Политика

Деградация государства

Июнь 05
02:27 2009

Перед статьёй, ИА «Русские новости» хотели бы сделать предисловие. Нынешний «мировой экономический кризис» — это не совсем экономический кризис, а кризис демонических «общемировых демократических ценностей» с её столь же сатанинским глобализмом. Кому-то может показаться оскорбительным или неуместным сравнение с сатанизмом, но как же ещё описать эти самые демократические ценности базирующиеся на: ненасытной жажде денег; зависти к тем, кто больше денег имеет; гордыне; нигилизме; космополитизме и ненависти к национальной культуре, традициям и особенностях; толерантности ко всевозможным извращениям и мерзости… Список можно продолжить и в конечном итоге — всё это сводится или к сатанизму, или к Содому и Гоморе. Если политкорректно выразиться, то всё, что сейчас происходит — это результат того, что к власти во всём мире пришли люди очень ограниченные в интеллектуальном плане, с потребительским мышлением, с полным отсутствием духовного и нравственного развития и то, что именно эти же принципы вместе с расширяющимся глобализмом приняты за норму практически во всём «цивилизованном» мире.


Для России выход из кризиса может быть только один — вернуться на русский исторический путь развития, оградившись от внешних их «демократических ценностей и принципов». У нас есть свой путь, веками показавший, что только он может быть эффективным, а именно: «Православие, Самодержавие, Народность». Тем, кто не помнит, что он русский, пора бы вспомнить, а кому чуждо всё русское и кто не мыслит жизни вне этих самых «демократических ценностей», им лучше бы покинуть русскую землю, Святую Русь будем строить без них. Мы должны вспомнить, что являемся не какими-то безродными «россиянами», а русским народом со своей великой историей, великой культурой, что мы являемся носителями Истинной Веры Христовой. Всему своё время, а сейчас главное — информация. Тут каждый русский человек может принисти много пользы своему Отечеству. Пусть потихоньку, пусть на своём месте, в масштабах, доступных ему, но — бороться. Быть примером в благородстве и чести для других, в том числе и создав крепкую семью и взрастив своих детей в русских православных ценностях и традициях. Здесь все средства хороши, кроме бессмыленных и тех, что вредят нашему общему делу.


Также, необходимо помнить и о том, что при теперешнем пути развитии у России осталось в запасе 15-20 лет, именно на столько при сегодняшних темпах добычи у России останется нефть. Необходимо возрождать производство и прекратить разбазаривание невозобновимых природных ресурсов. Россия должна оградиться от импорта товаров и продуктов питания, которые можно и целесообразно производить у себя. Если мы можем строить лучшие в мире танки и космические корабли, то значит, способны возродить автопром и другие отрасли народного хозяйства. 


  



Сергей Валянский


Деградация государства


Мы видели, что в начавшейся уже эпохе ТНК разрушаются экономика сообществ, культура, нравственность, психическое здоровье людей, а усиливается только финансовая структура мира и сопряжённые с ней: СМИ (в части, обслуживающей интересы ТНК), «развлекалово» (заменяющее собой культуру и нравственность) и те отрасли экономики, которые приносят максимально быструю прибыль или обеспечивают военные приоритеты.


А государства? Что происходит с ними? Если судить по постоянно ведущимся разговорам об опас­ностях однополярного мира и о желательности многополяр­ного мира, по встречам президентов и премьер-министров, по наличию границ и таможен — с государствами всё в порядке. Эта властная структура существует, она иерархически выстро­ена, сама решает международные проблемы, и вроде бы над ней нет никакой структуры ТНК. И если это так, то вся наша теория никуда не годится, потому что на государстве замыка­ются все внутренние структуры, и раз они деградируют, то должно деградировать и само государство.


Однако, как только мы перестанем судить по разговорам и формальным признакам, так сразу и увидим, что институт го­сударства повсеместно, за исключением двух-трёх стран, пор­тится, и этот процесс не обошёл даже центр «однополюсного мира», то есть США.


Возьмём простейший пример последнего времени. Амери­канская (якобы) компания IBM сокращает персонал в США и Европе. Ничего необычного; мы говорили уже, что стремле­ние к прибыли вынуждает компании сокращать расходы, а тра­ты на зарплату персонала рассматриваются как одна из статей расходов. Но в данном случае важно не это, а то, что в Европе корпорации пришлось вступить в переговоры об условиях увольнений с местными рабочими советами. А в Америке слу­жащих вызывали, давали выходное пособие в зубы, и пошёл вон. Вот вам и американская компания. На американцев-то ей как раз наплевать! Она, как ТНК, выше «своего» государства.


