Политика

Азиатчина. Византийщина. Золотоордынщина. Одним словом — лицемерие

Октябрь 16
17:21 2011

Азиатчина. Византийщина. Золотоордынщина. Одним словом — лицемерие


Известный российский боксер-професстонал Николай Валуев решил покончить со спортом и переквалифицироваться в политика. Стать депутатом Государственной Думы, короче говоря. С этой целью бывший чемпион мира вступил, во-первых, в ряды «Единой России», и, во-вторых, наладил отношения с губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым.


Бог весть, каким образом сошлись Аман Гумирович и Николай Валуев: сам ли губернатор пригласил чемпиона, чемпион ли навязался губернатору… Да и не в том дело. А в том дело, что кузбасский губернатор вообще склонен к оригинальным политическим поступкам. В частности, как только в стране случаются выборы общефедерального масштаба, глава всея Кузбасса тут как тут и лично формирует областной партийный список: прежде — коммунистический, нынче, понятное дело, единоросовский. Во главе списка всегда значится сам губернатор собственной персоной, а далее следуют личности нестандартные и к политике имеющие самое абстрактное отношение. Так, скажем, в нынешний кузбасский единоросовсий список вослед за Аманом Гумировичем включены актер Владимир Машков, певица Надежда Бабкина, вышеупомянутый Николай Валуев…


Да оно, впрочем, не то беда, что в политики прется кто ни попадя. Кто знает: может, в том же Машкове или Валуеве и впрямь дремлет незаурядный государственный муж. Сомнительно, конечно, но — отчего бы и не допустить? Беда в другом. Беда в том, что прежде чем занять выгодное место в предвыборном партийном списке, те же Машков, Бабкина, Валуев и иже с ними обязаны выполнить целый ряд определенных и неизбежных обязанностей и ритуалов. Уточним — крайне лицемерных обязанностей и ритуалов. Фарисейских, если называть вещи предельно точными именами.


Итак, поговорим о лицемерии: это и будет главной темой нашей статьи. И дабы не растекаться мыслию, оставим до следующего раза актера Машкова и певицу Бабкину, и сосредоточимся на боксере Валуеве.


Впервые о Валуеве, как о возможном государственном муже, кузбассовцы услышали еще с полгода назад. А затем — стали слышать все чаще. То, понимаешь ли, он поприсутствует на любительском боксерском турнирчике, то скажет перед телекамерами несколько бесстрастных фраз о том, как он любит Кузбасс и всех кузбассовцев… Ну да ладно: может, и любит. Может, он, размахивая кулачищами на рингах, только и думал, что о кузбассовцах и Кузбассе. Хотя, отчего-то, и не верится. То есть — уже на первоначальном этапе бытия Валуева в Кузбассе народ слегка усомнился в его искренности и заподозрил чемпиона в лицемерии.


А далее — и того пуще. Есть, знаете ли, в Кузбассе удивительной красоты местность — Горная Шория. Ну а где природная красота, там и туризм, и отдых, и курорты, и прочие удовольствия. Короче говоря — где природная красота — там и деньги. И нет в этом ничего предосудительного: в конце концов, в мире имеется множество стран, которые на одной только красоте и жируют. Проще говоря, вся их экономика держится на природных красотах. Потому-то и Кузбасс решил малость подзаработать на своих-то природных ландшафтах. Летом — путешествия по горным рекам, таежным тропам и всякое скалолазание, зимой — лыжи с санками. А для пущего туристического интересу власти поселили в Горной Шории снежного человека… То есть — объявили, что он там издавна обитает, и многие его видели, слышали и обоняли. И даже — вступали с ним в словесные диалоги и едва ли не в рукопашные схватки…


Оно, конечно, такой прием не нов: многие курортные местности селят у себя всяческих предполагаемых чудищ, до которых столь падки легкомысленные туристы. То снежного человека заселят, то какого-нибудь водяного дракона, а то и вовсе непонятно кого… Однако же Кузбасс, судя по всему, решил придать этому делу воистину агитационно-промышленный размах.  За последние полгода одних только так называемых «специалистов по снежному человеку» тут перебывал целый батальон! Одних только так называемых «ученых комиссий» — едва ли не дюжина! А всяких журналистов, писателей, актеров, певцов, спортсменов, политиков, бизнесменов, просто зевак — так и вовсе запредельное множество!


