Экономика

Деофшоризация страны

Январь 08
10:42 2013

Деофшоризация страны


 С 1 января 2013 г. вступает в силу Приказ Минфина России №115н, исключающий из перечня офшорных зон Кипр. Поздравляем российскую бюджетно-налоговую систему: «упорядочение» списка «райских уголков» обернется бюджетными потерями без малого в триллион рублей.


По итогам 2011 г. из $361,7 млрд. прямых инвестиций российских предприятий за границу треть, точнее $121,6 млрд., досталась Кипру. Обратный поток был соразмерным: из $455,9 млрд. прямых инвестиций в Россию с Кипра поступило 28,3% или $128,8 млрд. Только на кипрском «отмыве» российский бюджет потерял до 700 млрд. рублей налогов. Что двигало Правительством и Минфином, когда они «выгоняли» Кипр из списка офшоров – загадка.


 Еще более лицемерным выглядит подписание в июле 2011 г. бывшим президентом Д.Медведевым Федерального закона от 18 июля 2011 г. №227-ФЗ о введении налогового контроля за действиями взаимозависимых лиц и трансфертном (преимущественно – офшорном) ценообразовании для целей налогообложения, вступление в действие которого отнесено аж на 2014 г., а взимание штрафов в полном объеме за общественное воровство – на 2017-й. И это на фоне демагогических разглагольствований о «деофшоризации» российской экономики.


Офшоры по-прежнему наше налоговое все. Немного теории


Не зря народ не любит экономистов. И не за то, что умничают, этим грешат многие, а за то, что декларируемые ими цели часто кардинально расходятся с реальностью. Впрочем, экономисты и сами это признают – Нобелевский лауреат Р.Коуз выражал свое несогласие с тем, чем занимается экономическая наука, так: «…теория парит в облаках. Это все равно, что изучать циркуляцию крови при отсутствии тела».


И ведь прав был старина Коуз. Ну как по-другому можно относиться к заблудившемуся классику новой институциональной экономической теории О.Уильямсону, подменившему капиталистическое целеполагание с получения прибыли на уменьшение затрат: «Основной целью и результатом функционирования экономических институтов капитализма является минимизация трансакционных издержек». (Трансакционные издержки в трактовке другого Нобелевского лауреата К.Эрроу – это «затраты на управление экономической системой»).


Вся мировая корпоративная и фискальная системы построены таким образом, что трансакционные издержки стали важнейшим инструментом раздувания себестоимости и, как следствие, ключевым источником получения дохода менеджментом. Посредством, в значительной (если не сказать – определяющей) степени формально более или менее законной, но фактически – асоциальной оптимизации налоговой базы.


Государство, по сути, узаконило подобный способ обогащения за счет общества, регулярно внося незначительные изменения в налоговые конструкции, не меняя при этом главного – парадигмы налогообложения структурных элементов себестоимости. И не себестоимости производства, этот аспект более или менее препарирован, а себестоимости реализации. Так сказать, затрат на продвижение продукции от производителя к потребителю.


 Про каноны


С 2012 г. Налоговый кодекс (НК РФ) пополнился Разделом V.1. «Взаимозависимые лица, общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании». Даже из названия понятно, о чем речь: внутрикорпоративное (трансфертное) ценообразование или реализация продукции взаимозависимыми лицами по ценам, отличающимся от рыночных, достало. Отныне сделки между взаимозависимыми лицами стали контролируемыми: при несовпадении договорных цен с рыночными налоговики могут доначислить налоги исходя из рыночной конъюнктуры.


В новой редакции НК РФ взаимная зависимость определяется на основе совместного участия в капитале применительно к юридическим лицам, а также на базе служебной подчиненности и родства, если мы говорим о физических лицах. В категорию контролируемых сделок подпадают внешнеторговые операции
 


биржевыми товарами, договора между взаимозависимыми лицами с участием как бы посторонних «прокладок» (компаний, не несущих никаких дополнительных функций) и соглашения, одной из сторон которых является офшорный резидент. НК РФ устанавливает также стоимостной порог сделки, заступ за который автоматически приводит к повышенному вниманию налоговиков.


Неуплата или недоплата налогов, возникшая в результате применения взаимозависимых схем, помимо доначисления налогов влечет взыскание штрафа в размере 40% от неуплаченной суммы, но не менее 30 000 рублей. Если, конечно, налогоплательщик не докажет, что сопоставимые сделки между другими экономическими агентами происходили по схожим ценовым параметрам. А теперь внимание: доначисление налогов за налоговые периоды 2012-2013 гг. производиться не будет, с 2014 г. штраф будет составлять 20% от суммы украденного, а все 40% будут брать только с 2017 г. «Надо же ребятам подготовиться», – так, по всей видимости, полагал работавший тогда президентом Д.Медведев. Резвитесь, казнокрады.