В XX веке западные государства были в основном соци­альными. Власть синхронизировала интерес всех обществен­ных структур, и даже финансово-экономическая, при всей сво­ей жажде прибыли, была согласна на социализацию. Не толь­ ко потому, что, как считают социологи, буржуазия боялась коммунистической революции. Для согласия на удовлетворе­ние потребностей народа были и прагматические соображе­ния: чтобы получать как можно больше дохода, предприни­мателю нужно как можно больше продать, а для этого требу­ется достаточное количество покупателей. Значит, надо дать гражданам соответствующий доход. Вот и стимул к повыше­нию зарплаты.


Далее, надо было обеспечивать воспроизводство рабочей силы определённого качества для работы на всё усложняющих­ся производствах. Это повод к становлению системы бесплат­ного высшего и специального образования. Сегодня она в пол­ной мере сохранилась только в Германии, а со второй половины XX века существовала по всей Европе. Имелась и система обеспечения равного доступа к здравоохранению в страховой и бюджетной формах.


А глобальному рынку не нужно много людей! В результате автоматизации количество занятых рутинными операциями сократилось на два порядка. Новым постиндустриальным бизнесам вообще хватает нескольких подмастерий и менеджеров, а с усложнением техники, как ни странно, снизились требова­ния к образованности операторов. Всё меньше рабочих мест создают и «старые» индустриальные отрасли; самое трудоём­кое выведено в страны с дешёвой рабочей силой, а для остав­шихся мест хватит работников с низкой квалификацией. Зна­чит, из стоимости оплаты труда надо кое-что исключить, за­ траты на образование, например. Ну, для экономии расходов и повышения прибыли. И вот «карточный домик» социально­ го государства начинает рушиться, ведь это дело такое: выдер­ни одну карту, и пошло-поехало…


Для ТНК, забирающих на себя всё большую часть мирово­го производства и распределения благ, такого стимула, как патриотизм, не существует. Их единственная задача — манипулируя капиталами и массами товаров, получать максималь­но возможную прибыль, выживая как можно дольше. Обеспе­чение справедливого распределения ресурсов в мире или «стране пребывания», забота о благоденствии сообществ и целых народов — вне задач ТНК. Это задачи государства, но транс­ национальные корпорации не входят в число общественных структур, интересы и деятельность которых синхронизирует государство. Более того, если национальная власть, выступая на страже интересов своего народа, прищемит интерес ТНК, эту власть мигом раздавят. Или подкупят ««национальных ли­деров».


И вот вам реальность: с конца XX века государства дей­ствуют так, будто они отделы соцобеспечения или, скажем, профсоюзы при ТНК. Отныне национальное законодательство большинства стран диктуется транснациональными корпора­циями. То есть одна из бывших внутренних структур, финан­сово-экономическая, воспарив в небеса, определяет деятель­ность государства, которое и возникло, и существовало во всём обозримом прошлом как интегрирующий институт, обеспечи­вавший баланс интересов всех прочих структур. Хвост-переросток начал вилять собакой.


Осторожный частичный демонтаж системы социального обеспечения в США и Англии начался ещё в 1980-е годы («рейганомика»), а радикальный вариант демонтажа этой системы мы видим сегодня в России, и, похоже, её опыт считается удач­ным, вновь возобновляется в США и постепенно распространяется на Европу. Правильно, ТНК совсем не желают забо­титься о всемирном нищенстве.


А зачем им терпеть всеобщее бесплатное образование? Долой его! Образование, как в доиндустриальный период, стано­вится личным делом каждого и превращается в средство для наживы. В США оно уже полностью коммерческое, в Европе, включая Россию, тоже готовятся покончить с государственной системой образования и ввести коммерческую. Скоро систе­мы условно-бесплатного образования и повышения квалифи­кации останутся лишь при нескольких заинтересованных кор­порациях.


И на пенсионеров тратиться жалко. Долой! Соцобеспечение в старости планируется свести к покрытию расходов на текущее потребление — еду и скромное жильё, но не на про­дление жизни. В России это уже сделано, в США реформа идёт полным ходом, в Германии к ней лишь приступают, хоть и с большим скандалом со стороны немцев, вопреки намерениям ТНК желающих пожить подольше.


