Экономика

Долгосрочные ориентиры

Февраль 13
20:37 2008
Долгосрочные ориентиры

Замечено: в России не осталось обычных новостей, есть нужная информация. Социологи и политологи дружно уверяют: она «овладевает массами» примерно за две недели. Правда, в силу того, что нужная информация подается ежедневно, вполне вероятен другой эффект: общество не заметит ее важности. Значит, нужна актуализация. Например, 9 февраля В. Познер в передаче «Времена», собрав редакторов ряда изданий, задал вопрос: зачем нужно было выступление В. Путина на расширенном заседании Государственного совета 8 февраля? Началась «дешифровка» речи Президента, но вопрос «повис». На наш взгляд, ближе к истине те, кто говорят об обращении Президента к обществу напрямую.

Вероятно, настало время, когда глава государства особенно нуждается в опоре на россиян. По ходу выступления в адрес народа было сказано много добрых слов, а реализацию человеческого потенциала было предложено рассматривать как главное условие развития и существования России в будущем.

Президент из имеющихся в концепции МЭРТ инерционного, энерго-сырьевого и инновационного вариантов развития России до 2020 года выбрал инновационный. Предложил его обсудить. Без опоры власти на общество сегодня никакой путь развития России невозможен. А инновационный – это ускоренный, мобилизационный путь, и для развития страны, по убеждению главы государства, альтернативы ему нет. Общество должно знать, что его ждет, кроме отмеченного в речи В. Путина: «Россия не раз уже доказывала, что может сделать то, что другим кажется невозможным».

Инновационный путь отличается также тем, что наряду с экономическим ростом на основе технологических заимствований ему присущи «ускоренные темпы» институциональных преобразований, напрямую связанные с качеством и содержанием жизни россиян в долгосрочной перспективе. И задача заключается в том, чтобы, по словам Президента, Россия стала «самой привлекательной для жизни страной», «не жертвуя настоящим ради так называемого светлого будущего».

ХХХ


В Концепции МЭРТ о социально-экономическом развитии страны на долгосрочную перспективу до 2020 года к общим направлениям институциональных преобразований отнесено:

– развитие финансовых рынков, рыночной инфраструктуры и новых финансовых инструментов, повышение эффективности и гибкости пруденциального надзора и механизмов рефинансирования коммерческих банков;

– развитие рынков земли и недвижимости, в том числе совершенствование систем оценки и регистрации, развитие территориального планирования; развитие механизмов государственно-частного партнерства, продолжение реформы государственного управления и регулирования, направленной на повышение эффективности принятия решений, снижение административных издержек и уровня коррупционности; укреплением институтов правового государства, включая защиту контрактных прав и прав собственности;

– реализация мероприятий, направленных на повышение независимости и эффективности судебной системы;

– развитие функций и потенциала местного самоуправления, включая укрепление его финансовой базы; развитие независимых средств массовой информации;

– развитие механизмов взаимодействия государства, населения, бизнеса и структур гражданского общества в процессе исполнения государственных функций.

Для инновационного пути предполагается преимущественно: ускоренное развитие национальной инновационной системы с использованием принципов государственно-частного партнерства, включая развитие рыночных финансовых и бизнес-услуг, обслуживающих инновации; проведение системных реформ в образовании и здравоохранении, направленных на модернизацию институтов развития человеческого потенциала и обеспечения качества жизни; становление системы национального стратегического планирования (управления), направленного на выявление долгосрочных угроз, приоритетов развития и путей решения возникающих проблем совместными усилиями бизнеса, государства и общества; развитие конкурентной среды в национальной экономике, включая энергетический и инфраструктурные сектора; институциональные преобразования, направленные на гибкую интеграцию в мировую экономику и создание благоприятного инвестиционного климата.

В России значимость институциональных преобразований признается не менее, чем на Западе. Из доклада, представленного экспертами Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе в январе 2008 года, следует, что по уровню развитости институтов Россия занимает 116-е место в мире, по корпоративным стандартам – 120-е, по эффективности правительства — 118-е, по состоянию правосудия – 106-е, по качеству финансовой системы – 109-е, по распространению технологий – 72-е, по инфраструктуре – 65-е, по здравоохранению – 60-е, по инновациям – 57-е, по состоянию высшего образования – 45-е, по эффективности товарного рынка – 84-е и рынка труда – 33-е, по макроэкономической стабильности – 37-е. Российский объем рынка (9-й) позволил экспертам ВЭФа отдать России общее 58-е место в мировом рейтинге конкурентоспособности. По целому ряду данных позиций оценка российского Президента выражалась по-другому, по-русски: «позор», «ужас», «фрагментарность», «низкая эффективность», «несмотря на отдельные успехи последних лет, нам пока не удалось уйти от инерционного сырьевого сценария развития»…

При определении многих задач социально-экономической политики В. Путин обратил внимание на решение трех ключевых проблем: создание равных возможностей для людей; формирование мотивации к инновационному поведению; радикальное повышение эффективности экономики, прежде всего на основе роста производительности труда. Потому что, отметил Президент, «развитие человека – это и основная цель, и необходимое условие прогресса современного общества. Это и сегодня, и в долгосрочной перспективе наш абсолютный национальный приоритет». Данное положение свидетельствует о существенной корректировке Концепции МЭРТ, в которой «ускоренное развитие человеческого капитала» как приоритетное в развитии России по инновационному пути значится таковым только на третьем этапе, то есть в 2018 – 2020 годы.