Из практики


Оставим в покое Кипр – эта территория, формально не являющаяся офшорной, давно и прочно стала символом налоговой гавани. Тем не менее, многие российские предприниматели, особенно малые и средние, по-прежнему используют кипрские компании для оптимизации налогообложения, не подозревая, что жизнь давно ушла вперед.


Для «продвинутых» российских бизнесменов кипрская юрисдикция нынче моветон. Да и зачем общественных гусей дразнить, если есть другие благородные территории с льготным налогообложением или инкогнито собственников – Ирландия, Люксембург, Сингапур, швейцарский кантон Цуг, наконец. Практика всегда впереди фискального паровоза, и если гандикап виден невооруженным глазом, почему нельзя отреагировать и составить еще один минфиновский перечень, на этот раз – территорий с льготным налогообложением? С иностранцами ссориться не хотим? Я вас умоляю – посмотрите, как американцы или немцы прессуют швейцарских банкиров, и ваш аргумент рассеется как дым.


В упомянутом Разделе V.1. НК РФ подразумевается, что суть сделок между взаимозависимыми лицами – уменьшить цену реализации для целей российского налогообложения и тем самым сэкономить на отчислениях в казну. А если сделка совершается по ценам выше мировых? Нонсенс?


В мировой практике прецедентов, может, и нет, а у нас по такой схеме давно и «успешно» работает российская алюминиевая монополия. «Компенсируя» переплату «лузеру» за счет увеличения собственной себестоимости реализации и, как следствие, уменьшения налоговой базы. Только за Iполугодие 2012 г. общая сумма налоговой «экономии» могла составить $99,6 млн. Но даже если налоговики пристанут – отбрехаться будет проще простого: сделки с дебиторами (как и с кредиторами) под налоговый контроль не подпадают.


Еще одна недоработка – как быть с договорами займа между формально независимыми лицами, предусматривающими, к примеру, более высокую плату за заемные ресурсы? «Так договорились, – примутся оправдываться вороватые приказчики, – на других условиях никто не давал». Переплата, между тем, будет сыпаться в кого надо карманы. И здесь пример, простите за последующий каламбур, на поверхности – речь идет о печально знаменитой кузбасской шахте, 73,0% ($400 млн.) долгосрочных долгов которой приходится на заем ирландской фирмы с аналогичным названием.


Наконец, в продолжение разговора о трансакционных издержках, налоговики могли бы обнаружить немало интересного в российской банковской системе, операционные расходы в которой растут на десятки процентов в год. Наши кредитные учреждения во многих случаях принадлежат через российские «карманные» фирмы офшорам. Но вот парадокс: в последние годы банковским мейнстримом стало привлечение в качестве совладельца какой-нибудь статусной зарубежной организации, например, американской Международной Финансовой Корпорации (МФК), 23,7% капитала которой находится в собственности правительства США. Страшно представить, сколько будет ора, если налоговики заглянут в такой «помазанный» банк.


О несбыточном


Мнением смердов власть не интересуется, и все же.


Во-первых, нужно внести в Раздел V.1. НК РФ еще один признак контролируемых сделок: соглашение с компанией или группой компаний, на которые приходится более четверти дебиторской или кредиторской задолженности. Никто априори не утверждает, что по этим соглашениям воруют, мы просто интересуемся.


Во-вторых, рост трансакционных издержек, наблюдаемый в последнее время, во многом обусловлен введением в действие норм НК РФ в части налоговой «оптимизации». Но почему нашим «социально ответственным» бизнесменам предоставлена столь значительная отсрочка? Подумать только – все 40% штрафа за неуплату налогов будут взиматься аж через четыре года! А до этого воруйте, ребята, мы пока дыру в бюджете фактической ликвидацией накопительной пенсионной системы заткнем?


В-третьих, ну хорошо, обнаружили фискалы подозрительную схему, а кто будет оплачивать расследование, если фирма-контрагент за границей? Не зря же налоговые консультанты получают до $3000 в час, столько многие «светлые головы» ФНС в месяц не зарабатывают. Еще один вопрос: почему результаты налоговых расследований не сделать публичными? И своим пример, и другим наука.


Вместо эпитафии. Если презумпция добросовестности налогоплательщика, пусть в теории, но имеет место, то презумпции добросовестности чиновника не должно быть в принципе. Господа бюрократы, если своих мозгов не хватает, а сторонние привлекать вам не по чину – вперед улицы мести. Если же вы сознательно не замечаете очевидного – вам прямая дорога на нары. К примеру, за халатность.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.