Экология и природные катаклизмы

Экологи бьют в набат по поводу ядерных отходов

Январь 27
19:06 2010

Экологи бьют в набат по поводу ядерных отходов


В Государственной Думе происходятобсуждения законопроект об обращении с ядерными отходами. Депутаты и эксперты указывают на необходимость в этом законе, но экологи считают, что он опасен для окружающей среды и не решает проблему утилизации ядерных отходов.


Законопроект «Об обращении с радиоактивными отходами» разработан госкорпорацией «Росатом». Его основной целью является формирование единой государственной системы обращения с радиоактивными отходами (РАО) в России, поэтому он предусматривает наличие единого государственного органа управления в этой области, — сообщает «Российская газета». Согласно законопроекту, таким органом должен стать сам «Росатом». Госкорпорация рассчитывает закрепить за собой право вносить предложения в правительство, кто и на каких условиях может стать национальным оператором по обращению с радиоактивными отходами. Задачей национального оператора будет прием радиоактивных отходов от производителей и их захоронение.


Одним из важнейших нововведений стал особый порядок финансового обеспечения мероприятий по захоронению радиоактивных отходов. «Росатом» будет формировать специальные резервные фонды, в которые производители отходов должны будут отчислять средства. Нормативы этих отчислений также будет устанавливать госкорпорация. При этом они будут касаться как подведомственных, так и сторонних организаций, имеющих дело с радиоактивными материалами.


С начала Атомного проекта в России накоплено уже около 550 млн тонн отходов с различной степенью активности. Поэтому необходимость в законодательном регулировании их переработки и захоронения очевидна. Однако положения законопроекта вызывают споры в экспертной среде.


Разработчики законопроекта отмечают, что он позволит к 2025 году сократить объем РАО до 385 миллионов тонн и существенно снизить их суммарную активность. По словам заместителя главы «Росатома» Евгения Евстратова, главная задача на данный момент – «обеспечить опережающее захоронение отходов по сравнению с их накоплением».


«Закон подразумевает не только запрет дальнейшего накопления РАО без их захоронения, но и устанавливает четкие рамки обращения с РАО. Это не может не радовать, — говорит председатель совета Общероссийской общественной экологической организации «Подорожник» Юрий Раптанов. — Считаю, что уровень безопасности для населения и природы повысится на порядок после принятия этого закона».


Многие экологи считают, что необходимо бить тревогу, так как этот закон не только не решит проблем обращения с РАО, но и может нанести серьезный вред окружающей среде. Накануне экологи обратились к депутатам с предложением поправок, которые призваны не допустить радиоактивной катастрофы. В нынешнем виде закон, по мнению экологов, принимать нельзя. Экологи уверены, что проект направлен, главным образом, на поддержку узковедомственных интересов «Росатома», но для окружающей среды от него никакой пользы не будет.


«Законопроект разрешает закачку жидких радиоактивных отходов под землю. Фактически закон легализует опаснейшую практику, которая ведется на некоторых российских атомных предприятиях. При этом нарушается требование Водного кодекса России, который запрещает такую закачку», — рассказывает Алексей Яблоков из Программы по ядерной и радиационной безопасности.


Кроме того, по словам Владимира Сливяка из «Экозащиты», процедура подбора площадок для захоронения не учитывает мнения общественности. «Решения по ядерным могильникам, которые будут существовать сотни тысяч лет, должны приниматься только через местные референдумы», — уверен эколог.


Представитель «Greenpeace» России Владимир Чупров говорит, что закон не решает проблемы финансирования утилизации отходов, которые уже хранятся в России. «Все отходы делятся на накопленные до принятия закона и остальные, — объясняет он. — Законопроект не прописывает процедуру, как и кто финансирует утилизацию накопленных отходов. В сочетании с тем, что законопроект не вводит принцип полной финансовой ответственности производителя отходов за обращение с радиоактивными отходами, возникает риск, что финансирование утилизации практически всех отходов в Российской Федерации, в том числе отходов коммерческих компаний (ОАО «Атомэнергопром», ОАО ТВЭЛ и т.д.) ляжет на плечи налогоплательщика».


Экологи надеются, что законопроект в первоначальном виде принят не будет. В противном случае они угрожают депутатам информированием населения о «ядерных депутатах и партиях», не заботящихся о благосостоянии граждан и окружающей среде.


