Горячие точки

Благословение Саввы Сербского

Россия Сербия
Март 22
22:39 2016

Сербы и Черногорцы всю мою историю ведут непримиримую битву с Турецкой османской Империей. Вели они её как минимум 500 лет. И сейчас они, как и русские, снова стоят на пороге этой антитурецкой битвы. И мой род, входящий в черногорско-рыцарское племя старых Требишан-Оногоштов — род Симоновичей-Никшичей всегда принимал в этой битве самое непосредственное участие. Впрочем, иначе и быть не могло… И в битве этой витязи из черногорского племени Старых Требишан несли тяжёлые потери. Но продолжали героически сражаться. Испрашивая благословения у моих Сербских и Черногорских святых Симеона Мироточивого, Саввы Сербского, Василия Острогожского, Петра Цетинсчкого. Однажды, такое благословение чудесным образом получил и я.

Как-то на святой горе в Черногории, глубокой ночью в монастыре «Воскресенье» встретил я своего предка главного Сербского святого Савву Неманича Сербского, и он — Святой Савва благословил меня на Священную брань с Мировой Тайной Беззакония. Благословил и пропал… Впрочем, вот как это было, судите сами. Но сначала о Сербии и нашей борьбе за Косово. Вот одно из наших объявлений, опубликованных ещё лет 15-ть назад, когда борьба за Сербское Косово была в самом разгаре:

«3 апреля с 14.00 до 16.00 состоится митинг
в защиту Сербии и Сербов в Косово!
Сбор участников в 14.00 на Горбатом Мосту напротив Дома правительства «Белого дома»,
(ближайшая станция метро «Краснопресненская»).
ПРАВОСЛАВНЫЕ РУССКИЕ ЛЮДИ!
ПРИХОДИТЕ ПОДДЕРЖАТЬ НАШИХ БРАТЬЕВ СЕРБОВ!
ПРИНОСИТЕ С СОБОЙ КРЕСТЫ, ХОРУГВИ, СВЯТЫЕ ИКОНЫ
И РУССКИЕ ЧЕРНО-ЗОЛОТО-БЕЛЫЕ МОНАРХИЧЕСКИЕ ЗНАМЕНА.

Митинг проводят:

Союз «Христианское возрождение», Союз Православных Хоругвеносцев,
Союз Православных Братств, Отечественный Союз Добровольцев Республики Сербской».

В те времена против героического Сербского народа шла война на уничтожение. Уничтожение всего, людей, территории, Истории, Веры, Культуры. Тогда я писал:
«В Косово горят монастыри. Уничтожаются Православные Храмы, убивают Сербов. По сути, тогда начался и сегодня продолжается тотальный геноцид Сербского народа. Очень жаль, что во время нашей поездки в Сербию и Черногорию нам так и не удалось попасть в Косово. Хотя мы очень хотели. Помнится, наши представители позвонили туда, в Печский монастырь, и монахи нам сказали, что и рады бы видеть Русский Союз Православных Хоругвеносцев, только лучше не сейчас. Потому что мы приедем, потом уедем, а им потом еще один монастырь спалят… А вот теперь монастыри горят и без нас. В старинном Печском монастыре, в древней резиденции сербских Патриархов, безо всякой охраны находится епископ Будемлянско-Никшичский Иоанникий Мичович. Сидит, как в осаде, со всех сторон обложенный озверевшими албанскими националистами. В городе Призрене сожгли богословию, что по-русски означает «семинария». Информационное агентство В-92 передало, что в Косово прошла «Хрустальная ночь сербов». Группа албанцев пыталась прорваться в сербскую часть города, начались погромы, церкви в огне.

Соответственно реакция Сербов: в Белграде начались ночные беспорядки, ранено 33 полицейских, на стихийные ночные митинги вышли около десяти тысяч человек.
Врываясь в дома, албанцы начали выбрасывать всех поголовно. Кто не уезжал, тех убивали. Всех подряд, без разбора — началась массовая резня. В ответ на это запылала белградская мечеть. Митрополит Черногорский и Приморский пытался остановить толпу. Но она не останавливалась. Тогда, прямо с улицы, через телевидение, митрополит Амфилохий обратился к полиции: «Именем Патриарха! Именем Патриарха заклинаю вас, остановите эту молодежь! Это же дети! Они не ведают, что творят. Они погибнут в этом зажженном ими огне!» Но «детей» еще долго не могли остановить. И не только в Белграде, но и в Нише. Там этой ночью тоже сгорела мечеть. Точнее, две мечети…
Далее события будут развиваться вполне определенно. Из Косово — этой главной Героической Родины Сербов — будет произведена полная и окончательная депортация всех Сербов. Будут разрушены все церкви и монастыри, будет взорвана древняя Печская патриархия — современная резиденция сербского Патриарха Павла. Но война на этом не окончится. Согласно дьявольским планам мирового правительства, Сербы (как и Русские) должны быть уничтожены все до единого. Ибо на Земле есть только две «самые непокорные» нации, сохраняющие Православный завет, — наш Русский завет Куликова поля и их Сербский завет Поля Косова…».