Реформа здравоохранения наиболее последовательно про­ водится в США, где 25% населения, по сути, уже лишено дос­тупа к нему, а в Европе она тормозится стараниями хорошо организованной врачебной когорты и сопротивлением граж­данского общества. Перспективы реформы здесь пока неяс­ны, но мы, зная направление процесса, можем предсказать, что кончится всё печально для людей. Надо же учитывать, что для фармакологических корпораций чем больше больных лю­дей, тем лучше. Кстати, Россия явно хочет отличиться, прове­дя реформу здравоохранения ударными темпами. Правильно говорил поэт Чаадаев: Россия всегда показывает миру какой-то пример. На протяжении почти всего XX века показывала пример, как надо наиболее радикально заботиться о большин­стве. Теперь — как надо наиболее радикально не заботиться о большинстве.


По стандартному определению, государство есть политиче­ская организация общества. Обратите внимание: ОБЩЕСТВА, а не финансов, не экономики, не ТНК. В интересы общества не входят снижение жизненного уровня и распространение не­вежества. Рост безработицы тоже обществу не нужен, как и сокращение продолжительности жизни людей, и ускоренное вы­мирание стариков. Вот почему, обнаружив, что в ведущих стра­нах власть проводит реформы, объективно ухудшающие уровень жизни людей, мы вправе говорить о деградации государства. Если оно начинает «синхронизировать» всё многообразие общественных интересов под интересы наднациональных Фирм, занятых исключительно наращиванием денежной мас­сы, то само превращается в политическую организацию круп­ного международного капитала. При всех реверансах в сторо­ну «народа», при сохранении всех формальных признаков «старой» власти она уже новая. Политические партии превраща­ются в корпоративные партии, а политические лидеры, полу­ чающие мзду от внешних по отношению к их стране сил, — в сотрудников ТНК на зарплате. Ложь разъедает культуру и нрав­ственность, искусство и быт, экономику и политику. Стены всё ещё украшают затёртые лозунги Французской революции, но за красивым фасадом происходят совершенно иные дела. Под фальшивым знаменем демократии мир в полный шаг мар­ширует к фашизму.


Не правда ли, в таком освещении совсем иными красками заиграло всё, о чём мы писали в предыдущих главах книги? О значении процентных денег и вымирании природы; структу­ризации хаотичного денежного оборота и деградации тради­ционных структур; перенаселённости мира и стремительном расслоении на бедных, не имеющих никаких средств, и сверх­ богатых, имеющих деньги в сумасшедшем переизбытке… Об идеологии… О лжи про разделение труда, грядущее процвета­ние и «экономику знаний»…


По каналам международной торговли расходится порядка 20% мирового ВВП. Остальная часть крутится на внутренних рынках. Но в среднем больше половины населения не участвует даже в них. Нам с вами за примерами не надо далеко ходить; возьмём Россию. Она имеет небольшой сектор экспортной экономики: энергоносители, металлы, химикаты и лес. Вот, пожалуй, и всё. Другие «развивающиеся страны» поставляют бананы, рудный концентрат, нефть или гуано. Ещё, возмож­но, какой-нибудь промышленный гигант поставит от щедрот своих жалкий «отвёрточный» заводик или вынесет подальше от «цивилизации» грязное производство. На вырученную ва­люту страна чего-то там купит на мировом рынке. Из этого «чего-то» большую часть сожрёт местная элита и её обслуга, желающие потреблять, «как белые люди». Вот и всё междуна­родное разделение труда!


Те же, кто не вписался ни в один из рынков, предоставле­ны сами себе, живут за счёт натурального хозяйства или, ока­завшись бездомными, кусочничают у вокзалов. Сколько таких в России? Говорят, 10%, а может, и больше, и к ним с каждым годом присоединяются новые толпы из тех, кто не лег в моги­лу до срока.


А почитаем статью 7 Конституции РФ: «1. Российская Федерация — социальное государство, по­литика которого направлена на создание условий, обеспечи­вающих достойную жизнь и свободное развитие человека. 2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный раз­ мер оплаты труда, обеспечивается государственная поддерж­ка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожи­лых граждан, развивается система социальных служб, устана­вливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты».


Как, соответствует?.. Для кого-то да, для кого-то нет. Фор­мальные признаки соблюдаются, но древо жизни быстро за­гнивает.


Россия — жутко богатая сырьём и народом страна. Но для той экономики, которую ей позволили иметь, не надо много народа. Его следует сократить не менее чем в три раза, а луч­ше, если раз в пять. Так, чтобы как раз хватило для обслужива­ния «трубы». Правда, по мере исчерпания запасов сырья в месторождениях и эти будут становиться лишними, и если они не найдут возможности кормиться диким образом, то вымрут, зато у оставшихся «при деле» будет постоянно возрастать уро­вень потребления благ. Последний получит всё.


