Наука и технологии

Болонская удавка

Июнь 18
19:00 2008

Болонская удавка


За дифирамбами по поводу грядущих, якобы, дивидендов от тотального применения двухуровневого высшего образования, как-то затерялся тот факт, что до сих пор ни одна из развитых европейских стран не пожертвовала национальными традициями образования в пользу хваленой “болонской системы”. Она везде рассматривается в рекомендательном аспекте и лишь россиянские чиновники из ведомства Фурсенко придали “болонье” директивную значимость.

Двухуровневая система с разделением контингента после одинаковой фундаментальной подготовки на “бакалавров” (таких большинство) и “магистров” (числом поменьше) может быть сколько-нибудь разумной в тех сферах, где в ближайшее время широкого инновационного эффекта не предвидится — таких, например, как исследования термоядерного синтеза. Однако основным отраслям материального производства – от сельского хозяйства до электроники и ракетостроения – необходимы не только и не столько исследователи, сколько квалифицированные разработчики новых прогрессивных технологий и высокоэффективных средств производства: инженеры-технологи, конструкторы, проектировщики. Без подобной кадровой поддержки никакое инновационное развитие экономики попросту невозможно. Распространять безальтернативно двухуровневую систему “бакалавр-магистр” на все специальности высшего образования не более разумно, чем засевать всю советскую пашню сплошь кукурузой.

В МГТУ имени Баумана к окончанию четвертого курса из поступивших остается 60–70%, остальные не выдерживают трудностей учебы или осознают ошибочность выбора профессии. Среди оставшихся подавляющее большинство – потенциально высококлассные специалисты. Теперь, волею чиновников Минобразования РФ, действующим по западной указке, 80% выпускников будут отправлять в “бакалаврский загон”, выдавая второсортные дипломы. Очевидно, что сегодняшняя политика тотальной “болонизации” объективно ведет к удушению русской инженерной школы.

Подавляющее число студентов технических вузов РФ будут вынужденно завершать свое образование через 3,5 года и вскоре возникнет целая армия молодых людей с дипломами, но профессионально беспомощных. Далеко не все найдут средства доучиваться на коммерческой основе до инженера или магистра. Кроме того, общее число студентов в ВУЗах резко сократится, на старшие курсы из каждого потока доучиваться на выпускающие кафедры будут приходить лишь по несколько человек. Это повлечет за собой широкомасштабное увольнение вузовских преподавателей, в первую очередь опытной профессуры, закроет дорогу молодым. Итогом станет гибель множества сложившихся научно-педагогических школ по инженерным специальностям. Группа из 3–4 преподавателей по специальности (вместо сегодняшних 13–15) при всем желании не в состоянии будет охватить все многообразие задач подготовки специалистов широкого профиля. Следовательно, грош цена будет не только отторгнутым бакалаврам, но и отобранным магистрам.

Фурсенко и его подручные затягивают “болонскую удавку” на отечественной системе образования туго и безвозвратно.