То есть — с некоторых пор в Кузбассе выработалась стойкая традиция: коль ты — кузбасский гость и обладаешь притом известным именем (или, допустим, желаешь таковым обзавестись), то хочешь того или нет, а обязан съездить в Горную Шорию на поиски снежного человека. И не просто съездить, а непременно засвидетельствовать, что ты в оного беззаветно веруешь, потому что — вот же они, его следы, загодя угодливо запечатленные на сыром речном песочке, а аборигены-охотники вчера слышали его зычный рык и наблюдали таинственную тень промеж валунов и таежных сосен… И никому при этом не интересно, какие истинные чувства ты на самом деле испытываешь, славословя то, чего на свете не существует: сарказм ли, досаду, равнодушие, полное ли неверие… Ты обязан соблюсти ритуал, и только тогда ты можешь надеяться, что у тебя образуются какие-то внутрикузбасские перспективы и сбудутся чаяния. Например, тебя включат в список на получение депутатского мандата. Такое вот, стало быть, получается лицемерие с уклоном в дурную мистику…


Николай Валуев


Так вот. Буквально-таки на днях на свидании со снежным человеком побывал Николай Валуев — будущий народный избранник от кузбасского регионального отделения партии «Единая Россия». Сей визит, оставив все прочие заботы и информационные поводы, во всех подробностях демонстрировали кузбасские телеканалы. Поэтому у всякого желающего имелось достаточно времени, чтобы понаблюдать за этим  действом, а заодно — и за отношением к нему самого Валуева. Явственным и подспудным отношением, скажем так.


Сопровождала бывшего чемпиона и будущего державного мужа целая галдящая прорва народу: журналисты с микрофонами, операторы с телекамерами, местные политики и хозяйственники, какие-то вертлявые девицы, ученого вида люди с бородами, запуганные аборигены-шорцы, колорита ради — шорские шаманы с многочисленными помощниками… Пришла вся эта орава в пещеру, где предположительно обязан обитать несчастный йети, полюбовалась на загодя заготовленные шестипалые следы, шаманы сплясали отрепетированный танец, символизировавший общение с таежными духами, Валуев, как мог, в этом танце поучаствовал… И никто из этого человеческого множества даже не заикнулся о том, что следы на песке — заранее нарисованные, потому что никто отродясь не видел здесь никакого йети, а шаманы — это просто ряженые актеры, потому что, слава Богу, давным-давно перевелись у шорцев настоящие шаманы… А затем со своей арией выступил и сам Валуев. Ария была вымученной и фальшивой, это читалось по лицу бывшего чемпиона и по тем натужным словам, которые чемпион произносил. Но, тем не менее, Николай Валуев сказал все, что надо: и о снежном человеке, и о прекрасной земле под названием Кузбасс, и о себе самом как будущем депутате. Даже — выдал заранее заготовленную шутку о том, что, мол, он был бы не против сразиться со снежным человеком на ринге…


Но ведь и это не все! Печальная лицемерная комедия с Валуевым и йети в главных ролях получила свое продолжение. В Кузбасс, как по мановению волшебного жезла, вдруг со всего мира съехались так называемые «специалисты по контактам с йети». И Николай Валуев намерен в качестве непревзойденного специалиста по снежному человеку прочитать им лекцию. Основной мыслью сей лекции будет утверждение, что снежных людей в Кузбассе водится аж тридцать штук, все они между собой разговаривают и даже горланят по ночам песни… И прочитает, будьте уверены! Потому что — человеку нужен депутатский мандат. А так называемая «ученая комиссия» сочтет эту лекцию непревзойденным шедевром. У них, этих «ученых», свои интересы и устремления. Им также выгодно быть лицемерными…


И ведь, опять-таки, и это еще не все! Еще — Николай Валуев устроился в Кузбассе на работу в качестве ведущего специально изобретенной под него телепрограммы. Называться эта программа будет «Мужское дело». Суть ее — неприхотлива и лицемерна просто-таки до крайнего предела. Во всяком новом выпуске ведущий намерен играть роль то шахтера, то золотодобытчика, то водителя самосвала, то металлурга. Короче говоря, работягу-сибиряка. «У-у! — станет говорить бывший чемпион после каждого своего маскарада. — Это — настоящая мужская профессия!» Как будто никто до Валуева не знал, что шахтер, водитель и золотодобытчик — работа на износ…


Больно и стыдно наблюдать за столь лицемерными потугами Валуева. Все-таки — чемпион. Символ силы, доблести и мужества, можно сказать. Гордость всей России, понимаете ли. Но, повторимся в третий раз, — человеку нужен депутатский мандат. И этот человек прекрасно осознает, что заполучить мандат возможно только, сыграв по определенным правилам. Может быть, даже — вопреки собственной совести. Восхвалив снежного человека. Сплясав с ряжеными под шаманов артистами. И человек — играет…


***


Да разве в одном только Валуеве дело? Лицемерие (оно же — фарисейство) наблюдается в современном обществе повсюду. Мы срослись и сроднились с фарисейством и барахтаемся в нем  как лягушки в болотной тине. Мы не мыслим себя без лицемерия. Вот, говорят, нет в нашем обществе идеологического стержня. Это неправда: есть у нас идеологический стержень. Конечно: мы не кричим «за веру, царя и отечество» и «да здравствует коммунизм». Но нам и не надо кричать ничего такого. Ибо наш нынешний идеологический стержень — фарисейство. Здесь в ходу совсем другие лозунги и девизы. А прежде лозунгов — молчаливое угодничество.


