Политика

Что Маркс мог бы подумать о московских протестах

Март 06
13:10 2012

Что Маркс мог бы подумать о московских протестах


Оливер Буллоу (Oliver Bullough) («Oliver Bullough», Великобритания)


В 1872 году «Капитал» Карла Маркса был переведен на русский язык, а императорский цензор посчитал, что «в России мало кто будет это читать, и еще меньше тех, кто поймет это». Это стало, вероятно, одной из величайших культурных ошибок в истории, цензурным аналогом отказа студии звукозаписи Decca от Beatles или издательства Faber&Faber от повести Оруэлла «Скотный двор».


Насыщенная и трудная для восприятия проза великого экономиста, разрешенная в России, где запрету подвергались и куда менее острые работы, вдохновила движение, которое вскоре захватило страну во имя мирового пролетариата.


Надо отдать цензору должное —  он не так уж и заблуждался. Будущие революционеры книгу не поняли. Если бы им это удалось, они бы осознали, что Маркс считал их страну отстающей на несколько столетий от любой попытки вытащить себя из феодальной убогости. На самом деле они прочитали то, что хотели прочитать, истолковали то, что хотели истолковать, и в 1917 году создали первое в мире государство, объявившее себя марксистским.


Эволюция государства в диктатуру, которая мало чем отличается от любой другой,  и  последовавший развал заставили некоторых (если не всех) комментаторов сделать вывод, что Маркс все перепутал, а история не обязательно приводит к увяданию государства и последующему триумфу рабочего класса.


Однако последние события в Москве заставили меня задуматься о том, что, может быть, старик был в чем-то прав. Маркс воспринимал историю как процесс перехода от примитивного, феодального уровня, когда государством правила аристократия, до буржуазной стадии, когда растущий средний класс потребовал обеспечить власть закона для защиты своих капиталов.


«Буржуазия — столь же необходимое условие для социальной революции, как и сам пролетариат», — писал Маркс в своем эссе 1874 года о России. В западных странах средний класс поднялся – в Великобритании в XVII веке, во Франции — в XVIII, а в Германии в XIX веке – и отобрал власть у аристократии, впоследствии придя к власти в своих странах через контроль над финансовой сферой.


В России бизнес был недостаточно развит и, как и в средние века, аристократия доминировала за счет контроля над землей. Так продолжается и до сих пор. Несмотря на все революции, которые сотрясали страну на протяжении последнего века, мало что изменилось. Российское руководство, может быть, и пришло из бывшего КГБ, но с экономической точки зрения они типичные аристократы: безответственные, вульгарные, запредельно богатые, полностью интегрированные в государство, удерживающие власть за счет контроля над природными ресурсами.


Возможно, мы стоим на пороге изменений, особенно если московские протесты этой зимой являются вестниками прихода долгожданной буржуазной революции в России.  Такие мысли приходили мне в голову, когда я слушал Артемия Троицкого, одного из лидеров протестного движения, выступавшего на конференции в Лондоне на этой неделе.


Если бы Маркс мог наблюдать за тем, что происходит (возможно, он это и делает в раю, созданном Богом не без склонности к иронии), тогда, думаю, он бы воспринял схватку Путина и его нефтяных баронов против дерзкой молодой оппозиции как развивающуюся классовую борьбу, и облизал бы губы в предвкушении. Он ведь был большой любитель таких историй.


В отличие от протестов в Египте или Греции, московские демонстранты — типичные представители среднего класса: специалисты в сфере IT, офисные работники, владельцы iPhone и клиенты IKEA. А их требования в точности совпадают с теми, которые Маркс приписывал буржуазии, особенно что касается диктатуры закона и коррупции.


Как истинные представители своего класса, некоторые из них к низшим классам относятся с легкой брезгливостью. Троицкий описал большинство своих сограждан как «абсолютно безнадёжных людей», способных продать свой голос за 500 рублей, а деньги немедленно пропить. Брезгливость эта может быть отчасти объяснена тем фактом, что, согласно многочисленным опросам общественного мнения, более половины россиян радостно проголосуют за Путина (как и большая часть простолюдинов проголосовала бы за царя).


И именно это – странная штука в  некоторых требованиях активистов оппозиции. Они призывают российских избирателей Думать за Себя. Они требуют Честных Выборов. Если Россия получит честные выборы, и россияне подумают сами, протестующие почувствуют себя обманутыми, так как Путин все равно победит. Лозунги «Россия без Путина» и «За честные выборы» несовместимы, если вы хотите  сменить правительство.


Средний класс XIX века, описанный Марксом, ограничивал участие в голосовании таким образом, чтобы выразить свое мнение имели право лишь обладатели определенного капитала, и им довелось построить такую Западную Европу, которую они хотели, с той силой, что им была дана. Своих целей они добивались весьма беспощадно.


Если российские оппозиционеры хотят завоевать власть и создать правительство, контролируемое буржуазией, как предсказывал Маркс столько лет назад, им придется отбросить демократические лозунги. А если они хотят демократии, то должны согласиться на то, что не будут находиться у власти. В любом случае, удачи им.