Политика

 Главные новости

А так ли уж прост «украинский вопрос»? Часть 2.

ukraina04
Октябрь 31
05:16 2014

«Украинцы – это особый вид людей. Родившись русским, украинец не чувствует себя русским, отрицает в самом себе русскость и злобно ненавидит всё русское».    А. Стороженко, 1925 год.

«Если проследить генезис украинства, то можно с удивлением отметить, что оно строилось не столько на местной самобытности, сколько на отрицании русскости.  Украина в понимании этногенеза – это «антисистема» в отношении системы Русской цивилизации».    Борис Днепров, 2014 год.

23 года назад – с распадом Советского Союза – сбылась многовековая мечта русофобов, выпестованная масонами, космополитической интеллигенцией и революционерами, поддержанная сначала Польшей, затем Австро-Венгрией и Германией и, наконец, Америкой, — «украинская химера» стала явью. На политической карте мира появилось противоестественное государственное образование – «самостийная Украина», уродливое дитя, выжившее только благодаря нерасторгнутым связям с «угнетателем» Россией, «метрополией», которая оказывала все эти годы блудливой «колонии» спонсорскую помощь, вылившуюся в итоге в кругленькую сумму  — 250 миллиардов долларов (по признанию А. Пушкова).  Эти деньги помогли не только сохраниться «неньке», но и стали основой  богатства ряда «ширых» олигархов.

Лет 50 назад писатель А. И. Солженицын, говоря о возможности такого развития событий, предрекал, что насытившись свободой, Украина вернётся к России. Или её не будет. Потому что, как отмечается в критических заметках об Украине чешского Института Вацлава Клауса: « Украина в своей нынешней форме – это в значительной мере искусственное образование, изначально нежизнеспособное, построенное на ложных посылах». (апрель 2014)  Что это за ложные посылы, хорошо объяснил составитель сборника «Украинский сепаратизм в России» (1998 год) М. Смолин: « Национально мыслящие русские люди обязаны, ради будущего русского народа, ни под каким видом на признавать прав на существование  за государством « Украина», «украинским народом» и «украинским языком». История не знает ни того, ни другого, ни третьего – их нет: это фетиши, созданные идеологией наших врагов».

«Украинство» всё так же необходимо для борьбы с русской государственностью, Православной Церковью и единством русского народа. Необходимо Америке, Англии и Ватикану.

С точки зрения геополитики, государство Украина – «таран», если не для раздробления России, то для её максимального ослабления, и плацдарм сил НАТО в случае перехода противостояния с Западом в горячую фазу. Украину, этот «переходящий кубок» стран Запада, использовали и используют, убаюкивая сладкими посулами, рисуя радужные картины, но  даже в среднесрочной перспективе и самом благоприятном сценарии Украина не останется ни «незалежной», ни «единой».

«Ирония истории, однако, заключается в том, что «украинцы» существуют лишь постольку и до тех пор, пока есть Русские, которым «новым мировым порядком» объявлена война на уничтожение. В этой войне «украинцы» — всего лишь вспомогательное войско. Ниспровержение России  и Русского Народа  автоматически делают и их ненужным, отработанным хламом, место которому на исторической свалке. В этой ситуации исчезновение их – вопрос времени». (С. Родин)

Последние годы, когда маятник отношений мог качнуться в сторону не Европы, а России, Запад боялся такого развития событий, не желая восстановления СССР в той или иной форме и возврата России к своей «цивилизационной миссии» — Русской, имперской, мессианской…

«Даже искренние реформаторы могут увидеть в традиционном русском национализме объединяющую силу для достижения своих целей,  — писал знатный «доброжелатель» России Г. Киссинджер в книге «Дипломатия» (1997 год). – А в России национализм исторически носит миссионерский и имперский характер.  (…)    Но российским реформам поставят преграду, а не окажут помощь, если без внимания будет оставлено возрождение российских имперских претензий». Касательно Украины и пресловутого «империализма» господин Киссинджер заявил там же: « Антиимпериалистическая революция, направленная против господства России, весьма популярна в новых нерусских республиках и исключительно непопулярна в Российской федерации. Ибо российские группировки, стоящие у власти,  исторически трактуют своё государство в масштабах «цивилизаторской» миссии; подавляющее большинство ведущих фигур в России, независимо от их политических убеждений, отказываются признать крах Советской империи или легитимность государств-преемников, особенно Украины, колыбели русского православия. Даже Александр Солженицын, когда пишет об освобождении России от дьявольского порождения в лице не желающих в ней оставаться инородцев, настаивает, что под началом Москвы должны оставаться Украина, Белоруссияи населённая славянами почти половина Казахстана, вместе составляющие около 90% прежней империи»…

