Экономика

Черная дыра, или континент будущего

Март 20
03:13 2013

Черная дыра, или континент будущего


Примет ли Россия участие в схватке за африканские рынки и ресурсы?


Африку называют континентом будущего. За ее несметные ресурсы и необъятные рынки идет борьба, кстати, уже не первая в истории. Когда-то у нашей страны здесь были прочные позиции, но, после того как мы добровольно покинули Черный континент, наше место заняли другие. Теперь Россия пытается вернуться, но удастся ли ей потеснить конкурентов?


Блиц-сафари Лаврова


Самолет подбрасывает резко вверх, затем мощный Ил-96 стремительно падает куда-то вниз и вновь вверх. Когда самолет проваливается в очередную воздушную пропасть, сзади раздается испуганный девичий визг. Наш лайнер пытается сесть в аэропорту Алжира. За иллюминатором — сплошная серая мгла и частые вспышки молний. Такой сложной посадки на моей практике ни разу не было. В салоне висит гробовая тишина, сотрудник ФСО в кресле через проход делает вид, что глубоко задумался, только руки сцеплены так, что побелели костяшки пальцев. В принципе лететь через грозовую тучу большой риск, но что делать — через полчаса министр иностранных дел Сергей Лавров должен встречаться с алжирским президентом. И тут фраза «разбейся в лепешку, но будь вовремя» — не художественная аллегория, а руководство к действию. Наконец многотонная махина бухается на мокрую полосу, идет юзом, тормозит изо всех сил, замедляется, устало подкатывает к терминалу и замирает. Блиц-сафари министра Лаврова по странам Африки началось.


С севера на юг, а затем с юго-востока на северо-запад — Африку от края и до края мы пересекли всего за 64 часа, причем 35 из них провели в воздухе. В оставшееся время уместились встречи и переговоры Лаврова с местными коллегами и лидерами в четырех странах. После Алжира были еще ЮАР, Мозамбик и Гвинея. Россия спешит вернуться в Африку, откуда добровольно ушла при Горбачеве и Ельцине, пытаясь наверстать упущенные возможности и застолбить место для своего бизнеса.


«Быстрый миллиард»: африканская экономическая революция


В нашей стране еще со времен перестройки принято считать Африку — черной дырой. Мол, правительства некоторых стран привыкли за годы холодной войны, что все необходимое им достается даром, за лояльность Москве или Вашингтону. И Советский Союз кормил-поил этот континент, ничего не получая взамен. Да и что возьмешь с нищих? Однако на деле все далеко не так! «Существует масса глупых стереотипов по поводу Черного континента, — считает Директор Института Африки РАН Алексей Васильев. — ЮАР по ВВП на душу населения превосходит Россию. Там 12 тыс. долларов в год по паритету покупательской способности, а в РФ — 7–8 тысяч. Что касается безвозмездной помощи — это тоже легенда. СССР получал от африканцев не меньше, чем давал им».


У Африки есть все, чтобы через пару десятков лет стать богатейшим регионом планеты: изобилие природных ресурсов и дешевая рабочая сила. Большинство населения — молодые люди, средний возраст африканцев всего 23 года! Причем, как рассказывал мне в самолете один из топ-менеджеров алюминиевой компании «Русал» Яков Ицков, африканцы хорошо обучаемы, все схватывают на лету. Эта компания оплачивает учебу в российских вузах ста молодым гвинейцам — все они круглые отличники и идут на красный диплом. Африке пока не хватает только знаний и технологий. Но это дело наживное. По оценкам специалистов, в ближайшие 40 лет население континента увеличится вдвое — до 2 млрд человек, а экономика вырастет почти в 15 раз — с нынешних 2 трлн долларов США до 29 трлн!


«В ближайшие 30 лет Африка будет приносить предпринимателям и инвесторам наибольшую отдачу», — уверен Чарльз Робертсон, главный экономист ИК «Ренессанс Капитал». Он один из авторов книги под названием «Самый быстрый миллиард: история экономической революции в Африке»


Битва за Африку. Пока без России


В Йоханнесбурге мы разговорились с Петером Фабрициусом — коллегой из издательской группы Independent Newspapers, который высказал такое мнение: «По сравнению с другими странами БРИК Россия слишком долго не может осознать значимость Африканского региона. Китай, Индия и даже Бразилия сделали это уже давно».


Товарооборот между Россией и той же ЮАР микроскопический — менее 200 млн долларов в год. У КНР — в 10 раз больше! Китайцы в Африке добывают нефть, строят дороги и стадионы. Недавно они вложили 4 млрд долларов в экономику Нигерии, почти 3 млрд обещают предоставить Анголе в обмен на нефтяные концессии. Поднебесная также покупает нефть в Габоне и Судане и проявляет повышенный интерес к Гвинейскому заливу, откуда США получают 15% своей нефти.


Китай очень напорист. Как пишут местные газеты, азиаты скупают не только африканские месторождения полезных ископаемых, но и миллионы гектаров плодородных земель. Порой они действуют весьма хитроумно, к примеру: одна из компаний КНР строит дорогу между столицей Кении и курортным Момбасу. Деньги, затраченные на этот проект, учитываются в качестве ежегодных взносов Китая Всемирному банку! То есть одним выстрелом Пекин убивает сразу двух зайцев.