Так писал я тогда, в году эдак 2000-2003-м. И продолжал:

«А потому мы с вами, братья и сестры, вступили в новую эпоху — ОГНЕННУЮ эпоху всемирной мировой бойни. И началась она зримо с двух пожарищ — в Москве, так что зарево было видно аж из Крылатского, — полыхал Манеж, и в Белграде и в Нише, где в ночь с 17 на 18 марта горели две мусульманские мечети. Война будет жестокой и кровавой, война будет воистину огненной. Если отречемся, покинем Сербию, как в прошлый раз, — тогда погибнем и сами. Не отречемся, не уйдем, встанем на защиту Сербии от разжигаемого масонами албанского нашествия, тогда отстоим Сербию. А отстоим Сербию — отстоим и Россию. Таков закон войны. Братьев своих оставлять нельзя».
Такой была наша поездка в Сербию в июле-августе 2002 года. Ехали мы через Украину и также везли с собой Чудотворную икону Святых Царственных Мучеников. Икона эта два года очень обильно, прямо потоками, мироточила и до сих пор сильно благоухает. Чудотворна же она потому, что в 2001 году в Спасоелеазаровом монастыре, недалеко от острова, на котором подвизался о. Николай, в том самом монастыре, где некогда старец Филофей провозгласил завет «Третьего Рима», от этой иконы Святых Царственных Мучеников произошло настоящее чудо. Там была старушка, у которой после инсульта была парализована правая рука. Так вот, она положила руку на икону и «по руке прошел огонь» — рука ожила. В этот вечер в монастыре был владыка Евсевий, который и засвидетельствовал исцеление, потом сам приложился к иконе и благословил нас словами: «Идите, поднимайте Народ Русский!» Вот мы идем, и «поднимем» не только Русский народ, но и Сербский. Многие храмы и монастыри Сербии и Черногории посетила эта икона, и везде ее торжественно встречали: в Ковеле, в монастыре Архангела Михаила, Крестный ход с иконой мы совершили вместе с монахами и настоятелем монастыря Епископом Порфирием, в Черногории Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий вышел из Цетиньского монастыря встречать икону в полном торжественном облачении, в монастыре Джурджеви Ступови, недалеко от Белграда, к иконе прикладывался сербский Патриарх Павел, потом мы служили с ней Литургию в монастырях Преображения и Введения Пресвятой Богородицы в Кадарском ущелье, потом служили в монастырях Челье и Милешево, потом в горном монастыре Острог, в приморском монастыре Подмайна в Будве. И везде икону встречали торжественно и радостно, и вся Сербия приходила прикладываться к ней.
Удивительная история произошла с нами в Черногории в глубоком Кадарском ущелье, в глубине которого течет зеленоводная речка Морача, и само событие это удивительное произошло с нами глубокой ночью. Кругом ни души, только река Морача внизу, скалы вверху да непроглядная тьма кругом. Ночевать же было негде. Повернули и долго поднимались по крутой узкой дороге вверх. Наконец, чуть ли не на вершине горы остановились. Я вышел и увидел седобородого старца в подряснике. Объяснил ему, что мы Русские…
— Мы Русы, идём большим Крестным ходом по Сербии. С нами Чудотворная Икона Святых Царственных Мучеников. Она мироточит и благоухает. Нельзя ли нам переночевать?
Оказалось, что у них места нет, а вот внизу, на той стороне, есть монастырь Ваведенья, там у них есть конак, то есть небольшая гостиница… Я спросил старца, как его святое имя.
— Савва, — кратко ответил он.
— Пошли, я провожу вас, а то вы не найдете.
И вот идем мы с ним к машинам в полной темноте, на вершине горы, только звезды мерцают высоко над Черногорией, и вдруг он меня спрашивает:
— Что, Православные, делать-то будем? Силы зла наступают. Почти весь мир завоевали… Что будем делать?
— Молиться будем, отче, на Бога уповать. Он все управит.
— А что мы будем делать?
— На Бога уповать! — повторил я.
— Управит, говоришь? А почему Он должен управить, если мы ничего не делаем? — переспросил о. Савва и добавил, — Не управит, если мы не будем сражаться. Сражаться надо, а не ждать. Сейчас сражаться. Именно сейчас.
Русское «сейчас» по-сербски звучит как «данас», т.е. наше же древнерусское «днесь». Потом спустились на машинах вниз, в ущелье. Он указал, куда нам ехать. Я объяснил водителю, повернулся, чтобы попрощаться, но на том месте, где стоял отец Савва, никого не было… Человек, даже очень молодой, не мог испариться с такой скоростью, а это был пусть и крепкий, но глубокий старик… Так главный Святой Сербии — Святой Савва Сербский благословил нас, русских хоругвеносцев, на брань с «мировым порядком». Страшно важно это благословение для нас.