Проекту «Украина» порядка 150 лет, корни «самостийности» уходят вглубь лет на 400 – к Брестской унии, а предпосылки наблюдаемого ныне «феномена» сформировались в 13 веке при разделе Руси вследствие татаро-монгольского нашествия. И все эти годы всюду жили русы – русичи, но никаких «украинцев» или «восточных славян» и в помине не было. Как не существовало и  терминов «Украина», «украинцы». Существовали, конечно, «окраины» — пограничье разных государств, но не было «украинской государственности». А «украинская идентичность» зародилась «в воспалённых мозгах кучки интеллигентов» только в 19 веке. Предшествовали же этому война с Наполеоном и создание Священного Союза (1815), восстание декабристов(1825)и польское восстание (1830). Кстати, и слова «великорусс» также не было в ходу до 19 века.  Почему же оно стало востребованным, доходчиво объяснил Н. Ульянов в статье «Русское и великорусское»: « Великороссы – порождение умонастроений 19-20 веков: развития этнографии, повального увлечения фольклором, собиранием народных песен, плясок, обрядов и обычаев деревни, а также пробуждения «национализмов», шедших рука об руку с ростом либерального и революционного движения. Едва ли неглавную роль тут сыграло появление украинского сепаратизма, с его отталкиванием от   общерусскогоимени и делавшего всё, чтобы объявить это имя достоянием одной «Великой России»». В той же статье он обстоятельно изложил, как общеупотребительными стали понятия: Великая, Малая и Белая Русь. « До татарского нашествия ни Великой, ни Малой, ни Белой России не существовало. Ни письменные источники, ни народная память не сохранили о них упоминания. Выражения «Малая» и «Великая» Русь начинают появляться лишь в 14 веке, но ни этнографического, ни национального значения не имеют. Зарождаются они не на русской территории, а за её пределами и долгое время не известны были народу. Возникли в Константинополе, откуда управлялась русская церковь, подчинённая константинопольскому патриарху. Пока татары не разрушили киевского государства, вся его территория значилась в Константинополе под словом «Русь» или «Россиа». Назначавшиеся оттуда митрополиты именовались митрополитами «всея Руси» и резиденцией имели Киев, столицу русского государства. Так продолжалось три с половиной столетия. Но вот разорённое татарами государство начало становиться лёгкой добычей чужеземных государей. Кусок за куском  русская территория попадала в руки поляков и литовцев. Раньше всех была захвачена Галиция. Тогда в Константинополе установилась практика именовать эту отошедшую под польскую власть русскую территорию – Малой Русью или Малой Россией. Когда вслед за поляками литовские князья стали забирать одну за другой за другой земли юго-западной Руси, эти земли в Константинополе, подобно Галиции, получали наименование Малой Руси. Термин этот, так не понравившийся в наши дни украинским сепаратистам, приписывающим его происхождение «кацапам», сочинён не русскими, а греками и порождён не бытом страны, не государством, а церковью. Но и в политическом плане стал употребляться впервые не в московских, а вукраинских пределах. В 14 веке галицкий князь Юрий II в своих латинских грамотах именовал себя «князем всей Малой Руси» (duxtotiusRuteniaminorum). Под «великой»  Русью  патриаршая константинопольская канцелярия  разумела всё то, что осталось подвластно митрополиту киевскому. Сам Киев, пока его не захватили литовцы, относился к «великой» Руси, но с 1362 года, будучи взят Ольгердом, великим князем литовским, становится «Малой Русью».»…

Перемена имени с «русских» на «украинцев» есть отказ от самих себя, то есть самоубийство, считал Василий Шульгин. С ним невозможно не согласиться.