Поэтому всякий раз, когда наша власть объявляет о наме­рении позаботиться о социальной сфере или, там, побороться с бедностью, знайте: она прямо на ваших глазах отменит ос­татки социальных льгот или предпримет иные меры для умень­шения числа живущих. Ведь и дураку понятно, что если в стра­не, скажем, 10% абсолютно нищих и половину из них каким-нибудь «легальным» способом незаметно умертвить, то можно рапортовать об успехе реформ и уменьшении количества ни­ щих вдвое! И это будет как бы правда; народ обрадуется, а до чего будет доволен президент!


Сходные процессы идут везде, но с разной скоростью и с влиянием разных дополнительных факторов. Она ведь нелинейная, наша эволюция: когда, где и что грохнется, а где усто­ит подольше, сказать трудно. В странах побогаче (вроде Гер­мании) или в тех, где государство продолжает поддерживать общественные традиции (как в Китае или Белоруссии), — раз­вал будет идти помедленнее. Но всё равно лавина стронулась. Практически во всех странах безработица приобретает неиз­бежный, а то и необратимый характер. Скоро лишь 10-15% человечества будут заняты в сфере производства как собствен­ники бизнеса, наёмные работники или партнёры. Остальные пойдут в сферу услуг, но на всех мест не хватит. В Германии в последние годы, чтобы дать людям обеспечение и видимость занятости и общественной полезности, резко раздували госу­дарственный аппарат, а особенно аппарат социальных служб, но такой ресурс борьбы с безработицей тоже уже исчерпал себя…


Неравновесность всей системы, многофакторность её эво­люции приводят иногда к поразительным парадоксам. Вывод промышленности в бедные страны повысил безработицу в странах богатых; но на Востоке, куда «уехали» заводы, селяне ломанулись в города, чтобы ухватить свои доллары на этих за­ водах — и там тоже выросла безработица! В бедных странах началось повышение среднего уровня образованности; одно­ временно снизилась потребность в шибко грамотных в стра­нах богатых. На Западе приняли суровые законы против им­ мигрантов с Востока, и тут оказалось, что из-за старения на­ селения на Западе критически не хватает рабочих рук! И это наряду с растущей безработицей. Парадокс!


В 1950 году граждане старше 65 лет в Европе составляли лишь 8,2% от всего населения, в 1970 году — 10,5%, в 2001-м — уже 16,2%, и, по прогнозам, к 2025 году пенсионеров в Европе будет 21%, а к 2050-му — больше четверти населения. Соот­ветственно растут затраты на выплату пенсий. По оценкам экспертов Еврокомиссии (вдумайтесь!), чтобы поддерживать ба­ланс на сокращающемся рынке труда Европы, в страны Евросоюза ежегодно необходимо ввозить 1,5-3 млн. иностранных рабочих. Прогноз ООН ещё радикальнее: речь идёт о 4,5-6 млн. мигрантов в год. Но уже сейчас, по данным Центра европейских исследований Оксфордского университета, в Европе офи­циально проживает 18,4 млн. мигрантов (около 5% населе­ния), а с учётом нелегалов и натурализовавшихся иностран­цев — по меньшей мере 25-29 млн. человек. При ежегодном ввозе 6 млн. коренные народы Европы за одно поколение пре­вратятся в этнические меньшинства.


Некоторые аналитики пишут: «Эмигранты выгодны разви­тым странам тем, что на них не распространяется большин­ство социальных услуг, и в том числе выплата пенсий». Как вам нравится такой анализ?.. А у нас возникает резонный вопрос: кому это выгодно? Культуре французов, немцев, итальянцев, англичан? Структурам образования, здравоохранения, науки? Или, может, краеведам и поэтам? Или государству — «поли­тической организации общества»?


Замещение коренных народов пришлыми ради экономии денег и высокой прибыли выгодно только финансово-эконо­мической структуре, да и то не всей, а её глобализованной ча­сти, транснациональным корпорациям. А мы и так уже пришли к выводу, что окончательный переход к эпохе ТНК страш­нее всего ударит по народам Запада.


Фразу, что «эмигранты выгодны развитым странам», сле­дует понимать только так, что истребление «своих» людей для возможности повышенной эксплуатации «чужих» на той же территории выгодно тем представителям правящей элиты, ко­торые напрямую работают в интересах ТНК, наплевав на бу­дущее демоса, избравшего их во власть. Ну не может вменяе­мый человек планировать, как бы ему получить выгоду, сэко­номив на жизни своих родителей.


