Общество

Для возрождения России нужно обращаться к сильным, а не к скулящему и жрущему друг друга от безысходности и страха быдлу

Октябрь 03
07:54 2011

Для возрождения России нужно обращаться к сильным, а не к скулящему и жрущему друг друга от безысходности и страха быдлу


Судя по тому, как развивается очередное предвыборное шоу в России (ещё не столь идиотское как в США, но уже близкое к этому), российский правящий класс не ставит русский народ ни в грош и держит его за откровенное быдло. И дело вовсе не в том, что “Путин – плохой” (те, что громче всех об этом кричат – во сто крат хуже), а в том, что мы сами позволяем так к себе относится. Никто не будет иначе воспринимать толпу, которая на любые унижения отвечает слабоумным бабским нытьём о своей незавидной доле (исключения редки и лишь подтверждают правило).


В этом смысле слова “тренера героев” Вадима Шлахтера о смерти русского сверхнарода вовсе не выглядят преувеличением (несмотря на поспешность констатации данного факта):


“За спорами о том, как бы возродить Россию, мы как-то упустили из виду очевидный факт: Россия уже умерла. Великого государства, государства воинов и пахарей, грозных правителей и подвижников, больше не существует. Великорусский народ, объединявший некогда десятки народностей, закончил свою жизнь и превратился в жалкую толпу обывателей, тяжко болеющих «рыночной лихорадкой».


Чем отличается народ от толпы? Осознанием единства своей исторической судьбы, единства жизненных интересов и совместным преодолением сопротивления окружающей среды.

Еще один важный признак здорового народа — агрессивность по отношению к врагу, к опасности. Понятие агрессии здесь абсолютно безотносительно к морали — это такой же элемент самозащиты, как кулаки у мужчины. Агрессивность народа может проявляться и в порабощении соседей и в мирном социальном творчестве. Агрессивность есть проявление энергии народа, а потому ее утрата равносильна остановке сердца у человека, за которой немедленно следует смерть.


Смешно наблюдать, как разномастные политики пытаются указать народу, куда ему двигаться — к социализму, капитализму, монархии с нечеловеческим лицом… Господа, не суетитесь, разве можно придать направление движения трупу?


Народ в своем историческом развитии может достигнуть состояния сверхнарода, и тогда, через краткий промежуток времени, он сможет достичь всех поставленных перед собой целей. Сверхнарод — высшее состояние народа, когда его воля к сопротивлению не знает пределов. Достигал ли когда-либо этого состояния русский народ? Оказывается, да, и это было не так уж давно. Хочу обратить внимание на факт, обычно упускаемый из виду. Вспомните большинство кинофильмов сталинского периода… Главные герои там отнюдь не карьеристы, достигшие вершин материального и социального достатка. Обычно это «простые» люди: рабочие, солдаты, летчики и даже школьники. А какие они? Какой образ гражданина пропагандировался тогда? Ответ очевиден: образ физически и духовно сильного, энергичного, неконъюнктурного и даже антиконъюнктурного человека. По моему глубокому убеждению, все средства пропаганды в «тоталитарном» сталинском государстве были направлены на воспитание по-настоящему свободного и гордого человека, презирающего бюрократическую тину. Не послушного винтика системы, а по-настоящему свободного и гордого человека, презирающего бюрократическую тину и тогдашних «офис-менеджеров»!


 


Вот фильм 1941 года — «Валерий Чкалов». Там герой и легенда поколения тридцатых, нарушая все инструкции и правила, пролетает под Троицким мостом в Ленинграде, за что сажается под арест и отстраняется на продолжительное время от полетов. Но киношный Чкалов, как, впрочем, и реальный, чихает на все запреты и репрессии, уверенный в оправданности своего экстрима. И он оказался прав — в условиях войны практика ведения воздушного боя на предельно малой высоте оказалась исключительно эффективной и спасла немало жизней наших летчиков. Подобных примеров каждый может привести множество. Какой пример для молодежи! — осуждающе покачали бы головой в сусловском ведомстве. Но в те времена считали иначе. Страна готовилась к великой битве. Русские, сопрягая усилия с другими народами России, превращались в советский сверхнарод.


Примером для подражания молодежи сталинского СССР была физически и духовно сильная, непокорная личность, видящая цель своей жизни в служении сверхнароду. Отсюда повальное увлечение спортом и ОСОАВИАХИМ. Но этим воспитание далеко не исчерпывалось.


Мощь советского сверхнарода была еще и в том, что он всегда имел перед собой четкий образ врага. Врага, которого он умел ненавидеть. Установка была самая жесткая: «Увидел врага — убей врага». И пионеры без запинки и морального смущения задорно горланили:


На Дону и в Замостье тлеют белые кости,
Над костями шумят ветерки.
Помнят псы-атаманы, помнят польские паны
Конармейские наши штыки.


Впоследствии эти же пионеры докажут, что их невозможно смутить видом крови — ни врага, ни собственной.


Сталин умер. Пропаганда спорта в СССР пошла па спад и никогда уже не достигала вершин тридцатых годов. На смену фильмам, воспевающим гордого, сильного, умного человека, пришли творения «интеллектуалов», в которых действующие лица, запутавшись в душевных метаниях, скулили от жалости к себе и жевали общечеловеческие сопли. Занятие, что и говорить, очень продуктивное…


В результате образ врага и сознании советских людей стал быстро размываться. Никто уже не верил в близкую опасность, в злых империалистов. Особо «продвинутые» вслед за Сахаровым заговорили о «конвергенции двух систем». Наивность и глупость одних смешивались с откровенно злонамеренной деятельностью других.