 



Ниже приводим доклад «Ядерные отходы — ядовитое наследство для 12 тысяч будущих поколений»:


Ядерные отходы — ядовитое наследство для 12 тысяч будущих поколений


Проблема Куда девать ядерный «хвост» атомной энергетики? У атомщиков имеется в ходу словечко — «хвост». Под ним подразумевают то, что появляется в производственном процессе потом. Сначала идут сооружение реакторных блоков и звезды героям-строителям, разрезание красной ленточки  и важные гости, звуки оркестра и первый киловатт-час. А некоторое время спустя появляется и «хвост» — радиоактивные и ядерные отходы. Их масса начинает медленно нарастать, но уже в рутинной обстановке, без шума и аплодисментов.


Сотни миллионов тонн радиоактивных отходов, образующихся в результате деятельности атомных электростанций (жидкие и твердые отходы и материалы, содержащие следы урана) накопились в мире за 50 лет использования атомной энергии. При нынешнем уровне производства количество отходов в ближайшие несколько лет может удвоиться. При этом ни одна из 34 стран с атомной энергетикой не знает сегодня решения проблемы отходов. Дело в том, что большая часть отходов сохраняет свою радиоактивность до 240 000 лет и должна быть изолирована от биосферы на это время. Сегодня отходы содержатся во «временных» хранилищах, или захораниваются неглубоко под землей. Во многих местах отходы безответственно сбрасываются на землю, в озера и океаны. Что касается глубокого подземного захоронения – официально признанного в настоящее время способа изоляции отходов, то со временем изменения русла водных потоков, землетрясения и другие геологические факторы нарушат изоляцию захоронения и приведут к заражению воды, почвы и воздуха.


Пока человечество не придумало ничего более разумного, чем простое хранение отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Дело в том, что когда АЭС с канальными реакторами только строились, планировалось, что использованные топливные сборки будут вывозиться на переработку на специализированный завод. Такой завод предполагалось построить в закрытом городе Красноярске-26. Чувствуя, что бассейны выдержки скоро переполнятся, а именно в бассейны временно помещаются извлекаемые из РБМК использованные кассеты, ЛАЭС решилась на строительство на своей территории хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ). В 1983 году выросло огромное здание, вмещающее целых пять бассейнов. Отработанная ядерная сборка представляет собой высокоактивное вещество, несущее смертельную опасность для всего живого. Даже на расстоянии она разит жестким рентгеновским излучением. Но самое главное, в чем и заключается ахиллесова пята атомной энергетики, опасной она будет  оставаться еще на протяжении  100 тысяч лет! То есть весь этот период, с трудом поддающийся воображению, ОЯТ нужно будет хранить так, чтобы к нему не имела доступа ни то, что живая, но и неживая природа — ядерная грязь ни при каких условиях не должна попасть в окружающую среду. Сегодня на Ленинградской атомной уже и ХОЯТ заполнено под завязку. За 26 лет эксплуатации ядерный «хвост» ЛАЭС составил 30 тысяч сборок. Учитывая, что каждая весит чуть больше сотни килограммов, общая масса высокотоксичных отходов достигает 3 тысяч тонн! И весь этот ядерный «арсенал» находится неподалеку от первого блока ЛАЭС, к тому же на самом берегу Финского залива: 20 тысяч кассет скопилось на Смоленской, примерно столько же на Курской АЭС. Существующие сегодня технологии переработки ОЯТ не выгодны с экономической точки зрения и  опасны с экологической. Несмотря на это атомщики настаивают на  необходимости строительства объектов по переработке ОЯТ, в том числе и в  России. Существует план строительства в Железногорске (Красноярске-26) второго российского завода по регенерации ядерного топлива, так называемого РТ-2 (РТ-1 находится на территории комбината «Маяк» в Челябинской области и перерабатывает ядерное топливо из реакторов типа ВВЭР-400 и атомных подводных лодок). Предполагается, что РТ-2 будет принимать на хранение и переработку ОЯТ в том числе и из-за рубежа, на средства этих же стран планировалось осуществлять и финансирование проекта.


Многие ядерные державы пытаются сплавить низко- и высокоактивные отходы в более бедные страны, которые крайне нуждаются в иностранной валюте. Так, низкоактивные отходы обычно продаются из Европы в Африку. Переброска ядовитых отходов в менее развитые страны тем более безответственна, учитывая то, что в этих странах нет подходящих условий для хранения ОЯТ, не будут соблюдаться необходимые меры по обеспечению безопасности при хранении, не будет качественного контроля за ядерными отходами.


Ядерные отходы должны содержаться в местах (странах) их производства в накопителях длительного срока хранения, — считают специалисты, — они должны быть изолированы от окружающей среды и контролироваться высококвалифицированным персоналом.