По всему миру создалась надгосударствеиная система, при которой «национальные» правители выступают в роли аген­тов внешнего управления, и это если не первые лица, то уж кто-то из ближайших советников непременно. Похвалы в тех сферах, в которые не проникает взгляд «простого человека», удовлетворяют их тщеславие; политическая поддержка гаран­тирует стабильность их власти; миллиарды долларов, которые они «накапливают» в течение своего правления, делают их уп­равляемыми. Требуют от них, чтобы «их» людишки меньше задавались вопросами мироустройства? Сделают так, чтобы людишки глупели. Просят снизить затраты на социалку? Сни­зят затраты, нет проблем. Указывают, что хорошо бы «уронить» и численность? Создадут условия для межнациональных кон­фликтов и войн.


Не надо думать, что так только в странах третьего мира. Нет, где угодно: и в США, и в России. Пример действия наци­ональной элиты против своей страны даёт опыт Японии конца 1980-х — начала 1990-х годов. Тогда в мире было два «фи­нансовых пузыря», в Японии и США. Один из них надо было «прокалывать», и именно японская элита приняла решения, приведшие к «проколу» японского, а не американского «пу­зыря», от чего японская экономика, до этого самая динамич­ная в мире, так и не смогла оправиться. Причина столь нетри­виального выбора японской элиты — в глубине проникнове­ния японских капиталов в американскую экономику. Освоив американский рынок, японские ТНК справедливо считали ключевым фактором своего успеха процветание не Японии, а США, на рынок которых они работали, получая за это миро­вую резервную валюту, доллар.


Другой пример действий национальной элиты против ин­тересов своих стран явила нам война США и их европейских союзников по НАТО против Югославии. Её стратегическая цель, как и всей американской политики на Балканах с 1990 года, заключалась в подрыве экономики ЕС — стратегическо­го конкурента США — путём превращения некогда процвета­ющей Югославии в незаживающую рану на теле Европы. Кон­кретной целью войны 1999 года был подрыв евро, который в то время рассматривался как серьёзный потенциальный кон­курент доллару. И европейские политики высшего уровня, несмотря на протесты не только общественности, но и среднего звена их собственных политических структур, полностью поддержали США!


А евро на несколько лет ушёл в штопор. Наша российская элита ничуть не отстаёт. У нас 19 июля 2001 года в присутствии председателя правительства (тогда это был М. Касьянов, известный в народе как «Миша-два-процента») и председателя Госдумы (Г. Селезнёв) министр по делам федерации, национальной и миграционной политике Блохин провозгласил вступление России на путь замещающей мигра­ции. Зачем? «Чтобы Россия ежегодно принимала до миллиона мигрантов», пополняя «трудовые ресурсы… за счёт стран СНГ, стран Азии и Латинской Америки».


В апреле 2005 года и президент В. Путин заявил: «Мы заин­тересованы в притоке квалифицированных легальных трудовых ресурсов… В конечном итоге каждый легальный иммигрант дол­жен получить возможность стать гражданином России». Сотни тысяч россиян, как правило, самых образованных, сбежали от ужасов либеральных реформ за границу. Милли­оны умерли преждевременно. На поддержание жизни остав­шихся, на повышение качества жизни, на нормальную зарплату и помощь молодым семьям, на обеспечение людей медицин­скими услугами у правительства нет денег. Зато деньги есть, чтобы привезти сюда и обустроить китайцев, таджиков и ни­герийцев.


В Угличе, помнится, селили узбеков, причём они требова­ли предоставления не абы каких, а только каменных домов. А 75% угличан до сих пор живут в деревянных; чтобы построить коренным жителям каменные дома и создать нормальные ус­ловия для деторождения и воспитания детей, денег нет. И понятное дело, в нашей маленькой стране больше некуда селить среднеазиатских мусульман, кроме как в Угличе. А в Татарию, наверное, повезут вьетнамцев. Или папуасов. Кстати, русских, переселяющихся из Казахстана и других частей бывшего Союза ССР, при получении здесь работы и заработка, жилья, при оформлении документов прессуют все, кому не лень.


Вот политика, которую проводит РОССИЙСКОЕ прави­тельство. Чего же оно добивается? Восполнения численности населения? Нет, оно за все годы реформ явно делало всё, что­ бы коренное население сокращалось. Эти действия наталки­вают на мысль, что так создают условия для межнациональ­ных войн и окончательного решения «проблемы». Правитель­ство России работает против своего народа.