Другое чудесное событие произошло также в Черногории, недалеко от древнейшего монастыря Дуга Морачка, того самого, где великий Черногорский Владыка Петр Негош писал свой знаменитый «Горский Венац»… Тоже ехали ночью по ущелью и тоже не знали, где преклонить наши главы. Вдруг видим — свет горит. Я говорю: «Стоп, останавливаемся». Выходим и глазам не верим. Посреди ущелья стоит иконная лавка, и свет в ней горит. В лавке сидит молодой человек по имени Иоанн. Мы его спросили, не знает ли он, где нам переночевать. Он куда-то позвонил и там сказали, что за нами сейчас приедут. И приехала на машине в черном подряснике послушница Татьяна и отвезла нас через мост в монастырь Дуга Морачка, где настоятельницей матушка Иоанна, которую мы, Хоругвеносцы, сопровождали в Дивеево, Боголюбово и Владимир… Десять дней тогда длилась наша поездка. С матушкой Иоанной еще была ее знакомая черногорка Ядранка из Подгорицы.
Вот так, ночью, мы останавливаемся посреди дороги и сразу попадаем в монастырь, где настоятельницей именно матушка Иоанна.
Потом, позже, уже в Москве, из старинной книги «Сказания старых Требишан» я узнал, что именно в этом монастыре была цитадель сражения с турками, и героев возглавлял священник Рафаил Симонович, мой прапрапрадед, род которого восходит к сербскому царю Стефану Первовенчанному Неманичу и его деду, в монашестве Симеону Немане Мироточивому, который так же был отцом Растко Неманича, в монашестве главного сербского церковного и государственного деятеля Святого Саввы Сербского. Вот и благословил меня мой пращур Савва Сербский во тьме черногорской ночи, когда ни души не было кругом, только звезды небесные таинственно мерцали в высоте…
Никогда не забыть нам Патриаршего Богослужения в монастыре Джорджеви Ступови недалеко от Белграда, когда вместе со всеми Сербами мы радостно пели Литургию. Тогда нас поразили слова ектеньи, которая начиналась не с упоминаний патриархов и митрополитов всех православных церквей, но вот с таких слов: «Молимо о Христолюбивом и многострадальном Роде Сербском». Помню, у меня тогда, а я стоял рядом с солеей, перехватило горло.
— Господи! — пронеслось в голове, — ведь это Патриаршее Богослужение!
Вдруг мне как-то особенно зримо, особенно явственно представился Успенский Собор Троице-Сергиевой Лавры, все наши Русские святые, князья и цари, изображенные на колоннах храма, все иконы, море полыхающих свечей, и на амвон выходит Патриарх в сопровождении всех митрополитов и епископов, и диакон громовым голосом провозглашает:
— Помолимся о Христолюбивом, Благочестивом и Многострадальном Народе Русском!..
И что бы тут было, а, братья и сестры? Встрепенулся бы Дух Русский, и воскресла бы Русская Земля! Но нет этого, нет. Потому что нигде его нет — этого самого «Русского Народа». Ни в Основном законе — Конституции, ни в Думе, ни на ектенье на патриаршем Богослужении, когда вся Лавра гремит и переливается грандиозным Лаврским хором, и тысячи свечей полыхают на подсвечниках, из полутьмы выхватывая глаза Архангела Михаила и Николая Угодника…
А внизу стоит народ Русский. Бабки в платках, сестры, калеки, юродивые, какие-то странные длинноволосые мужики в зипунах, иноки и монахи, казаки, военные… Да кого тут только нет, и откуда только нет… Впрочем, на этих праздничных патриарших богослужениях, на ранней, то есть в 6.00 утра, народ в основном бедный, который и спал тут, прямо на каменном полу или читал всю ночь акафист Николаю Угоднику… Кажется, что более «благочестивого и многострадального» народа, чем Русский, сейчас нет на Земле, но никто не называет его в большой ектенье — ни дьяконы в золотых ризах, ни архидьякон в облачениях совсем уже тяжеленных и драгоценными каменьями сверкающих…
А народ Русский — вот он, стоит здесь как воплощение слов, всегда звучащих с Елеона:

Блаженны нищие духом, ибо тех есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследят землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божьими нарекутся.
Блаженны изгнанные правды ради, ибо тех есть Царство Небесное…

Вот они, все блаженные, и стоят внизу почти у самой солеи, но никто не возгласит им в ектенье:
— А еще помолимся о блаженном и многострадальном роде Русском…
Никто.
А потому мы и идем нескончаемым Крестным Ходом, и на знаменах, на стягах и хоругвях наших незримо написана еще одна Заповедь:
«Блаженны Русские, ибо с нами Бог!»
Господи, не оставляй Россию! Боже, помоги Сербии!