 


СООБЩЕНИЕ ИЗ ТОМСКА
В Томске в апреле подводили итоги 5-летнего периода после самой крупной после Чернобыля аварии на Сибирском химическом комбинате, случившейся в  апреле 1993 года. На ликвидацию последствий аварии уже затрачено 85,9 млрд. рублей.


Тем не менее, несмотря на принятые меры, проверявшая нас недавно Счетная палата сделала вывод, что Томская область не готова к крупномасштабным действиям в случае чрезвычайных ситуаций и практически отсутствуют пути и средства эвакуации населения. Нужны громадные средства для того, чтобы закупить автобусный парк, построить дороги, объездной мост.


В связи с этим, нас очень беспокоят планы строительства в Северске атомной станции теплоснабжения, которая еще не проходила промышленного испытания и экологической экспертизы, а этот объект уже включен в проект Программы развития атомной энергетики РФ до 2010 года в качестве замещающих мощностей, что ставит под вопрос завершение строительства ТЭЦ-3. А именно ТЭЦ-3 планировалась в качестве замещающих мощностей после остановки двух плутониевых реакторов в Северске. Второй вопрос — планы создания высокотемпературного газового реактора с гелиевой турбиной с целью утилизации энергетического плутония для получения энергии. Минатом намеревается сжечь 15 т плутония из демонтированных ядерных боеголовок. Эта технология недостаточно проработана еще даже на стендах. Но в администрацию Томской области уже пришло письмо с проектом постановления правительства за подписью Черномырдина, в котором запрашивалось согласие на размещение этого объекта. Еще один проект – создание опытно-промышленного производства топлива из оружейного плутония и хранилища для долговременного хранения отработанного топлива. И четвертая проблема — планы строительства завода по переработке отработанного ядерного топлива, имеющего крайне грязную технологию.


А ведь не решены проблемы с жидкими радиоактивными отходами. Под землю закачано 22 «Чернобыля» по суммарной активности — и это на границе с подземным водозабором! Не решена проблема с тем, как поступить с 23 тысячами контейнерами с делящимися материалами от демонтированных ядерных боеголовок. Все эти материалы доставляются в город по однопутной железной дороге. В непосредственной близости от ядерного гиганта расположен гигант нефтехимии — Томский нефтехимический комбинат, два зарубежных аналога которого уже взорвались, да и на ТНХК уже был взрыв, от которого вылетали стекла в жилых домах областного центра. Более того, весь полумиллионный Томск попадает в зону наблюдения Сибхимкомбината. Аналогов подобной ситуации в стране нет.


 Так как же все-таки должно храниться отработанное ядерное топливо?


— Окончательного ответа на этот вопрос человечество пока не нашло, — поясняет зам. Начальника Северо-Европейского округа Госатомнадзора РФ Борис Орешкин. — И, прежде всего потому, что мы имеем дело с таким промежутком времени, против которого не устоит ничто — за сто тысяч лет и камень может превратиться в песок. На западных атомных станциях для временного хранения также используют бассейны выдержки, но вместе с тем ядерные отходы все- таки захоранивают. В Германии, например, предпочитают старые соляные штольни, славящиеся идеально сухим воздухом — для токсичного «балласта» главную опасность представляют грунтовые воды. В Швеции — гроты в скальных породах. К слову, побывать в одном таком строящемся подземном хранилище довелось и мне. Прорубленный в скале тоннель уходил на глубину в полкилометра. Именно туда, в недоступные и сухие подземные пещеры шведские атомщики собираются упрятать бочки с предварительно остеклованными ядерными отходами. Доступ человеку туда будет закрыт — расставлять опасный груз будут роботы. Понятно, что этот проект — весьма дорогое удовольствие, поэтому его сооружение шведы растянули на 15 лет — за это время легче собрать необходимые средства. Россия — не Швеция, планировать загодя у нас не привыкли, и о постоянных хранилищах для ядерного хлама пока только мечтают. В Минатоме обсуждают проекты его захоронения в пустотах, оставшихся после испытаний ядерного оружия на Новой Земле, в скальных грунтах Карелии, кембрийских глинах Северо-Западного региона, самый свежий вариант — строительство уже не завода, а хранилища в Красноярске-26: Проектов великое множество, чего не скажешь о средствах. А, может быть, и истинном стремлении атомного ведомства взяться, наконец, за кардинальное решение проблемы.


Использована информация из книги Алексея Яблокова «Атомная мифология», Гринпис Инт. «Ядерная энергия: вопросы и ответы», статья журналиста Бориса Некрасова

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.