Общество

Эдипов комплекс оппозиции, или отец-государство

Июль 29
08:51 2012

Эдипов комплекс оппозиции, или отец-государство


Большинство населения поддержало законы о черных списках интернет-сайтов, «иностранных агентах» и уголовном наказании за клевету


Исследование аналитиков «Левада-центра» показало, что большинство российских граждан поддерживает законы, с помощью которых, по мнению оппозиционно настроенного населения, «закручиваются гайки» в стране.


 Ряд политологов предположил, что такое отношение к действиям властей есть следствие патернализма — отношения к государству, как к отцу. Сам собой напрашивается вывод, что те, кто против власти, страдают эдиповым комплексом. Но обо всем по порядку.


 Громкие поправки, принятые Госдумой за последние несколько месяцев, вызвали бурю негативных отзывов у людей, мягко говоря, не поддерживающих нынешний курс власти. Зато большинство граждан только поприветствовали эти изменения в законодательстве.


 Возвращение уголовного наказания за клевету, введение понятия «иностранный агент» для некоммерческих организаций и создание черного списка интернет-сайтов — все эти изменения нашли отклик в сердцах граждан.


 Так, например, возвращение клеветы в список уголовно наказуеых преступления считают правильным 58% опрошенных. Против оказались лишь 20%. Введение жесткого контроля за интернет-ресурсами и создание списка запрещенных сайтов считают правильными 62% респондентов. Против высказались лишь 16%.


 45% граждан назвали правильными поправки, обязавшие некоммерческие организации, финансируемые из-за рубежа, регистрироваться как «иностранные агенты». Против этих поправок выступили 18% респондентов.


 Цифры шокирующие. Таких результатов мало кто ожидал. Зато какой простор теперь открылся для самых разных прогнозов и высказываний политологов, социологов и простых блоггеров.


 Впрочем, многие вообще предпочли воздержаться от ответа. На вопрос о НКО затруднились ответить 37% респондентов, а на вопрос о клевете и черном списке сайтов не смогли ответить 22% респондентов.


 Как заявил «Коммерсанту» руководитель Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе, это свидетельствует лишь о том, что граждане «плохо понимают, о чем идет речь». Причина этому «непонимания», по мнению Джибладзе, — недостаток информации. Из-за этого многие граждане просто не понимают реальных «последствий применения законов».


 В частности, 36% респондентов считают, что возврат в УК статьи о клевете сможет в «полной мере защитить права оклеветанных граждан», а 22% видят в этой поправки стремление «оградить представителей власти от необоснованных обвинений». Еще 27% сочли поправки в УК РФ способом «оградить представителей власти от критики со стороны общества».


 В отношение списка запрещенных сайтов у граждан мнение более однозначное. 52% опрошенных считают, что черный список необходим для того, «чтобы поставить заслон детской порнографии и пропаганде самоубийств».


 Мнения граждан о том, что с новыми поправками власть получила в свои руки новые возможности для цензуры, разделились. Так, 44% опрошенных согласились, что закон о клевете будет использован для того, чтобы закрыть рот неугодным власти. 43% с этим утверждением не согласились.


 По мнению 34% опрошенных, список запрещенных сайтов создан исключительно в целях цензуры, однако 51% респондентов так не считают.


 Как заметил по этому поводу заместитель директора «Левада-центра» Алексей Гражданкин, сегодня свобода вообще и свобода слова в частности интересуют лишь небольшую часть общества. Для большинства же населения свобода несет «элемент угрозы», считает социолог. Поэтому государство «уравняло» свободу, чтобы не было «шибко свободных, будь то девочки из Pussy Riot, будь то люди, которые выходят на митинги».


 По мнению эксперт Московского центра Карнеги Мария Липман, такие тенденции в обществе связаны с тем, что в России сейчас господствуют «патернализм и иждивенчество». «Это традиционное мировоззрение российского, а до этого советского человека, что государство должно доминировать над обществом. Представление о том, что государство всесильно, а мы бессильны»,—заявила Липман.


 К слову, проведенные 20-23 июля опросы показали, что 82% респондентов, считают, что «государство должно больше заботиться о людях». Словом, патернализм (государство — отец, народ — ребенок) налицо, о чем неоднократно заявляли отдельные политологи.


 По мнению Юрия Джибладзе, такое отношение к государству связано с тем, что у российских граждан нет опыта жизни при «при работающих демократических институтах».


 Впрочем, полагают некоторые эксперты, корни патерналистской традиции в русской культуре, в том числе и политической, лежат глубоко в прошлом, в крестьянской патриархальной семье. Именно оттуда вышли и «царь-батюшка», и «отец народов», и «отец нации».


 «Патернализм… порождает и многочисленных идеологических «оруженосцев», готовых на все лады восхвалять вождей, оправдывать в глазах людей самые негативные их действия и решения». «Вековые монархия и самодержавие породили другую традицию — патернализм. Он выражается в насаждении в общественном сознании идеи о непогрешимости носителя верховной власти, его обожествлении и одновременно в неограниченном произволе, бесправии и раболепстве подданных, отрицании свободы и демократии».


 Эти большие цитаты — из учебника «Теория государства и права» под редакцией профессора Алексеева, по которому учатся многие студенты юридических ВУЗов.


 Однако несмотря на критику патернализма, изжить его не удалось ни в советский, ни в «демократический» периоды российской истории.


 Соответственно, раз государственная власть — отец, а Россия — мать, то, вспомнив отца психоанализа Зигмунда Фрейда, не сложно сделать вывод, что оппозиция — люди, одержимые эдиповым комплексом.


 Российский писатель Михаил Успенский довольно емко, пусть в сатирической и утрированной форме, описал эдипов комплекс так: «всякий младенец, лелеемый отцом-матерью, только и мечтает, собака этакая, чтобы батюшку родного порешить, а над матушкой нечестивым образом надругаться».


 А ведь именно так рассматривает большинство населения «тех, кто против». Мол, папаша у нас пусть и не подарок, зато кормилец и защитник. А эти — «оранжевые» и «иностранные агенты» — еще невесть что с Россией сотворят.


 Все это не к тому, плох патернализм или хорош. Просто с этой точки зрения многое становится понятнее. И то, почему протест Болотной в конце-концов захлебнулся сам в себе, и третий (не последний) срок Путина, да и вообще — почему мы имеем то, что имеем.