Впрочем, рядовые африканцы гостей из Поднебесной недолюбливают, недавно в ЮАР стартовала акция «Покупайте местное!», которая, как считается, направлена против китайцев. Дело в том, что гости из КНР начали копировать местные товары — они менее качественные, зато дешевые. Покупатели экономят, а в результате страдают местные производители.


В битву за Африку включилась даже Турция. Незадолго до Лаврова на континент наведался турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган. Его поездка в Габон, Нигер и Сенегал, по словам турецкой прессы, «символизировала новый рывок Анкары в Африку». В последние годы Турция установила прямые дипотношения с большинством стран континента, открыв 19 новых представительств. Теперь турецкие послы есть в большинстве африканских стран. Турецкие авиалинии летают в 40 городов континента — сравните с «Аэрофлотом» и, как говорится, почувствуйте разницу! Турцию Африка интересует именно как рынок сбыта товаров и услуг, в том числе и в строительной сфере.


Ужасы Африки


Свой загранпаспорт я храню вместе с белой, почти ничем не примечательной книжицей. Она выделяется лишь крупной надписью на английском и русском языках: «Международное свидетельство о вакцинации». Внутри отметка о сделанной мне прививке от желтой лихорадки. Без этого сертификата получить визу, например, в Гвинею или Конго невозможно. Лишь незадолго до нашего прилета в Конакри там справились с эпидемией холеры и в стране отменили карантин. Дизентерия во многих странах Черного континента вообще обычное дело. Там по-прежнему высок риск подхватить малярию или сонную болезнь.


Зато там можно не бояться грабителей. В отличие от Мапуту, а уж тем более Претории, где, говорят, даже днем белому человеку опасно ходить по улицам. Впрочем, если вы успеете сказать, что родом из России, — вас, возможно, не тронут. Во всяком случае, заведующий южноафриканским корпунктом агентства ИТАРТАСС Александр Нечаев рассказывал, что, услышав про Россию, местные жители тут же начинают улыбаясь вспоминать все известные им русские слова, а таких два: Kalashnikov — с ним они боролись за независимость, и vodka — о которой только наслышаны и хотят непременно попробовать.


Лишь накануне нашей командировки Алжир провел операцию по освобождению заложников на нефтегазовом комплексе, в результате которой погибло много иностранцев. Бандиты пришли с территории соседнего Мали, откуда их выкинули французские войска. А до Мали боевики, очевидно, воевали против Каддафи в Ливии, где и получили оружие от тех же французов и их партнеров по НАТО. Данный вопрос обсуждался во всех странах, где побывал Сергей Лавров. Во время очередного длительного перелета заместитель министра Михаил Богданов объяснил мне за стаканом чая, что беспокоит африканцев: «Это эхо ливийских событий. Те самые силы, которые участвовали в боевых действиях против полковника Каддафи, перекочевали в Мали с современным оружием, полученным от тех, с кем они сейчас воюют. Операция в Мали, которая проводится при лидирующей роли французов, вряд ли решит проблему. Скорее всего, боевики перегруппируют свои силы, временно уйдут за пределы страны, а потом вернутся». А кроме того, есть еще Египет и Тунис, где до сих пор бушует «арабская весна».


В общем, работать в Африке очень сложно, а порой и опасно. Коварные инфекции, смертельные болезни, военные конфликты, коррупция — всего в избытке. Но почему-то это не мешает представителям других стран делать здесь деньги.


Made in Russia


Впервые о возвращении России в Африку заговорили в 2006 году во время турне президента Путина. Пресса в тех странах, где он побывал, в частности — в ЮАР, называла визит историческим. И действительно, Путин — первый руководитель России, который уделил такое внимание Черному континенту. Прошло семь лет, но последовать его примеру отважились единицы.


Наши проекты в Африке сейчас можно пересчитать по пальцам одной руки: добыча алмазов в Анголе, марганца — в ЮАР, бокситов — в Гвинее и Нигерии. Там же, в Нигерии, недавно создано совместное предприятие по добыче и транспортировке газа. РЖД предлагает свои услуги по модернизации старых и строительству новых железных дорог, однако пока без особого успеха: проект в Ливии пришлось свернуть после падения режима Каддафи, а с Алжиром не сошлись в цене.


Во время своего турне Лавров договорился с властями Мозамбика, что 144 млн долларов, которые задолжала нам эта страна, отныне будут считаться российскими инвестициями и положенные выплаты Мапуту станет направлять в развитие инфраструктуры. Александр Нечаев вспоминает, как был удивлен, увидев на люминесцентной лампе, купленной в Претории, штамп Made in Russia. Больше ничего российского шеф бюро ИТАР-ТАСС здесь не встречал. Правда, он рассказал мне еще занимательную историю о петербургской компании «Буревестник», изготовляющей сепараторы алмазной руды, с помощью которых в тоннах земли находят драгоценные камушки. Когда питерцы открыли для себя Африку, рынок был уже поделен и в российских разработках никто не нуждался. Тогда они предложили руководству алмазодобывающей шахты в Лесото взять сепаратор на пробу бесплатно. За две недели российский аппарат нашел в отвалах руды, то есть фактически в отходах, 49 алмазов, причем один — весом 97 карат, после чего за российскими сепараторами выстроилась очередь.


