Духовная жизнь

Атеисты объявили войну духовной культуре в школе

Август 04
07:19 2009

Атеисты объявили войну духовной культуре в школе



 


Справка KM.RU


В совещании, состоявшемся 21 июля в подмосковной Барвихе у президента России Дмитрия Медведева, приняли участие Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, глава администрации президента РФ Сергей Нарышкин, первый заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков, министр обороны Анатолий Сердюков, министр образования и науки Андрей Фурсенко, председатель Центрального духовного управления мусульман России Верховный муфтий Талгат Таджуддин, глава Координационного центра мусульман Северного Кавказа муфтий Исмаил Бердиев, председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин, Главный раввин России Берл Лазар, председатель Буддийской традиционной Сангхи России Хамбо-лама Дамба Аюшев.









     

    За почти столетие отлучения Церкви от государства в России, похоже, взросла и прочно укоренилась новая «религия» – воинствующий атеизм. Во всяком случае, любое усиление в нашем обществе влияния Церкви (прежде всего, конечно, Православия) адепты новой «веры» воспринимают как покушение на основы основ своей некогда полной монополии на «истину». И тут же начинают сбираться в «крестовый поход».


    Вот и сейчас, когда на высшем государственном уровне в России принято решение о начале преподавания в школе нового предмета «Духовно-нравственное воспитание», некая «инициативная группа ученых, правозащитников, родителей учащихся» начала сбор подписей под открытым Обращением к президенту РФ против «клерикализации общеобразовательной школы».


    Напомним, что на прошедшем 21 июля у Дмитрия Медведева совещании, в котором приняли участие представители четырех конфессий нашей страны (православия, ислама, буддизма и иудаизма), глава государства предложил провести в ряде регионов страны эксперимент по преподаванию в школах основ религиозной культуры, истории религии и основ светской этики. «Считаю возможным провести в ряде регионов страны такой эксперимент. Пока предлагается 18 регионов, но эта цифра может обсуждаться», – заявил Медведев.


    При этом президент подчеркнул, что «ученики и их родители должны самостоятельно выбирать предмет обучения». «Т. е. это могут быть основы православной культуры, либо основы культуры мусульманской, иудаизма, буддизма. Ученики и их родители должны сами принимать решение о выборе», – пояснил Медведев. По его мнению, возможен и другой вариант: «Наверняка многие захотят изучать все многообразие российской религиозной жизни. Для таких учеников может быть разработан общий курс по истории крупнейших традиционных конфессий нашей страны». И, наконец, сказал президент, возможен и третий вариант: сторонникам атеистического воспитания должно быть предоставлено право изучать основы светской этики.


    И вот это-то решение – как отчетливо видно, нисколько не ущемляющее прав атеистов, а лишь уравнивающее их с последователями четырех конфессий, и вызвало приступ истерики вышеназванной «инициативной группы». «К Вам обращаются сторонники светского правового государства, – начинают свое письмо президенту РФ члены «инициативной группы», – люди разных взглядов и убеждений, вероучений и профессий, родители учащихся российских школ, граждане РФ, для которых свобода совести и убеждений является большой ценностью».


    Но если, как уверяют авторы письма, для них «свобода совести и убеждений является большой ценностью», то, собственно, какой повод для беспокойства? Ведь в решении, принятом 21 июля на совещании у президента Дмитрия Медведева, речь идет об исключительно добровольном – с согласия родителей или самих детей (по достижению ими возраста, который дает им самим право принимать самостоятельные решения) – преподавании того или иного предмета, предусмотренного в рамках дисциплины «Духовно-нравственное воспитание». Если хочешь, чтобы твой ребенок оставался убежденным атеистом, – определяй его в группу учеников, для которых будут преподавать основы светской этики или религиоведческий курс обо всех конфессиях. Никто твои права как родителя – и как ребенка, достигшего поры для самостоятельных решений – ущемлять не собирается.


    Но в том-то и дело, что с появлением в обязательной школьной программе «Духовно-нравственного воспитания» рушится вся монополия, которой обладали ранее адепты «воинствующего атеизма». А заодно государство прекращает подыгрывать и другим – нетрадиционным для России – религиям.


    Понятно, что представители этих конфессий – протестантизма, католичества, других верований и сект – встретили решение, принятое на совещании у президента России, в штыки. «Все общественные дискуссии, все круглые столы, даже серьезные рекомендации Общественной палаты – все это вдруг оказалось забыто», – возмущался, например, управляющий делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской епископ Константин Бендас.


    Но а как иначе, спрашивается, должна вести себя высшая светская власть страны, которая называется Россия? Пестовать конфессии, которые никогда не играли сколь-нибудь заметной роли в истории нашей страны? Ставить их на одну доску с тем же Православием?


    Какое они, эти конфессии, в конце концов, имеют право на поддержку и опеку государства в равной мере с традиционными вероисповеданиями России? Что они, эти малочисленные для нашей страны конфессии, дали России?


    «Есть Пушкин и есть Пупкин, – заметил на днях по этому поводу известный православный миссионер и публицист протодиакон Андрей Кураев. – У них равные права, но в школе изучают все-таки Пушкина. Разумеется, религиозные организации равны перед законом, но никакой закон не уравняет вклад в историю России православия и кришнаизма».


    Тут, кстати, стоит напомнить, что идея полнейшего уравнивания в правах того же православия и всякого рода сект (многие из которых к тому времени еще даже не успели осесть в России) пришла к нам из-за океана с началом 1990-х. Американские советники тогдашнего российского руководства не случайно навязывали нашим властям создание такого правового поля, при котором бы всякого рода экзотические для России верования и секты чувствовали бы себя здесь, как дома – чтобы в итоге уничтожить идентичность самой России, базирующейся на традиционных ценностях. И когда иные доморощенные «воинственные атеисты» начинают уверять нас, что свобода совести и убеждений является для них громадной ценностью, и требуют на основании этого полной «уравниловки» всех конфессий – в этих призывах упрямо слышатся знакомые еще с 1990-х ноты.