Интервью

Александр Проханов: Противоядие для революций

Май 18
09:59 2012

Александр Проханов: Противоядие для революций

 

Александр Проханов родился в 1938 г. в Тбилиси. Извест¬ный прозаик и публицист, главный редактор газеты «Завтра». Лауреат премии «Национальный бестселлер» 2002 г. за роман «Господин Гексоген». Живёт в Москве.

 

 Александр Проханов: Путину надо бояться Навального. Он молод и рвется в Кремль

 

Известный писатель о противоядии для революций

 

В минувшие праздники в Москве было горячо — стычки оппозиции с полицией на Болотной, кутузки, полные горожан, вышедших на улицы с белыми ленточками. Не за горами, быть может, бунт несогласных олигархов. Что протестующие готовят нам завтра? Ситуацию для «АиФ» обрисовал патриарх российской патриотической оппозиции писатель Александр Проханов.

 

«АиФ»: — Александр Андреевич, есть мнение, что после инаугурации Путина оппозиция выродится: уцелевшие протестующие будут мирно толпиться в комфортабельных гайд-парках: пошумят и разойдутся. Цивильно, культурно и безвредно для власти…
 

А.П.: — Это навряд ли. Уличная оппозиция приобрела сразу нескольких ярких лидеров, о которых оппозиционерам-системщикам приходится только мечтать. Они все — антагонисты мне, но тем не менее. Например, та же Чирикова, отточившая свою лексику в боях за Химкинский лес, крепыш Удальцов, идущий лбом на автозаки, или король флешмоба Навальный. От него веет волей к власти. Этой воли уже давно нет в Зюганове, Жириновском, Миронове. Все они не добивались власти, а получили её в подарок. Они выдохлись.

 

Меня печалит и судьба Лимонова: казалось бы, он был первым из них и один бился на улицах в то время, как сытые Касьяновы и камерно-салонные Каспаровы чурались толпы. Он первый начал поход, но не собрал толпы. И вот пришли новые оппозиционеры и, как говорит сам Лимонов, украли у него революцию — а на самом деле просто нашли те технологии и тот язык, на которые ото¬звались массы. Рост уличной активности будет, я думаю, к осени.

 

Цена «цветных» технологий

 

«АиФ»: — Когда в стране особенно шумели марши несогласных, говорили, что всё проплачено Западом…

 

А.П.: — Эта «помощь» пришла к нам не вчера. Западные день¬ги крутились и в межрегиональной группе депутатов в конце 80-х. Информационная поддержка точно была. Вокруг маршей несогласных всё время шли колонны репортёров с телекамерами. И главное — «их» деньги пошли в российскую политику с согласия Кремля. Либеральная группа, которая потом окрысилась на Путина, взращивалась самой властью. Им давали госпремии, отправляли на Запад, делали эмблемой отечественной культуры. Это была элита. А сейчас она вышла из повиновения…

 

Кстати, финансировать оппозицию могли необязательно иностранцы. Заграница делает другое — спонсирует тьму неправительственных организаций, «фондов», «центров» и т. п. Транши, идущие из-за рубежа, поступают не только к тем же «зелёным» и правозащитникам, но и напрямую в политические партии. А это уже серьёзно. Однако смешно думать, что доллары Госдепа, пошедшие Чириковой или Навальному, изменят режим в России. Социальный строй меняется другими способами. Революции на такие малые день¬ги не делаются. «Цветные» технологии стоят гораздо дороже… Основной массив денег, влитый в Болотную, дали отечественные олигархи. Сам олигархат оказался расколот — в нём возникли антипутинские фракции.

 

«АиФ»: — В одном из интервью мне вы как-то сказали: «Олигархи в оппозиции — это абсурд». А теперь? Против чего могут объединиться капиталы?

 

А.П.: — Может, я слишком погорячился, утверждая это. Оппозиционные олигархи есть. Ну, скажем, Лебедев — фрондирующий банкир, который поддер¬живал «оранжистов» на Украине. В том же ряду Березовский, Гусинский, Невзлин. А остальной массив богачей, сбежавших в Лондон, — Пугачёв, Бородин и компания? Я могу назвать ещё с десяток олигархов, находящихся во фронде.

 

Болотная разрастается

 

«АиФ»: — Кто из противников власти для неё наиболее опасен?

 

А.П.: — У Путина нет врага среди руководителей думских фракций. Это люди компромисса, все они так или иначе на поводке. «Враг» может возникнуть только вне системной оппозиции, на улице. Самым опасным в этом смысле сейчас является Навальный. Он молод, очень экспансивен. И главное — он рвётся в Кремль… Для «цветной» революции, правда, необходим большой массив сочувствующих, зазомбированных людей — полмиллиона, миллион. Тогда народ пойдёт на ОМОН.

 

«АиФ»: — А к кому в оппозиции сейчас сам народ?

 

А.П.: — Народ, что бы ни внушала нам власть, и сегодня под гнётом. Его угнетают местный чиновник и местный бандит. Он такую жизнь не приемлет. В народе уже давно поселилась ненависть к региональной элите, а через её голову — к Москве. Антиоранжевые стратегии во время выборов были направлены не на поддержку Путина, а на защиту хрупкой государственности, которая в глазах большей части народа является последним гарантом его жизнеобеспечения. Интуитивно русский человек боится социальных катастроф. Он помнит 1991-й, а генетически и 1917-й. Он находится в оппозиции к местной власти, но боится сбросить её, опасаясь беспредела, насилия и хаоса… Но протестные движения уже гуляют по стране. У власти осталось только одно противоядие: запустить реальное развитие страны.

 

«АиФ»: — Есть два прогноза будущего России: застой и бунт. Чего ждёте вы?

 

А.П.: — Застоя не будет в любом случае. Мир бурлит. Все лихорадочно ищут новые социальные модели. Страну может спасти только мобилизационный рывок, когда народ увидит, что у президента кроме вороватого окружения есть воля к борьбе за лучшее будущее страны. Пойдёт ли на это Путин? Знаю одно — надо спешить. От желающих оседлать волну народного гнева и так уже нет отбоя.