Горячие точки

Дневник митрополита Черногорского Амфилохия: молитва о спасении Косово

Февраль 07
12:39 2013

Дневник митрополита Черногорского Амфилохия: молитва о спасении Косово


Вчера в Брюсселе прошла встреча президента Сербии и главы самопровозглашенной республики Косово. Продолжаем публиковать фрагменты неизданного дневника митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия, посвященные трагедии православного населения этого сербского края:

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий

Святой мученик Юстин Философ и другие, праведный Иоанн Кронштадтский, и преподобный Юстин Новый Келийский 1/14 июня 1999 г. (для митрополита Амфилохия это особый день, прп. Юстин (Попович) Келийский был его наставником – прим. ред.)

Прибываем в Печскую патриархию. Над городом Печь и окрестностями, у подножия гор Проклетия, навис страх. В городе хаос и пустота. Албанцы еще только прибывают, оставшиеся сербы пытаются найти защиту у итальянцев, чье командование разместилось в помещении бывшего пивного завода. Народ сжался перед воротами, никто не знает по-итальянски. Подхожу, обращаюсь к солдатам, чтобы отвели меня к командующему, генералу Дель Веккьо. Генерал принимает меня, любезно, предупредительно. Он совсем ничего не знает про город. Объясняю ему, что, прежде всего, нужно защитить Печскую патриархию, а в самом городе – митрополию и приходский дом. Знаю, что где-то здесь еще и музей, но не знаю, где именно. Упоминаю монастыри Будисавцы и Гориоч.

«Мы прибыли ради мира и примирения», – говорит генерал. «Сделаем все, чтобы защитить народ»! Я встречал его позднее, несколько раз, в отеле «Метохия», в Печской патриархии. Уже в тот день было слышно о многочисленных похищениях и убийствах.

* * *

Приехав в Печскую патриархию, застаю в ней состояние смуты. Уже полным ходом идет всеобще бегство сербов. Джаковица, угрожающим образом, уже пуста, и села вокруг нее, как и сам город Печь с окрестностями. Бело Поле опустело, Гораждевац еще держится, но и оттуда какое-то количество людей отправилось в изгнание, как и из других сел по эту сторону Печской Бистрицы – Левоши, Сиги, Брестовика… Возле Урошевца албанцы стреляют по колонне беженцев, в окрестностях Приштины атакую село Словинье…

В Печской патриархии сестры, и сами испуганные, уже нагрузили на хозяйственном дворе грузовик самыми необходимыми вещами. Игуменья Феврония была против, но не могла противиться младшим. Благословение патриарха Павла, чтобы я приехал в эту вековую резиденцию сербских патриархов, и само мое прибытие, на радость игуменье, все это прекратили. Это благословение сербского патриарха стало спасительным не только для монастыря, но и для множества народа, который позже, особенно к Видову дню, найдет спасение, как уже многократно бывало в прошлом, в этом прежнем метохе монастыря Жича, куда в последней четверти, XIV в., во времена святого короля Милутина, под угрозой набегов азиатских орд, была перенесена резиденция сербских архиепископов. «Задужбина» Печских архиепископов и патриархов находится под чудесным покровом «Красы Печской», Богородицы, всеславной надежды христиан православных и защитницы и спасительницы крестоносного рода сербского, избавления всего мира. И ее чудотворной иконы, что, как благословение из Святой Земли и Святого града Иерусалима, принес своей Церкви и своему роду святой Савва, первый сербский архиепископ, как говорится об этом в акафисте Пресвятой Богородице Печской, служить который здесь не перестают веками. И сегодня, как и некогда, в новых бедствиях народных, и мы молимся под сводами монастыря Пресвятой «Красе» нашей:

О, Пречистая Дева, Преблагословенная Владычица, Пресвятая Богородица, Царица неба и земли, Матерь Бога нашего, со страхом и трепетом припадаючи к честной иконе твоей, молимся усердно тебе, как защитнице и покровительнице нашей: прими, о милосердная, моления наши и покрой нас честным омофором своим, ибо ты всем христианам помощница. Умоли Сына своего, Господа Бога нашего Иисуса Христа, да сохранит Он обитель твою и всех верных чад твоих, к пречистой иконе твоей прибегающих и вопиющих тебе: О, Всемилостивая Госпожа, Владычица Богородица, всех, с верою и любовью молящихся тебе, избави от падений греховных, от всех искушений, бедствий и от смерти внезапной! Даруй всем нам дух сокрушен, сердце смиренно, чистоту душевную и телесную, исправление грехов, покаяние, смиренномудрие и отпущение всех грехов наших, да радостно воспразднуем пришествие твое и удостоимся Царства Небесного, да со всеми святыми восславим пречестное и великолепное имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

