль-Каида» достигла больших успехов, чем американцы готовы признать. Десять лет спустя после терактов 11 сентября США являют собой страну, страдающую от террора, измученную вторым мировым экономическим кризисом, парализованную колоссальными долгами, накопленными после атаки на Вашингтон и Нью-Йорк. Америка — нация, ведущая неистовую борьбу с террором, — пытается разрешить слишком много конфликтов одновременно. Терроризм больше чем когда-либо угрожает американской экономике: страна, стонущая под бременем долгов, мало что может противопоставить наступлению террористов, если оно повторится.

Впрочем, экономический джихад — это угроза и для Германии: ни в одной другой стране благосостояние граждан не зависит так сильно от глобализации. Германия занимает второе место в мире по экспорту, лишь немногим уступая Китаю. Это центр международной торговли, гигантская перевалочная база для грузов, доставляемых по земле, воздуху и воде. Германия со своей банковской столицей, Франкфуртом-на-Майне, входит в число важнейших финансовых площадок мира. Но именно по мировой торговле и чутко реагирующим финансовым рынкам пытаются бить террористы.

Не в последнюю очередь это касается чудовищных терактов 11 сентября 2001 года. Они решающим образом способствовали тому развитию событий, которое в конечном счете завершилось обвалом финансовых рынков в 2008 году, кризисом, наиболее сильно ударившим по Германии. Возможно, связь между 11 сентября и тяжелейшим экономическим кризисом за последние восемьдесят лет кому-то покажется слишком смелой, а кому-то и неприличной. И, конечно, есть другие причины, едва не приведшие к крушению капитализма той осенью: халатность банкиров, наивность органов надзора, беззаботность политиков, алчность инвесторов.

Но «подсобила» и «Аль-Каида». Посредством терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне террористы способствовали запуску того процесса, результатом которого явился сегодняшний кризис. Они вынудили индустриальные государства парализовать собственную экономику обилием предписаний, повышающих безопасность, и уймой проверок. Они заставили США и весь остальной западный мир избрать рискованную политику, скрывавшую ростки будущего экономического и финансового кризиса. При этом между 11 сентября 2001 года и банкротством Lehman Brothers 15 сентября 2008 года обнаруживается три нити — три цепочки событий, фундаментально предопределивших развитие мировой экономики и обвал финансовых рынков.

Первая — политика легких денег, наводнение рынка долларами США и евро, посредством которого Запад после сентября 2001 года пытался не допустить ослабления конъюнктуры. Во всем мире эмиссионные банки стали снижать учетную ставку, которая опустилась до уровня, немыслимого на протяжении вот уже нескольких десятилетий, после чего проценты по кредитам еще долгое время оставались крайне низкими. Наиболее радикально действовала ФРС: с 2001 по 2005 год американцы беспрестанно накачивали свою экономику дешевыми деньгами, что вызвало не только бум на рынке недвижимости, но и расцвет рискованного бизнеса хедж-фондов и инвестиционных банков. Это семя впоследствии породило кризис, который с лета 2007 года парализует мировую экономику.

Без терактов 11 сентября наводнение рынка столь дешевыми деньгами и на столь длительный срок было бы невозможно, а без дешевых денег американцы не смогли бы так беззастенчиво жить в долг. И каждый последующий теракт и даже его попытка лишь усиливали неуверенность в мировой экономике, а значит, и необходимость продолжать политику дешевых денег.

Вторая цепочка — дорогая нефть. Начиная с того самого дня, когда в январе 2002 года Джордж Буш-младший произнес речь об «оси зла» — государствах, якобы поддерживающих терроризм, цены на нефть многие годы только росли. Этот рост подстегивали теракты, войны в Афганистане и Ираке и, наконец, страх перед новыми конфликтами в арабском мире.

Экономисты говорят о надбавке за террористическую угрозу, которую теперь мы вынуждены платить. Эта латентная угроза усилила волну спекуляций, в результате которой летом 2008 года цены на нефть достигли беспрецедентных высот. Резкое вздорожание нефти явилось одним из факторов, приведших к обвалу мировых рынков осенью 2008 года, его причины не сводятся к одному только кризису банковской системы.

Наконец, третьей цепочкой между террором и финансовым кризисом стала политика безудержного наращивания госдолга, которую проводило американское правительство после терактов. В первый год после избрания президентом Буша-младшего правительству еще удалось добиться профицита бюджета, но после событий в Нью-Йорке и Вашингтоне страна непрерывно брала новые кредиты, чтобы финансировать войну против террора: операции в Афганистане и Ираке, жесткие меры безопасности внутри страны, наконец, масштабные конъюнктурные программы — Соединенные Штаты боролись с угрозой рецессии. Буш удвоил расходы на оборону. За время пребывания на посту он набрал столько же новых долгов, сколько все 42 президента до него. При Бараке Обаме долговое бремя продолжает стремительно расти.

Деньги американцам уже давно приходится занимать за рубежом. Такая безумная бюджетная политика усугубила дисбаланс в мировой экономике, и сегодня это самая большая опасность. Одни государства год за годом проматывают деньги и живут не по средствам, другие — все это финансируют, бесперебойно «поставляя» свежий капитал. В долгосрочной перспективе это ни к чему хорошему не приведет.

Да, Усама бен Ладен и пилоты-террористы 11 сентября не могли предвидеть, насколько сложные процессы будут запущены в результате их действий, какие ошибки в сфере экономической политики они спровоцируют и чем это закончится. Но это не столь и важно. Решающим является то, что «Аль-Каида» хотела нанести болезненный удар по важнейшей экономической державе мира и ее союзникам — причем экономический, а не военный.

Государства Запада платят за это высокую цену, и расплачиваться им предстоит еще долго. Противник ведет счет не на годы, а на десятилетия. И потому после смерти бен Ладена враг остается столь же опасным, как прежде. Экономическая война на истощение, заявил Саиф аль-Адель год назад, «война долгая, и она будет идти двадцать лет». И потому заявлять, что победа над «Аль-Каидой» близка, как сделал недавно новый министр обороны США, Леон Панетта, неоправданно смело. Ведь на самом деле страны Запада, обремененные огромными долгами и зависимостью от нефти, больше чем когда-либо страдают от последствий террора. Десять лет спустя после 11 сентября и через три года после обвала финансовых рынков наступательная операция исламистских террористов на наше благосостояние по-прежнему идет полным ходом.