Азиатский регион выходит из-под власти доллара

Азиатский регион выходит из-под власти доллара


 Фактически, Китай медленно, но верно создает систему полного финансового доминирования в регионе


Китай – крупнейший торговый партнер Японии с оборотом торговли в $340 млрд (данные за 2010 год). Но объемы двусторонней торговли в юанях столь малы, что статистические ведомства их не учитывают. Из-за жестких ограничений на ввоз капитала японские компании могут инвестировать в юанях только в гонконгские компании. Япония продвигала иену как единственную азиатскую валюту, объясняет экономист Mizuho Securities Шень Джингуан; это – успех китайского правительства. Хотя соглашения – скорее декларация о намерениях, они явно свидетельствуют об усилении позиций юаня в Азии, считает гарвардский экономист Джеффри Франкел, но до «многовалютного» мира еще далеко. Также Китай заключил валютные соглашения с Таиландом и Пакистаном об открытии своповых линий на 80 млрд юаней ($12,6 млрд). «Все это подтверждает твердое намерение Китая вывести юань на международную арену», – считает экономист BNP Paribas Кен Пен.


Несмотря на то, что на Западе празднуют католическое Рождество, а у нас уже активно готовятся к встрече Нового года, в мире происходят экономические события, причем не такие уж мелкие. В частности, Япония и Китай приняли решение о содействии использованию национальных валют вместо доллара США в сделках между китайскими и японскими компаниями, передает Associated Press.


 Разумеется, речь идет не об акте, а о процессе, поскольку, в частности, речь идет о частных компаниях. Но когда речь заходит об этих странах, можно не сомневаться, что они это дело до конца доведут. Хотя работать есть над чем: до 60% торгового оборота между данными странами номинировалось и оплачивалось в долларах США.


 К этой договоренности премьер-министр Японии Есихико Нода и председатель Госсовета КНР Вэнь Цзябао пришли во время официальной встречи в Пекине, состоявшейся в рамках первого официального визита Е.Ноды в Китай в качестве премьер-министра. Также во время встречи Вэнь Цзябао и Е.Ноды была достигнута договоренность о покупке Японией китайских государственных облигаций. В свою очередь, КНР недавно приобрела пакет гособлигаций Японии. Покупка гособлигаций пройдет в рамках договора об экономическом сотрудничестве двух стран.


 Иными словами, идет активная работа по созданию независимого от доллара финансового кластера в Восточной Азии. Я напомню, что еще в нашей книге «Закат империи доллара и конец «Pax Americana», вышедшей в 2003 году, подробно обсуждалась тема появления вместо единой глобальной системы разделения труда нескольких относительно независимых систем, каждая из которых будет иметь собственную валюту, в связи с чем мы их и назвали «валютными зонами». И действительно, в середине 2000-х гг. соответствующие процессы пошли достаточно бурно: достаточно напомнить о переговорах по созданию т. н. АКЮ – азиатского аналога ЭКЮ, расчетной единицы Юго-Восточной Азии на базе соответствующего регионального банка развития.


 Однако эта тема как-то незаметно сошла на нет. Какие события тут доминировали, я специально не следил; скорее всего, свою роль сыграли и противодействие США, и понимание того обстоятельства, что форсирование разрушения долларовой системы только приведет к кризису. В любом случае, основные экономики мира приняли решение о том, что нужно пытаться приостановить (а в идеале – и ликвидировать) кризис, для чего все начали активно стимулировать частный спрос. Но масштаб кризиса слишком велик, ресурсов его остановить просто нет, и ситуация вернулась к прежним идеям.


 Почти, да не совсем. И здесь я вспоминаю замечательную дискуссию, которую я слышал на Астанинском экономическом форуме летом этого года. Спорили японский и китайский представители, и говорили они как раз о валютных зонах. Японец настаивал на том, что Япония должна быть в долларовой зоне, а китайский его вежливо утешал, произнося что-то вроде: «Ну куда вы денетесь, все равно будете в зоне юаня». Эта дискуссия очень четко показала, что изменилось за эти годы.


 В то время Китай уже был первым, но, условно говоря, среди равных. И по этой причине создание валюты на базе общего банка всех стран ЮВА было вполне логично и естественно. Сегодня ситуация изменилась принципиально: везде шел кризис, а Китай рос. И сегодня такая ситуация его не устраивает: он пошел по пути двусторонних соглашений, в каждом из которых он будет доминировать. Теоретически, конечно, если бы все страны ЮВА выработали согласованную антикитайскую позицию, может быть, они и могли бы потеснить гегемонию Китая в регионе, но корейцы (как, впрочем, и многие другие) настолько ненавидят японцев (и есть за что: то, что японцы творили в ЮВА во время Второй мировой войны, иначе как геноцидом назвать нельзя), что серьезные договоренности тут, скорее всего, невозможны.


 В результате Китай фактически создает систему полного финансового доминирования в регионе. Да, пока Япония еще много чего экспортирует в США и другие страны мира, но по мере падения совокупного спроса влияние этого экспорта будет сокращаться, а влияние Китая, соответственно, увеличиваться. Сможет ли он сформировать полноценную технологическую зону – отдельный вопрос. Скорее всего, сможет, хотя и тут есть варианты, но то, что его доминирование в регионе будет тотальным, уже сомнений не вызывает.


 США это, конечно, нравиться не может, поскольку автоматически вызывает прилив идей о создании собственных валютных зон во всем мире, которые несколько поколебались после проблем с евро. А это, в свою очередь, приведет к избытку долларов на их собственной территории, что усилит инфляционные тенденции в первую очередь в самих США. И инфляция, как понятно, сокращает реальный частный спрос, т. е. ускоряет кризисные процессы.


 Теоретически США могли бы надавить на это и потребовать от всех участников процесса в рамках G20, по линии МВФ/Мирового банка или еще как-либо прекратить деструктивные тенденции, однако есть сомнения, что сегодня, в отличие от ситуации пятилетней давности, к ним прислушаются. Кроме того, у них тоже есть свой интерес. Избыток долларов в мире нужно куда-то девать, и они неминуемо поступят на американские рынки. Частично это стимулирует экспорт американских товаров, частично увеличит ликвидность на финансовых рынках США. И то, и другое позволит отсрочить тот печальный момент, когда денежные власти США будут вынуждены начать крупномасштабную эмиссию, что, в свою очередь, позволит нынешней администрации Обамы использовать эмиссию в оптимальный для себя (с точки зрения политических предвыборных интересов) момент.


 В общем, ситуация в мировой экономике на конец года складывается сложная, многочисленные интересы активно противоречат друг другу, а я могу лишь констатировать тот факт, что «собака лает, а караван идет», т. е. те тенденции, которые мы отмечали еще почти 10 лет назад, медленно, но неуклонно набирают свою силу.

Предыдущая статьяВ поисках идеального мира
Следующая статьяСобор Архангела Гавриила

Ещё похожие новости