Если в «этногенезе» украинства принимали участие Польша, Австро-Венгрия, Германия, потом назвавшиеся « большевиками» троцкисты, то «отцами» украинской доктрины, бесспорно, признаются поляки. Они же придумали «москалей», которые, по их теории, вовсе не русские и даже не славяне, а «финно-угры», как вариант – «монголо-кацапы». Этой старой «сказке» мало кто из вменяемых людей верит. И вот почему: « В самом деле, если московиты не русские, потому что они финно-угры, если киевляне тоже не русские, потому что украинцы, то приходится поставить вопрос: где же русский народ? Его, оказывается, если поверить теориям о «москалях» и «украинцах»,вообще нет на свете». (В. Шульгин)

Хоть и принято считать, что «История не знает  сослагательного наклонения», но если бы в конце 18 века не было трёх разделов Польши и исчезновения этого королевства с карты Европы, не случилось бы и никакого «украинского движения». Вот как это виделось В. Шульгину: « Поляки обиделись, и вполне естественно, на императрицу ЕкатеринуII. В ответ на раздел Польши, и это тоже совершенно  естественно, поляки, в свою очередь, надумали раздел России. Для этого они и изобрели до той поры не существовавший «украинский народ»». И потом в течение ста лет осуществляли задуманное.

Впервые взгляд об отдельности «украинцев» от русских высказал граф Я. Потоцкий в книге,изданной на французском языке в 1795 году под заглавием « Фрагменты истории скифов и сарматов как славян».

Любому беспристрастному исследователю «украинского сепаратизма»  становится ясно, что он вызван искусственно, «преднамеренно обострён до крайности без серьёзных для этого оснований ,и что  всё это беспочвенное движение в конечном итоге сводится только к злостному политическому заговору против единства русского народа и русской земли». ( В. Яворский «Украина – русская земля»)  А разлагающая деятельность «украинских сепаратистов» есть не только  чёрная неблагодарность, но и «низкое предательство и позорная измена национальному единству и единодушию – высоким заветам, завещанным далёкими предками и закреплёнными на вечные времена древними летописцами для всех русских потомков…»

Идём далее.

«В первой четверти 19 века появилась особая «украинская»  школа польских учёных и поэтов, давшая чрезвычайно талантливых представителей: К. Свиндзинский, С. Голунский, М. Гробовский, Э.Гуликовский, Б.Залеский и другие продолжали развивать начала, заложенные графом Я. Потоцким и Ф.Чацким, и подготовили тот фундамент, на котором создалось здание современного нам украинства» (А. Стороженко).

Теорию разъединения русских развил польский историк Валериан Калинка. В частности он писал: «Все малороссы подчинены нравственному влиянию России, которая говорит похожим языком и исповедует ту же веру… Исторический процесс, начавшийся при короле Казимире, подвигнутый вперёд  Ядвигою и заключившийся передвижением римского католицизма и западной цивилизации на двести миль к Востоку, проигран уже поляками. Как же защитить себя? Создание «украинской самостийности», которой малороссы медленно начинают проникаться, недостаточно, чтобы предохранить их от неизбежного поглощения Россией. Если противодействующая сила поляка хранится в его польской душе, то между душой малоросса и душой москаля нет основного различия. Поэтому надо влить новую душу в малоросса – вот в чём главная задача поляков. Эта душа да будет от Запада. Пусть малороссы своею душою соединяются с Западом и только внешним церковным обрядом с Востоком. Тогда Россия отодвинется в свои узкие пределы великорусского племени, между тем как на Днепре, Дону и Чёрном море возникнет нечто другое. Тогда, быть может, малорусская Украина возвратится к братству с Польшейпротив России. А если бы это и не сбылось, в тысячу раз  лучше Малороссия самостоятельная, нежели Малороссия  российская. Если Гриць не может  быть моим, и в таком случае пусть будет ни моим, ни твоим. Из этого проистекает для поляков указание: не только не препятствовать национальному развитию самостоятельной Украины, но, наоборот, всячески поддерживать украинский сепаратизм и укреплять среди малорусов церковную унию с Римом».

Советы польского учёного не пропали даром.  Поляки покрыли весь юго-запад России сетью своих поветовых школ, основали польский университет в Вильно. В 1804 году они прибрали к рукам Харьковский университет. В нём, кстати, обучались в 30-е годы П.Гулак и Н.Костомаров. Гулак впоследствии стал Великим мастером харьковских масонов.

Здесь надо отметить, что поляки сочинили «украинский народ» и сепаратизм, но начало практическому применению их теорий, то есть «украинскому движению», преследующему политические цели создания самостоятельной государственности, положило Кирилло-Мефодиевское братство. А споспешествовали«братчикам»  революционеры-космополиты, на поверку оказывающиеся сплошь  иудо-хазарами. Видимо поэтому от украинского национализма  всегда попахивало местечковостью…

В 1845 году Н.Костомаров, Т. Шевченко и П. Кулиш образовали тайный республиканский кружок  под именем  Кирилло-Мефодиевское братство, а в основу программы положили федерацию автономных славянских штатов. Это была первая политическая организация в Малороссии. Кроме задач узко национального патриотизма – освобождения Украины, ставились и социальные: ликвидация крепостного права, сословных привилегий, свобода совести. Высшая законодательная власть должна была быть передана  двухпалатному Сейму, исполнительная – Президенту. Обязательным условием достижения целей общества являлось разрушение Российской и Австрийской империй.

