Экономика

Долги олигархов оплатят из кармана россиян

Октябрь 06
02:26 2008

Долги олигархов оплатят из кармана россиян


Настало время пожинать плоды безграмотной политики Минфина и его главы Алексея Кудрина. Поставив своей главной целью стерилизацию избыточной денежной массы за пределами России, Кудрин старался  оградить экономику от «лишних» денег. Это объяснялось необходимостью борьбы с инфляцией. Но те же банки, промышленные монстры вроде «Газпрома» постоянно нуждались в средствах. Внутри страны займы были дорогими, на Западе – дешевыми. В итоге у России почти не осталось государственного внешнего долга – расплатились, в том числе и из средств Стабфонда (1 февраля 2008 года разделен на Фонд национального благосостояния и Резервный фонд), что, кстати, вменяют в заслуги Кудрина. Зато теперь внешний корпоративный долг РФ приближается к $500 млрд. Кто должники? Все те же лица: «Газпром» — около $45 млрд, «Роснефть» — $25 млрд, ВТБ – $21 млрд. И далее по списку. На самом деле должны практически все крупные российские компании и банки, которые, кстати, брали дешевые западные кредиты, чтобы потом втридорога обеспечивать в России «бум потребительского кредитования».


 


Ну и чего добился Кудрин? Деньги из страны выводились, а затем тут же возвращались, только в виде долгов. По сути, мы сначала отдавали нефть – получали доллары, затем и доллары отдавали – а в результате остались с долгами нефтяников. Просто как в том анекдоте, когда мужик рубль занимал и топор в залог оставлял, обещая через месяц отдать два — с учетом набежавших процентов. А кредитор ему говорит: тебе через месяц трудно будет два отдавать, давай рубль сейчас. Мужик согласился, а дома стал думать: «Рубля нет, топора нет, и еще рубль должен. И все ведь правильно!»


 


Как объяснить логику Минфина и ЦБ, которые держали внутреннюю ставку рефинансирования на уровне 11-12% (данный параметр, условно говоря, и есть стоимость долга для заемщика), обладая при этом рекордными золотовалютными резервами? При этом в Европе, с более скромной заначкой и не имеющей нефтяных монстров, ставка рефинансирования колебалась от 3% до 4%.


 


Понятно, что наши олигархи кредитовались исключительно за границей, оставляя в залог свои ценные бумаги. Условно: взял кредит на 1 миллиард – дал бумаг на ту же стоимость. Но сейчас, в условиях хаоса на биржах, ценные бумаги падают. То есть залог из миллиарда превращается в миллион. Кредитор вправе потребовать либо «добить» разницу деньгами, либо подбросить еще бумаг (а по сути, долю компании), либо просто подать в суд с последующим списанием активов в счет погашения долга.


 


И вот теперь правительство идет на помощь. Путин объявил, что любой желающий может обратиться во Внешэкономбанк (другое название – Банк Развития) за кредитом для расчетов с иностранными кредиторами по займам, привлеченным до 25 сентября.


 


Такой шаг премьер объяснил необходимостью защитить активы российских компаний, заложенные у иностранных кредиторов. Именно об этом в пятницу премьеру рассказывал один из должников, президент ВТБ Андрей Костин: «Мы делаем большие усилия, чтобы помочь нашим клиентам и чтобы те залоги, которые они сделали перед иностранными банками, не были списаны в пользу иностранных банков. В этом случае значительная часть российской экономики может переехать в другие страны».


 


«Условия кредита, конечно, должны быть рыночными», — сказал вчера Путин. Условий еще нет, признался сотрудник аппарата правительства: «Принято на 100% политическое решение, теперь оно будет прорабатываться дальше».


 


Действительно, решение чисто политическое, к рыночной экономике не имеющее никакого отношения. В условиях рынка должны выживать сильнейшие. А тут ситуация такая, что, когда рынок шел вверх, крупные компании активно кредитовались у «буржуев», но свои средства они вкладывали в новые активы, а не в модернизацию производства или развитие новых месторождений. А когда рынок упал, компании вдруг получают «подушку» от государства, чтобы не удариться сильно. Вопрос. Где были представители государства, когда, в общем-то, государственные компании типа «Газпрома», «Сибнефти», ВТБ брали такие кредиты? И на что их тратили? Видимо, на миллионные «бонусы» для себя любимых. А теперь их роскошества и благоденствие государство будет оплачивать из золотовалютных резервов – национального богатства страны. Денег, которые — теоретически — принадлежат всему народу.


 


К слову, на похожую процедуру по спасению собственных корпораций и банков американская администрация запрашивала добро у своего сената. Конгрессмены отказались спасать «акул с Уолл-стрита». А у нас даже спрашивать некого и незачем.








Андрей Савельев


 


Ситуацию для обозревателя КМ.RU комментирует доктор политических наук Андрей Савельев:


 


— Правительство никогда не спрашивает парламент, когда нужны дополнительные затраты. Если в конце года возникают дополнительные расходы, тогда вносятся изменения в закон о бюджете на текущий год. Вообще, порядок расходования государственных средств определяется Бюджетным кодексом. Но его постоянно нарушают. Счетная палата докладывает об этом депутатам регулярно.


 


Раньше правительство меньше этим занималось, потому что деньги перекачивались в администрацию президента, теперь финансовые потоки переориентированы на премьер-министра. Но, конечно, наши депутаты все что надо задним числом подпишут, и все — с точки зрения закона — будет выглядеть нормально.


 


Беда не в этом. Нарушается осмысленность экономической политики. По сути, сейчас происходит спасение олигархической верхушки. А ведь следом начнутся банкротства и закрытия предприятий реального сектора экономики. Почему-то правительство считает, что надо влить деньги в финансовый сектор, а он начнет всех спасать — но такого никогда не было и не будет. Финансовый сектор в нашей стране всегда был местом растаскивания средств. Именно в финсекторе максимальные доходы, зарплаты. Это место, не где дают деньги, а где их делят. И вот именно туда снова решили влить гигантскую сумму.


 


Моя гипотеза, что под видом реакции на мировой экономический кризис все государственные накопления будут растащены. Вроде как и копили для того, чтобы преодолевать катаклизмы.


 


Сейчас начнут умирать мелкие банки, которые ближе всего к земле, которые больше всех кредитовали малый и средний бизнес. Следом загнется и он. Останется только одна труба. А доход с нее будут иметь ее владельцы. А народу скажут: что вы хотите, кризис, государство обеднело — затягиваем пояса.