О, Всеблагая Царица, надежда наша, прими похвальную песнь сию от нас, недостойных слуг своих, и помоги нам, немощным, ибо не имеем мы иной помощи, ни иной защиты, кроме тебя, о Матерь Всемилостивая Царя и Владыки всяческой твари, Дева Мария: просвети нас, сохрани и спаси благоверных царей, королей и князей православных! Спаси, о Госпожа, и помилуй православных патриархов, преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов, весь священнический и монашеский чин, и всех православных христиан! Утверди веру истинную, избави всех нас от падений и согрешений, и сохрани от лукавых нападений вражеских. О, Преблагая Госпожа, Дева, Владычица, Богородица, услышь моление наше и умоли Сына своего и Бога нашего, да спасет слуг твоих, приходящих целовать чудотворную икону твою и дары приносящих святой иконе твоей и Богомладенцу Господу Иисусу Христу, Кого ты на руках своих держишь. Изобразил икону сию благовеститель Лука, да радостно, и весело, и благодарно славим Святую Троицу, Отца, и Сына, и Святого Духа, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

О, Преблагословенная и Богоблагодатная Мати, Защитница и Ходатаица, Мария Дева, прими усердные моления наши, тебе приносимые, и услыши молебные гласы святителей из рода сербского, угодивших Сыну Твоему и Богу нашему, Господу Спасу Иисусу Христу, стоящих у престола Вышнего и украшением сущих обители сей патриархии сербской и пред Богом славой благоверных сербов. А сии суть: святой Савва, Арсений, второй Савва, Никодим, Ефрем, Даниил, Евстафий, Григорий, Максим, Спиридон, Иаков, Иоанникий, Савва третий, Никон и Кирилл Милостивый… Милосердно призри на молитвы Симеона Мироточивого, Стефана Первовенчанного, Владислава, Феоктиста, Милутина, Стефана Дечанского, Уроша Младшего, Лазаря великомученика и Владимира. Всехвальных цариц, княгинь и деспотиц: Анны, Анастасии, Елены и Ангелины. И святых Георгия, Стефана, Максима, Иоанна, Петра Коришского, Иоанникия Девичского, Прохора Пшиньского, Петки, Иоанна Рильского, Гавриила Лесновского, Иллариона Осоговского, Иллариона Мегленского, Евфимия, Нестория, Василия Захумского и Петра Цетиньского… Умилостиви, о, Всеблагая Мати, Сына своего, да спасет род наш от всякой злой напасти! Соблюди нас всех в православной вере, которой верно держались отцы наши! Сохрани нас от развращений чумных нравов добрых, избави от всех опасностей и гонителей, на нас нападающих! Даруй всем нам мир, согласие, любовь и не лиши нас надежды, охраняющей нас от помрачения и отчаяния!… Не лиши нас надежды, сохрани любовь и веру, спасающие души наши во всех бурях житейских! Помилуй всех нас, молящихся тебе перед чудотворной иконой твоей, и спаси души наши. Аминь!


Преподобные Исаакий, Далмат и Фауст 3/16 августа

Изживают Сербское семя в Призрене. Страшная весть: вчера, 15 августа, молодая призренка, Лела Димич, была сожжена заживо со своей дочуркой Зорицей, шестимесячным грудничком, в старом доме в центре города, за то, что отказалась пойти на «информационную беседу» в штаб террористов из «УЧК».
Сербский квартал в Призрене

Также в Призрене схвачены юноша Драган Мойсилович из Прокупле (24) и молодая женщина Драгана Стойкович (33), , которая приехала за бабкой в Призрен, чтобы эвакуировать ее в Ниш, где у нее квартира.

Албанские насильники с применением минометов и автоматов, около 21 часа, атаковали незащищенное сербское село Клокот, были убиты: Тихомир Радич (20) и Сильвана Спасич (23), в Пожаране – Влайко Станишич, в Митровице – Срджан Стойкович (31), полицейский из Мушутиште. Сегодня по дороге в Ораховац схвачены Стоян и Бранкица Стоянович из Накарада, они ехали на похороны родственника.

В селе Донье Неродимле было 60 сербских домов, сейчас все сожжены. В селе сожжена церковь святого Николая, внутри все разгромлено. Ее пытались разрушить взрывчаткой, что частично удалось. В церкви мы нашли еще неразорвавшуюся взрывчатку… Церковь святого Стефана в селе на кладбище, XIV века, восстановленная в 1986, также внутри вся разгромлена и сожжена. Повсюду в церкви приготовлены углубления для взрывчатки. Разрушены входные ворота на кладбище, сожжен церковный актовый зал.

Село Заскок – в селе было около 60 сербских домов, сейчас они сожжены. Церковь святой Петки, недавно возведенная, еще неосвященная, взорвана и разрушена до основания…

В селе Талиновац было около 70 сербских домов, церковь святых Апостолов разгромлена и сожжена изнутри, на кладбище разрушено свыше 20 памятников, мы нашли сломанный топор, которым все это сделано…

В селе Бабляк имелось 60 сербских домов, сейчас они сожжены, церковь святого Николая, древняя, но восстановленная в 1995, взорвана и разрушена. Церковь Святой Троицы разгромлена и сожжена изнутри…
Село Српски Бабуш, имелось около 60 сербских домов, сейчас большинство сожжено. Церковь Святой Троицы осталась незаконченной, но еще стоит.

