Армия и оборона

АРМИЯ МОЖЕТ ОСТАТЬСЯ БЕЗ МЕДИКОВ?

Октябрь 17
03:32 2008

АРМИЯ МОЖЕТ ОСТАТЬСЯ БЕЗ МЕДИКОВ?
  


   Вооруженные силы ждет сокращение. К 2012 году их численность должна снизиться более чем на 130 тысяч человек, до одного миллиона военнослужащих. Министр обороны Анатолий Сердюков уже пообещал, что делать это будут вдумчиво: «Резать по живому мы не будем, сокращения будут производиться исключительно в плановом порядке, за счет постепенного увольнения офицеров, выслуживших срок». Однако, судя по попавшим в распоряжение «Известий» документам из военного ведомства, чистка рядов будет весьма масштабной. И ее первой жертвой может стать военная медицина. 
    
   Судя по имеющимся в «Известиях» документам, «оптимизация» приведет к сокращению 78% военных медиков-офицеров — 5767 человек! Общая же численность штатной медицинской службы уменьшится на четверть. Перед угрозой закрытия окажутся и практически все военно-медицинские институты в стране. Саратовский и Самарский могут исчезнуть к 2010 году, Томский — к 2011-му, а Государственный институт усовершенствования врачей Минобороны — к 2013-му. Все их функции предполагается возложить на Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге и госпиталь имени Бурденко. Последствия понятны: квалифицированных военных медиков станет гораздо меньше. Инициаторы реформы полагают, что с их работой вполне в состоянии справиться гражданские специалисты.
   В медуправлении Вооруженных сил в ответ на вопрос «Известий», как такое возможно, лишь развели руками — в армии приказы вышестоящего начальства не обсуждаются. И грустно заметили, что это решение ведет к полной потере Россией лидерства в военно-медицинской науке.
   — Достаточно всего три года не готовить специалистов, и это направление будет полностью утеряно, — сокрушался наш собеседник, по понятным причинам попросивший остаться неназванным. — Идея переложить функции медицинского обеспечения армии исключительно на гражданских специалистов утопична. Кто и за какие деньги поедет работать в «горячую точку», в зону активных боевых действий, в отдаленный заполярный гарнизон или пойдет на несколько месяцев на боевую службу на корабле или подводной лодке?
   Только военные медики способны в течение суток развернуть полноценный госпиталь для приема раненых и пострадавших в ходе военного конфликта или техногенной катастрофы на любом направлении. Это еще раз доказал военный конфликт в Южной Осетии, когда наши военные за день развернули мобильные госпитали в Джаве и Сухуме. В свое время после знакомства с нашим опытом и оборудованием медицинских отрядов специального назначения (МОСН) американские военные за полгода реформировали под «российский стандарт» собственную военную медицину. И это при том, что во всем мире, в том числе и в США, военные медики не без оснований считаются лидерами медицины: даже американские президенты предпочитают проходить обследование и лечиться в военных госпиталях.
   Параллельно предложено сократить большую часть военных поликлиник и санаториев. Немалая часть их пациентов — военные пенсионеры, в том числе офицеры-ветераны Афганистана и Чечни. Не факт, что обычный районный врач справится со спецификой их лечения, связанного, скажем, с последствиями ранений.


«Известия» 10.10.08



   
   Наша хирургия выросла из шинели…
   Вся отечественная хирургия выросла из шинели — только не гоголевской, а самой обычной офицерской. Николай Пирогов, Иван Буш, Карл Рейер, Николай Бурденко, Александр Вишневский, Николай Склифосовский, Петр Куприянов — имена, составляющие славу России, хирурги, создававшие целые направления в медицине. Даже недолгий опыт участия в лечении раненых оказался бесценным для таких великих соотечественников, как Валентин Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука) или Александр Бакулев. Выдающийся хирург Борис Петровский одну из последних своих книжек назвал «Избранные лекции по военной хирургии», хотя давно уже не имел дела с военными ранениями. Он, кстати, ввел в обиход выражение «военно-городская хирургия», применив его к травмам и ранениям от терактов, дорожным и прочим поражениям. Принципы экстренной хирургии, многие операции, выполненные впервые в военных госпиталях и ставшие потом классическими, методы лечения ожогов и обморожений, баротравм, микрохирургия — все это начинали и развивали военные хирурги.
   
   …вся экстренная медицина — военная
   Военную медицину, отличающуюся от гражданской, придумали не дураки. За ее идеологию и модели ее организации заплачено тысячами жизней, в том числе и самих военврачей. Главное отличие — помощь раненым должна быть оказана в первые часы, а не дни или недели. Организация эвакуации, этапность лечения, сортировка раненых — все это выстрадано лучшими умами и многократно проверено в боевых условиях.
   Наша модель медицинских отрядов специального назначения, их снаряжение, имущество и т.п. вызывают зависть в армейских медицинских системах многих стран. По такой модели формировались, к примеру, и медицинские подразделения МЧС, только их возможности несопоставимо меньше.
   Военно-медицинские факультеты медвузов, и особенно ВМА, ведут большую научную и экспериментальную работу по созданию новых методов и средств лечения. Многие из них потом приходят и в гражданскую медицину — для лечения травм, ожогов, реабилитации больных. Существуют большие разделы специальной военной медицины — авиационной, морской, подводной, космической и т.п. Наконец, военный врач — офицер, для которого долг и присяга — не просто моральные императивы, а смысл всей жизни.


   

Страны