А началось всё так. Прошло эдак лет 10-ть с начала Монархического движения, и мы, Хоругвеносцы, решили поднять это самое Знамя Русского Народа — Богоносца. Как ни странно, я по своим литературоведческим славянским делам тогда еще ходил в Библиотеку Иностранной Литературы имени В.И.Л.-а, — она так и называлась В.Г.Б.В.И.Л. т. е. Всесоюзная Государственная Библиотека им. Владимира Ильича Ленина — и как-то в её внутреннем дворе, который по тайному замыслу архитекторов несомненно был Двором Иерусалимского Храма, а всё строение этим самым храмом и было — так вот, как-то раз во дворе Иерусалимского Храма я встретился с художницей Ириной Горской и попросил его создать первое наше сакральное знамя Священной Войны. Она сразу и с интересом согласилась. Тут же я и набросал эскиз этого знамени. Черное полотнище, где на одной его стороне Полная Золото-Серебрянная Голгофа, с четырьмя темно-красными шестикрылыми серафимами по углам, а с другой стороны три лаконичных слова:

ЦЕРКОВЬ

ЦАРЬ

ЦАРСТВО

И Ирина Горская, с любовью сделала это самое — Священное Знамя, которое Хоругвеносцы подняли, чтобы в ближайшее 20-ть — 25-ть лет идти с ним впереди нескончаемого шествия Царя Давида по горам и весям Святой Земли. Да что же, ведь ни одна страна в мире больше так не называется — Святая Русь! И в рабском виде Сын Давидов исходил её, как известно, вдоль и поперек…

 

Удрученный ношей крестной,

Всю тебя земля родная,

в рабском виде Царь Небесный

Исходил, благословляя…

 

писал поэт. Так если уж Царь Небесный исходил, то нам, Хоругвеносцам, — думал я, — впервые взяв в руки это знамя —

то нам сам Бог велел это сделать!

И мы подняли это новое Хоругвеносное Черное Знамя Последних Времен — и пошли. А за ним пошли, не то что двенадцать, нет, не Апостолов и не революционных солдат, как у Блока, нет, — за ним пошли вышедшее из волн морских те самые тридцать витязей прекрасных, которые все и узнали  чуть позже под именем Союза Православных Хоругвеносцев. Так началось партизанское странствие Царя и Пророка Давида по Святой Израильской Земле. Все шли, и шло с ними уже не одно знамя, а 20-ть — 30-ть — 50-ть знамен развивались над их головами. Тогда же иеромонах Роман написал:

  • И зовут к покаянью пред вражьим мечом словоблуды,
  • И в князья наровят, кто в холопах седины стяжал,
  • Да рассеется тьма! Умолчите, иуды!
  • Бог не в силе, а в правде, — правда в верных сердцах.

На земле родимой родина в опале, разгулялась погань и просвета нет.

Где ты, Старче Божий, Сергие Всехвальне?

Под твоей десницей каждый — Пересвет.

 

Так поднимем хоругви, помолясь крепко Богу.

И за веру, за Русь, — станем все, как один,

Нет ни Сергия ныне, ни князя Донского,

Только образ Пречистый, да Спас впереди…

1994.

А мы Хоругвеносцы кто? Мы, благословенный Богом и Родиной партизанский отряд Царя Давида, идущий освободить от этих надменных беззаконных саулов — «святой народ мой Израиля»… И вот мы — Хоругвеносцы идём по Святой Руси нескончаемым Крестным Ходом. А с нами идет этот самый святой «народ мой Израиля» — простой, наивный и простодушный Русский народ Богоносец. Все идут: старики, старухи, мужики, бабы, дети малые, калеки убогие и калики перехожие, и над всеми нами как точно увидел иеромонах Роман своим острым провидческим глазом отшельника, возглавляя нас всех:

Только образ Пречистой, да Спас впереди…

Так шли и продолжают идти Хоругвеносцы вот уже лет 25-ть по святой и священной Русской и Сербской земле. И будут идти, что называется, — «до конца». И над ними развивается сакральное знамя Последней войны: «Церковь. Царь. Царство». А теперь ещё и черное знамя Последних времён: «Православие или Смерть!».

Господи Иисусе Христе, не остави нас грешных!

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

 Савеза Православних Барjяктара

Леонид  Донатович Симонович-Никшич

Об авторе