В селе Косин было 13 сербских домов, сейчас все сожжены…

В селе Гатне было около 20 сербских домов, сейчас сожжены. Церковь святого Николая, древняя, но восстановленная в 1985, взорвана и разрушена…

В селе Доганево было 12 сербских домов, сейчас все сожжены.

В селе Стари Качаник было 40 сербских домов, сейчас все сожжены. О судьбе церкви святого Ильи ничего неизвестно. В Старо Село было 10 сербских домов, сейчас все сожжены. В селе Сазлия было 10 сербских домов, сейчас все сожжены… На территории всего урошевацкого прихода сегодня осталось всего 36 душ, только в селе Штимле, в других местах нет живых очевидцев, кроме одного Бога, чтобы свидетельствовать о злодействах албанцев. Известно, что имеется много убитых и похищенных сербов…


Свидетельство сестры похищенного 3 августа Светомира Миленковича, преподавателя из Обилича, из служебного протокола:
«По свидетельству Светомировой сестры Йоргованки, 3 августа, в 21.30 часов, в их дом ворвались албанские террористы. В доме тогда находились ее отец Момчило, брат Светомир, она сама и ее дочь Валентина, возрастом 9 лет. Йоргованка следующими словами описывает, что с ней и ее семьей сделали люди, которые тогда вошли в дом:

«Папа отпер дверь. Они дошли до террасы, где мы все сидели, и начали нас толкать к дому. Папу задержали в гостиной, меня и Валентину увели в мою комнату. Я не видела, куда увели Свето. Сказали, что ищут оружие, золото, и деньги. Все перетрясли, больше искали деньги и золото.

В комнате со мной и Валентиной был тот, с длинными волосами. Начал меня бить. Надевал металлический кастет на кулак и им бил меня по голове. Затем вытащил из кармана какие-то тонкие провода, обмотал мне вокруг шеи и начал меня душить. Провода меня все больше резали, у меня кровь потекла по шее, а он бил меня головой о стеллаж и о стену, поочередно. На короткое время я потеряла сознание.

После я видела, как они входили в комнату и выходили из нее, вынося все ценные вещи. Продолжили меня бить, спрашивали, где деньги и золото. Я сказала, что скажу им, когда меня перестанут бить. Они перестали, и я отдала им коробку с золотыми украшениями и немного денег. Тогда они вышли из комнаты и заперли меня и Валентину.
Я слышала, как они бьют папу в гостиной. Он сильно кричал от боли. Я обняла Валентину и стала плакать. Спустя 15-20 минут удары и стоны прекратились. Затем я услышала их голоса во дворе и услышала, как они сели в машину и уехали.

Я подождала еще 5 минут, чтобы удостовериться, что они уехали. Затем выбросила простыню из окна и спустилась во двор. Когда увидела, что никого нет, помогла Валентине спуститься, и мы вместе со двора вошли в гостиную. В гостиной, на табуретке, сидел папа. Около шеи у него была затянута тонкая кружевная скатерть. Когда он нас увидел, встал и пошел к нам, чтобы нас обнять. Показывал мне рукой на шею, чтобы я сняла скатерть. Обнял и оперся на меня.

Я попыталась развязать скатерть, но она была сильно затянута. Под скатертью был затянут и провод, он был весь изрезан. Кроме него, была еще какая-то деталь от оружия, окровавленная. Свето был на военной службе, осталось у него и оружие, мы его выбросили, но эта деталь осталась. Папу били этой деталью. Голова у него была разбита. Когда я развязаля скатерть, изо рта и ушей потекла кровь. Он упал на меня и умер.

Я была вся мокрая от крови. Начала звать Свето. Вышла во двор и увидела, что в старом доме зажжен свет. Я вошла внутрь, все было перевернуто, но Свето нигде не было. Пошла к соседям-сербам, Николаевичам Жарко и Лоле. Просила у них помощи. Мы вызвали КФОР. Приехали за 5 минут. Все им рассказала. Переводчиком была какая-то женщина. Дали мне лекарство, успокоительное. Отвела их в наш дом. Произвели осмотр. Вызвали врача, чтобы осмотреть папу. Он быстро приехал, осмотрел его и, когда вышел, выразил мне соболезнования.

Положили его тело в какой-то мешок и увезли. Я попросила их, потому что сама не могла, похоронить его тело в могиле рядом с моей матерью, которая умерла три года назад. Объяснила им, где это находится, и они его после там похоронили.

Валентина и я остались у соседей. Люди из КФОР нас навещали и приносили нам продукты. Спустя 10 дней нас позвали и отвезли в Печь, чтобы опознать человека, которого они арестовали, полагая, что он один из тех, кто на нас напал.

Это был тот толстый. Валентина его сразу узнала. Не знаю, что после этого было с ним, никто нам ничего не сказал. С тех пор теряются всякие следы брата, ничего о нем я не знаю».


В конце августа 1999 года Йоргованка с дочерью покинула Косово и бежала в Сербию. От последствий избиения она потеряла зрение. (прим. пер.)