Армия и оборона

Академик Кокошин выссказался о возможности ассиметричного ответа России на развитие Американских ПРО

Сентябрь 14
01:03 2010

Академик Кокошин выссказался о возможности ассиметричного ответа России на развитие Американских ПРО








Депутат Государственной Думы России, экс-секретарь Совета безопасности России, академик РАН Андрей Кокошин

Депутат Государственной Думы России, экс-секретарь Совета безопасности России, академик РАН Андрей Кокошин


Академик РАН, депутат Государственной Думы России, экс-секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин высказал своё мнение о возможности ассиметричного ответа России на возможное развёртывание США стратегической ПРО, а также о Мировом политическом форуме, прошедшем в Ярославле. Как сообщил ИНТЕРФАКС-АВН  и «Российской газете» Андрей Кокошин в современных условиях у России не меньше, чем это было у СССР в 1980-е годы, есть необходимость иметь в запасе свой «асимметричный ответ» — в случае перехода Соединенных Штатов к масштабному развитию стратегической ПРО. В том числе за счет трансформации ПРО на ТВД».


«Такая потребность, равно как и достаточные научно-технические и экономические возможности для обеспечения должного «асимметричного ответа», может быть реализована в конкретных программах. Они сыграли бы свою роль в дальнейшем обеспечении стратегической стабильности»


По словам А.Кокошина, новый российско-американский договор по СНВ позволяет России развивать по многим параметрам и морской, и наземный, и воздушный компоненты стратегических ядерных сил, в том числе разрабатывать перспективные комплексы наших СЯС. «Необходимо иметь в виду, что только все три компонента российских СЯС обеспечивают боевую устойчивость СЯС в целом. При этом ряд идей, которые разрабатывались в прошлые десятилетия, могут быть реализованы на новейшей технологической основе», — сказал он.


А.Кокошин пишет, что нужно во всей полноте учитывать и другую потенциальную опасность. Это — высокоточное дальнобойное оружие в неядерном снаряжении. Арсеналы такого оружия достигли в США огромных масштабов, указывает академик.


«Мы обязаны очень внимательно относиться к развитию ПРО в США. Системы ПРО активно развиваются также в таких двух зарубежных странах, как Индия и Израиль. Речь в этих случаях идет о создании «тактической ПРО». Особенно — к потенциальным средствам перехвата ракет межконтинентальной дальности на всех участках полета ракеты и ее головных частей, прежде всего на активном участке», — подчеркивает Андрей Афанасьевич.


По его словам, новая администрация, пришедшая к власти в США в результате выборов 2008 года, внесла немаловажные коррективы в американские планы развития ПРО, в том числе в связи с условиями все более жестких бюджетно-финансовых ограничений. Руководство Минобороны США в администрации Обамы объявило о важных изменениях в подходах к планам научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по ПРО и по развертыванию различных ее компонентов. Министр обороны США Роберт Гейтс сделал заявление, что больший упор будет сделан на развитие ПРО на театрах военных действий или на нестратегической ПРО, нежели на средства, предназначенные для прикрытия собственно территории США. Объявлено было и о сокращении расходов на ПРО на 1,4 миллиарда долларов в 2010 финансовом году.


«При этом было обращено внимание на многие технические недостатки имеющихся средств ПРО, в частности противоракеты «ГБИ», на которые предыдущая администрация республиканцев предпочитала закрывать глаза. Было высказано и скептическое отношение к полученным результатам НИОКР по лазерному оружию воздушного базирования для задач ПРО», — считает А.Кокошин.


Он отмечает, что развитие нестратегической ПРО привлекательно для США и тем, что позволяет значительную часть расходов по ее созданию нести их союзникам. «Особенно это касается средств ПРО, являющихся частью многофункциональной системы корабельного оружия «Иджис» с использованием для задач ПРО противоракет «Стандарт-3″. В настоящее время такие системы имеются не только на американских крейсерах и эсминцах, но и на эсминцах и фрегатах ряда других стран, например, Японии, Испании, Южной Кореи», — напоминает А.Кокошин.


А.Кокошин отмечает, что при разработке параметров новых систем региональной безопасности необходимо учитывать, в том числе, изменившийся характер войн и вооруженных конфликтов, сложившиеся региональные балансы сил, характер военной и политико-военной деятельности соответствующих государств.


«Среди актуальных проблем при обсуждении вопросов международной безопасности — совместные усилия по борьбе с терроризмом, нераспространение оружия массового поражения и средств его доставки. Все более масштабной становится в национальных и международном масштабах проблема обеспечения кибербезопасности», — сказал А.Кокошин, комментируя Мировой политический форум «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности», прошедший в Ярославле. Он отметил, что исключительно важной по-прежнему остается проблема обеспечения стратегической стабильности как в ядерном, так и в неядерном измерении.


«В деле обеспечения стратегической стабильности традиционно огромная роль принадлежит нашей стране, всему комплексу сил и средств ядерного сдерживания», — констатирует А.А.Кокошин.