Однако, к сожалению, это лишь единичный случай. Торговый оборот между Россией и всеми странами Африки составляет всего 8 млрд долларов. У лидера — Китая — 150 млрд долларов. Даже у Турции этот показатель больше, чем у нас, — 12 млрд долларов. В общем, российским бизнесменам самое время призадуматься о том, как наверстать упущенное.


Россия долго запрягает!


Ошибочно думать, что Африка — это только полезные ископаемые! Это еще и необъятный, постоянно растущий рынок сбыта! По мере того как у африканцев растут доходы, растут и их запросы. И Африка уже давно не такая бедная, как о ней привыкли думать в России.


Пока мы мчались в министерском кортеже, я рассматривал, на чем ездят местные жители. Конечно, в ЮАР люди побогаче, но даже в самых бедных странах — Мозамбике и Гвинее — встречаются супердорогие авто, как «Кайен», конечно, не новые, привезенные из Европы. Но совсем уж хлама на дорогах нет нигде. А это значит — уровень жизни африканцев растет.


На улицах множество машин немецких, американских, японских, даже китайских марок. А вот наши авто — недорогие, неприхотливые, которые можно отремонтировать в любой придорожной мастерской с помощью гаечного ключа и какой-то там матери, то есть как раз подходящие к местным условиям, в Африке считаются экзотикой. Почему? Ответ я услышал еще пару лет назад в Кении. «Вы все ждете, что кто-нибудь к вам приедет и сам купит, — сетовал Дэвид Персиваль, потомок британских колонизаторов и директор автосборочного завода в Тике. — Надо начинать вывозить свои товары, и результат не заставит себя ждать!»


Незадолго до этого он вместе с партнером, российским предпринимателем Алексеем Исаевым, пытался наладить выпуск наших внедорожников. «У российской техники в Африке очень хорошие перспективы, — объяснял он свой интерес к проекту. — Большинство дорог здесь мало напоминает европейские, ездить небезопасно и сложно, почти как зимой в Сибири».


Для успешного осуществления проекта требовалось лишь одно: поменять расположение руля (в бывших британских колониях правостороннее движение). Опытную партию 200 автомобилей местные умельцы модернизировали сами и очень быстро продали. Но чтобы поставить сборку на поток, требовалось вмешательство ульяновских конструкторов. А те отказались что-либо менять в своем детище, мол, вам надо, вы и делайте!


Второй участник проекта, российский предприниматель Алексей Исаев, привел наглядный пример: «Тойота» ежегодно разрабатывает порядка 200 моделей, чтобы завоевать рынок каждой конкретной страны. У УАЗа есть только одна модель, которая не менялась с 1969 года, и завод не собирается ничего предпринимать, чтобы внести изменения».


На пороге черного континента


У африканцев к России, вернее, к Советскому Союзу очень теплое отношение. Они помнят, что во многом благодаря поддержке нашей страны их страны добились независимости. Некоторым государствам, например, Гвинее и Мозамбику, мы помогали не только морально, но и материально. Практически вся их инфраструктура построена советскими специалистами: дороги, здания, морские порты, воздушные гавани. Тысячи африканцев окончили наши вузы и до сих пор испытывают ностальгию по студенческим временам, с любовью отзываются о стране, которая подарила им путевку в жизнь, ведь многие из них стали министрами и даже президентами.


Даже в ЮАР готовы не вспоминать о некоторых неблаговидных поступках наших властей. Как известно, Советский Союз поддерживал борьбу Африканского национального конгресса с апартеидом. Однако при Горбачеве внешнеполитический курс изменился, мы вдруг стали большими друзьями США, перестали помогать АНК, наладили отношения с расистским режимом Претории и даже обменялись послами. Через два года власть белых рухнула, президентом страны был избран вышедший из тюрьмы лидер АНК Нельсон Мандела. В общем, получилось как-то неловко. К счастью, африканцы люди незлопамятные и говорят нам сейчас только приятные вещи. Например, они вспоминают, что ближайшие сподвижники Манделы — бывший президент ЮАР Табо Мбеки и нынешний глава республики Джейкоб Зума — учились в СССР.


Казалось бы, идеальные условия для ведения дел. Но российские дельцы по-прежнему топчутся на пороге Черного континента, и непонятно, то ли ленятся, то ли просто боятся вступать в борьбу за перспективный рынок. Только вот ждать, когда проснется российский бизнес, конкуренты не станут. А в борьбе за Африку усилий одних дипломатов недостаточно. Нужны еще хорошие товары по разумным ценам. И самое главное — желание зарабатывать. Без Африки же у нас — незавидное будущее. Продолжая игнорировать Черный континент, Россия из мировой державы рискует превратиться в страну регионального значения.