Вот Вам наглядны пример. Предвыборное собрание одной российской парламентской партии. Народу — тьма. Собираются вносить в партийный список кандидатов в депутаты. Кандидата толком никто не знает, его провинциальным партийцам навязали из столичных верхов. Но, поговаривают, на этом кандидате давно уже негде пробы ставить, до такой степени он прохиндей. Партийные массы, будучи в кулуарах, ропщут и потрясают кулаками в адрес своих вождей. Они говорят, что не желают голосовать за московского жулика, и желают взамен выдвинуть своего кандидата — честного и совестливого. Ну, грядет бой… Однако — никакого боя так и не грянуло. Перейдя из кулуаров в зал, народ будто бы внутри себя переключил какие-то тумблера и кнопки. Ни одного обличительного слова в адрес столичного прохиндея! И, соответственно, ни единого доброго слова в адрес своего честного и совестливого  кандидата! Все дружно голосуют за политического жулика. Потому что — всем собравшимся есть, что терять. Кто-то — директор крупного предприятия, кто-то — предприниматель, кто-то — кум губернатору и сват министру… Сам же новоиспеченный кандидат в своей предвыборной речи пригоршнями рассыпал благодарности и обещания. По лицам слушателей было заметно, что они этим обещаниям не верят ни на миллиграмм. Но — все слушали, и в конце разразились овациями. Некоторые — даже стоя… Такое вот безусловное фарисейство.


***


Говорят, что в тоталитарных государствах уровень фарисейства гораздо выше, нежели в государствах хотя бы отчасти демократических. Если это и на самом деле так, то наше нынешнее государство — авторитарней некуда. Вот только два тому примера.


Пример первый. Не так давно на центральных телевизионных каналах было показано интервью с российским президентом. Тягостное впечатление осталось от этого действа. Три немолодых, косноязычных, застегнутых на все пуговицы, испуганных, загнанных в узкие рамки заранее прописанного сценария руководителя телеканалов задавали президенту обтесанные предварительной цензурой вопросы, а президент выдавал заранее подготовленные ответы… В принципе, и вопросы, и ответы на них были, что называется, в курсе и в духе, но — тяжким духом фарисейства веяло от них. Именно потому, что чувствовалось: это — не интервью с его неожиданными и нестандартными вопросами и такими же ответами, а — унылый и бессмысленный спектакль. Потом, интереса ради, я побродил по Интернету, дабы узнать мнение народа о сем действе. Ни единого доброго мнения! Все бесчисленное множество комментаторов сочло упомянутое президентское интервью именно как образец лицемерия и фарисейства!


Пример второй. Опять же недавно все по тем же телеканалам бесконечное количество раз показали действо, проименованное как встреча российского премьера с лучшими русскими писателями. В качестве таковых были собраны знакомые все лица: давно и бесповоротно набившие оскомину детективщицы Устинова и Маринина, сто лет ничего не пишущий Веллер, беспросветный графоман Минаев, для всех российских бочек затычка Прилепин… И это они-то — цвет современной литературы? Да хоть бы наш премьер, прежде чем сесть за стол с такими-то писателями, прочитал критические отзывы об их творчестве! А, может, он и читал и целенаправленно, и умышленно встретился именно с ними, а не с лучшими. Потому что для лучших — без разницы: хоть премьер, хоть президент, хоть кто-нибудь еще… Они ведь, которые лучшие, служат не премьеру и не президенту, а — Истине! И потому они могли бы припечатать премьера таким вопросом, что и не будешь знать, как на него ответить… А от марининых-минаевых-веллеров ничего подобного ожидать не приходится. Бездарность — она всегда покладиста и угодлива. Это талант, с его несгибаемостью, не лезет ни в какие фарисейские ворота.


Ну и вот: случилось то, что случилось. Премьеру были заданы фарисейские вопросы и получены такие же фарисейские ответы. А рядом с лицемерствующими сочинителями в качестве статистов сидели еще какие-то сочинители. Они сидели и безмолвствовали, как и полагается статистам…


***


Кто-то в Интернете назвал ту ситуацию, которая царит в нашем обществе, азиатчиной, византийщиной и золотоордынщиной — имея в виду, что именно в этих обществах процент угодничества и лицемерия был наиболее высок. Наверное, с таким определением вполне можно согласиться. Именно так: азиатчина, византийщина и золотоордынщина. К прискорбию…


Для тех же, кто с таким определением не согласен, я мог бы порекомендовать следующее самоубийственное упражнение. Проснитесь завтра пораньше и попробуйте говорить исключительно правду — по любому поводу и невзирая на лица. И постарайтесь таким-то образом дотянуть до вечера — не растеряв всех тех, кого вы считали друзьями, любимыми, деловыми партнерами, единомышленниками и единоверцами. И постарайтесь при этом дожить до вечера, не лишившись самой жизни…


 


Источник: «Голос совести«.