Следует также обратить внимание на некоторые аспекты внутренней политики, на президентские подходы к их решению.

В отношении социальной сферы. Во-первых, акцентирована необходимость «системных изменений» в организации медицинской помощи, техническом перевооружении медицинских организаций, кадрового обеспечения здравоохранения. Очевидно, будет осуществляться переход на одноканальное финансирование медицинских учреждений (сегодня оно происходит по линии госзаказа, сметного финансирования, обязательного медстрахования, платы за услуги), возрождаться отечественная медпромышленность.

Во-вторых, поставлена задача «освобождения от налогов расходов компаний и граждан на образование и медицинское страхование, софинансирование пенсионных накоплений».

В-третьих, возможен пересмотр налогов на доходы физических лиц, поскольку поставлена задача сокращения «абсолютно неприемлемого пятнадцатикратного разрыва» в дифференциации доходов семей до «более умеренного» («без уравниловки»).

В целом по социальному блоку, вероятно, будет сделана ставка на переход к страховым принципам. Это возможно только в случае изменения ситуации с заработной платой. Нынешние официальные, то есть росстатовские, данные по зарплате, имеют одну особенность: в денежных доходах граждан статисты заполняют графу «оплата труда, включая скрытую заработную плату». Если следовать данным Росстата по среднедушевым денежным доходам населения, то сегодня в России получают доходы ниже или на уровне прожиточного минимума (установлен правительством в декабре прошлого года за третий квартал 2007 года средний – 3 809 рублей, для трудового населения – 4 116, для детей – 3 647, для пенсионеров – 3 033 рубля) более 25% населения, а с учетом имеющих доходы от 4 500 до 6 000 рублей – все 38%.

Поэтому задачи перехода к страховым принципам социального обеспечения и доведения удельного веса среднего класса в стране к 2020 году до 60 – 70% (в Концепции МЭРТ – 55-55%) требуют не только роста производительности труда в основных секторах экономики в четыре раза, но и кардинальной смены системы оплаты труда (отраслевой к тому времени), социальных стандартов и статистики. Принято считать (данные МЭРТ), что к среднему классу относятся люди, имеющие среднедушевой доход, превышающий шесть прожиточных минимумов, автомобиль, банковские сбережения, могут позволить ежегодный отпуск за границей. Конечно, если прожиточный минимум будет увеличиваться (устанавливаться) правительством таким же образом, как и в последние годы, то задача, безусловно, будет исполнена. Уместно вспомнить, что в 2000 году на первом заседании Госсовета, рассматривавшего стратегию развития государства до 2010 года, когда «слой бедности» оценивался в 40% населения, разговор шел об увеличении за 10 лет численности «массового среднего класса» до уровня 50-55% россиян.

В части выступления Президента, касающейся экономического блока внутренней политики, привлекает внимание несколько проблем.

Во-первых, повышение роли ведомств и правительства в целом в области «выработки идеологии и стратегических планов», принятии нормативно-правовых актов, в реальном управлении ресурсами.

Во-вторых, впервые главой государства поставлена задача «подумать» о бюджетной сфере, предприятиях, контролируемых государством и органами местного самоуправления, где занято более 25 млн. человек (по данным Центра стратегических разработок – 35 млн. человек). Эта задача коррелируется с планами финансового ведомства (в Концепции МЭРТ) по сокращению расходов бюджета по данному направлению. Очевидно, что из бюджетного сектора в ближайшие годы «уйдут» около 3 млн. человек, миллионы работников, занятых на предприятиях с низкой производительностью труда, сменят сферу деятельности (40% предприятий отечественной промышленности имеют производительность труда около 20% уровня развитых стран). Сокращение бюджетной сферы – один из путей решения проблемы трудовых ресурсов в стране.

В-третьих, дан сигнал бизнесу о начале работы по снижению НДС, возможно, и ЕСН. НДС могут установить один на уровне 12-13% (вместо нынешних 18% или 10% в части производства отдельных видов социально значимых товаров и услуг). На практике, повторится ситуация с 13%-м налогом на доходы физических лиц. Улучшится администрирование сбора и, соответственно, его объемы возрастут. ЕСН потребуется пересмотреть в случае возврата к страховым принципам социального обеспечения. Тогда последует и системное изменение пенсионной реформы.