Могут возразить: нас учили любить. Враньё! Не может но-настоящему любить тот, кто не может ненавидеть. В русской культуре из поколения в поколение передавались навыки и любви, и ненависти. В нашем поколении всячески подавляли чувство ненависти — в результате мы разучились любить. И спокойно смотрим па уничтожение нашей страны, на «Дубровку», на Беслан, на замерзающие города…


Советский сверхнарод ушел с исторической сцены. Взамен СССР остались несколько ублюдочных псевдогосударственных образований. Сегодняшняя Российская Федерация лишь в формальном смысле является правопреемницей Союза. Никакой реальной преемственности нет. Великая Россия пала под ударами внешних и внутренних врагов. То, что сейчас называется Россией, не имеет никаких корней в прошлом, ни перспектив в будущем.


Уязвимым местом патриотического движения в России является склонность к мифам о якобы присущей русским терпимости и жалости к врагам. Нужно четко сказать, а что есть российские ценности? Действительно ли они подразумевают перманентную жалость к врагу, например, и пассивность? Конечно нет! Почитайте русские сказки, на которых воспитывались поколения русских людей. Безжалостность к врагам лежит в их основе, а также бешеная активность главного героя (Иванушки-дурачка или Ивана-царевича) в достижении своих целей. Герой русской сказки обычно сильный, неконъюнктурный человек (даже лежебока Емеля!). И добиваются своих целей эти герои жестко, бескомпромиссно, действуя по своей, неожиданной и обескураживающей противника логике. Они умеют любить — но умеют и ненавидеть, не слушая умных политкорректных консультантов, объясняющих им «что такое хорошо, а что такое плохо»…


Беспощадность к врагам была оборотной стороной взаимопомощи и взаимовыручки по отношению к своим («сам погибай, а товарища выручай»). Сильнейший мобилизационный призыв «Наших бьют!» не раз выручал русских из беды. Его воскрешение по сию пору страшит современные власти. Им нужен покорный народ, члены которого не прекращая грызлись бы друг с другом, оттачивая навыки навязанной им извне шкурной «конкурентоспособности», а не с реальным врагом. Тот, кому это выгодно, прекрасно понимает: руками одних своих врагов нужно уничтожать других своих врагов. Чтобы забрать то, что после них останется. Если бы мы умели ненавидеть — логика выживания подсказала бы нам этот великий принцип воина. Но подавляющее большинство из нас его не видит…


На что пытается опереться современное оппозиционное движение? На слабых, униженных, оскорбленных, обездоленных. Но слабые, по определению, — плохая опора. Если хочешь победить, нужно опираться на сильных. На сильных, чья воля и устремления протестуют (по разным причинам) против превращения народа в скулящее и жрущее друг друга от безысходности и страха быдло.


Сегодня пропаганда занята выращиванием тупого индивида, мятущегося и воюющего с окружающим миром, не разбирая ни друга, ни врага. Его энергию легко перенаправить в выгодном заправилам мира сего направлении.


Я же хочу воспитать личность. Личность тоже воюет, но на более высоком уровне. Враг у нее иного рода. Враг личности — враг народа! Личность отличается от индивидуума тем, что она, в своей индивидуальности, воплощает задатки и мощь всего народа. Она неотделима от него. Такая личность должна и умеет побеждать. Но, прежде всего, она должна быть внутренне свободной для того, чтобы уметь различать навязываемые врагами опасные императивы: «Мы, русские, жалостливы и мягки, мы не можем ненавидеть…»; «Мы не можем обижать других, потому, что это противоречит общечеловеческим ценностям…»; «Самое главное — зарабатывать деньги и умерить гонор, почему-то присущий этому нецивилизованному народу…». Мы приняли эти и многие другие установки из-за своей слабости, из-за того что оказались не готовы дать отпор врагу. Принесли ли они пользу нашему народу? Оглянемся вокруг. Посмотрим на руины того, что еще двадцать лет назад было могучей державой. Комментарии излишни…


Человек, личность, которую я воспитываю, должен уметь бороться так, чтобы побеждать. А не так, как удобно его врагу, который и объясняет: борись вот так! А вот так не борись — потому что «демократия» не позволяет. Задача врага — добиться победы над личностью и над народом, состоящим из личностей (а если разрушить и ослабить эти личности, то и победить будет проще).


Задача личности — отстоять себя, свою честь и свой социум (народ) от посягательств врага. Пока нам это не удается. И это наглядная демонстрация ошибочности идейно-информационных установок, навязанных нам врагами и принятых нами из-за своей слабости.


Чтобы победить, необходимо учиться быть сильными и ненавидеть…


Чкалов простыми словами сказал нам, ЧТО нужно делать: «Я должен быть всегда готов к будущим боям и к тому, чтобы только самому сбивать неприятеля, а не быть сбитым. Для этого нужно себя натренировать и закалить в себе, что я буду победителем. Победителем будет только тот, кто с уверенностью идет в бой. Я признаю только такого бойца бойцом, который, несмотря на верную смерть, для спасения других людей пожертвует своей жизнью».”.