В-четвертых, глава государства поставил вопрос о «переходе к новому этапу региональной политики, направленному на обеспечение не формального, а фактического равноправия субъектов Российской Федерации», употребив в то же время термин «сбалансированная территориальная политика» (в Концепции МЭРТ – формирование полицентричной структуры пространственной организации страны).

Вероятно, продолжится процесс укрупнения субъектов Федерации. С учетом того, что Минрегион сегодня обладает полномочиями по распоряжению финансовыми ресурсами, равными почти половине федерального бюджета (Инвестфонд, ФЦП, ФАИП, межбюджетные трансферты, Фонд содействия развитию ЖКХ), следует ожидать существенных изменений. Задержка в применении региональных территориальных схем развития, по словам заместителя главы ведомства С. Круглика, обусловлена тем, что к концу 2007 года только в 60-ти субъектах Федерации подготовили свои схемы (планы) территориального развития. За министром регионального развития Д. Козаком к тому же еще и своеобразный «долг» перед муниципальной властью за обещанное светлое будущее по закону о местном самоуправлении (принят в 2003 году и вступает в силу на всей территории страны с 1 января 2009 года). Сегодня, по разным данным, только около 5-10% муниципалитетов имеют свой бюджет, остальные «работают» по смете. В 2003 году на 70% территории России не было органов муниципальной власти, ее функции исполняла местная администрация на основе финансовой сметы. Помощь готов оказать министр сельского хозяйства, проанонсировавший «модель сельского поселения XXI века». По данным Минсельхоза, в начале 2007 года около половины из 38 млн. сельских жителей имели среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума, а их заработная плата составляла 40,2% уровня средней зарплаты по стране (по итогам 2007 года – 46%).

Наконец, важно обратить внимание на то, как Президент охарактеризовал задачи в политической сфере.

Во-первых, «будущее российской политической системы определено стремлением современного человека, миллионов наших граждан к индивидуальной свободе и социальной справедливости. Демократическое государство должно стать эффективным инструментом самоорганизации гражданского общества» (просветительская деятельность, воспитание гражданской культуры, повышение роли неправительственных организаций, уполномоченных по правам человека, общественных палат, развитие многопартийной системы).

Во-вторых, «политическая система России должна не только соответствовать национальной политической культуре, но и развиваться вместе с ней. Тогда она будет одновременно и гибкой и стабильной».

В-третьих, «при любых разногласиях все общественные силы страны должны действовать по простому, но жизненно важному принципу: ничего – в ущерб России и ее гражданам, все – для блага России, для ее национальных интересов, для благополучия и безопасности каждого гражданина в России».

Если с третьей задачей все ясно, то с первыми двумя возникают вопросы. Однако, если их рассматривать с точки зрения исторического опыта российской государственности, то вопросов – нет. Если будущее развития России зависит от институциональных изменений, то обязательно должна быть решена проблема «демократии налогоплательщиков». Очевидно, что сегодня она не ставится потому, что налог на доходы физических лиц формирует незначительную часть бюджета государства. Например, по итогам 2006 года было 4,06 млн. налоговых деклараций. В консолидированный бюджет по итогам 2007 года (7,36 трлн. рублей) от налога на доходы физических лиц ФНС перечислила 1,266 трлн. рублей (для сравнения – от налогов и сборов за пользование природными ресурсами поступило 1,235 трлн. рублей). Налогоплательщики спокойно отнеслись к тому, что кассовый профицит федерального бюджета за прошлый год составил более 1,7 трлн. рублей, на социальную политику использовано только 82,1% законом отведенных федеральных бюджетных средств. Может, в этом проявляются те качества россиян, которые В. Путин характеризовал как «стремление быть свободными и независимыми»? Или это самобытность народа, стремящегося к самосохранению? Во всяком случае, нужно дать развернутый ответ на вопрос: что для россиян означает демократическое правовое социальное государство или справедливое государство? Ведь государство – это залог безопасности, прав и свобод граждан России.

ХХХ


Первое заседание Госсовета при В. Путине в ноябре 2000 года было посвящено проблеме стратегии развития государства до 2010 года, а последнее – стратегии развития России до 2020 года. По идее, в основе работы Госсовета в ноябре 2000 года должна была лежать подготовленная Центром стратегических разработок «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу до 2010 года». Тогда Стратегия так и осталась проектом, не получив формального признания. Многие ее положения из разделов по модернизации экономики и социальной политики начали реализовываться. Раздел по реформе власти был исключен из ее текста. Очевидно, что судьба нынешней Стратегии будет другой. Президентом поставлена задача «широкого [ее] обсуждения в российском обществе, с участием всех его институтов», принятия Правительством Концепции социально-экономического развития страны до 2020 года с пошаговым планом исполнения.


Фонд стратегической культуры

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.