Краткое дополнение от автора интереснейшей книги об «украинской химере» Сергея Родина: « Даже написанная в конце 18 века «История Руссов» никаких «украинцев» не знает,  а ведь позиция её автора стопроцентно украинская. И если уж он ничего не знает о существовании «украинцев», нам тем более не стоит тщиться  обнаружить их присутствие в эпохе ранее 19 века, в сороковых годах которого они уже громко заявляют о себе. Но если не преувеличивать шумиху, поднятую вокруг этих сознательных (то есть сознающих себя) украинцев, а прибегнуть к чисто арифметическому подсчёту наличных украинских сил, то окажется, что речь идёт о нескольких сотнях, от силы тысяче человек! (…)  Понадобилось две сотни лет неустанной подрывной работы этого сообщества этнических мутантов, подкреплённой щедрой финансовой, моральной и политической поддержкой крупнейших держав мира, катастрофа нескольких революций и войн с беспощадным антирусским террором в Малороссии, чтобы произвести от  этих нескольких сотен пару миллионов особей, с известной долей определённости могущих быть отнесённых к «украинцам». Но и сегодня, как и двести лет назад, это сообщество является не нацией, а политической партией».

Теперь небольшое рассуждение о середине 19 века.  Это было очень насыщенное событиями время, можно сказать, переломный момент мировой истории, ведь именно тогда началось «ускорение» и «сжатие исторического времени». Человечество  вступило в эсхатологический период своего существования, который сопровождалсязарождением на антихристианской почве, подготовленной веком Просвещения, идеологий и технологий национализма/нацизма и космополитизма/коммунизма, формированием на их основе политических движений и партий и соответствующих  Глобальных проектов мироустройства. Антиподы национализм и космополитизм, если смотреть на глубинном уровне, — злейшие враги не друг- друга, а империй и наследственной автократической власти (прежде всего России – Третьего Рима), «правая» и «левая» руки нигилизма, того «ничто, которое ничтожит». Именно с той  поры  весь мир переживает «смутное время», эпоху перманентных бунтов, войн и революций…

В рамках этой статьи не будем говорить о « вкладе» правительства Российской империи в процесс  «украинизации», отметим только бездействие, отдание присоединённых земель на откуп инородцам, обманутые надежды малороссов и чувство несправедливости и оставленности. О роли русской интеллигенции в «духовном развале» 18-19 веков и «украинизации» поговорим подробнее.   «Это люди, воспитанные на иностранный лад, у них нет отечества; к русской жизни они относились с величайшим презрением уже потому, что не знают её, никогда её не видели» (В. Ключевский). И далее: «Почувствовав отвращение к родной действительности, русский образованный ум почувствовал себя одиноким в мире. У него не стало почвы. Та почва, на которой он стоял, совсем не давала ему таких цветов; образованный человек не знал, куда деться. Тогда им овладела та космополитическая беспредельная скорбь, которая так пышно развилась в нашей интеллигенции 19-го века. Ни идеи, ни практические интересы не призывали их к родной почве. Русский человек старался стать своим между чужими, а только становился чужим между своими».

«Неудивительно, что русская интеллигенция под влиянием западной культуры порвала связь с народными низами, всегда,в течение 19 века, весьма чутко относилась к страданиям чужих народов. Но в то же время во имя космополитических идей приносила в угоду инородцев насущные интересы своего многочисленного русского населения. При таком положении вещей в политически освобождённой от польского владычества Малороссии в течение 70 лет, с 1793по 1863, прекрасно чувствовали себя только бывшие господа поляки и новые гости немцы, которых русское правительство любезно приглашало для заселения освобождённых земель» (В. Копыстянский «Возможно ли отделение Украины от России?»).

Дело «украинизации» шло не особо спешно, «по-домашнему», пока «обиду» украинствующих не взяли в свои «аккуратные» руки немцы,  австрийские и германские. Первые этим занялись в 1848 году из опасения присоединения Галиции к России (переименовав русин в рутенов и начав теснить всё русское). Вторые подключились к созданию отдельного «украинского народа»  в 1879 году, после образования двойственного союза между Австро-Венгрией и Германией.

Снова дадим слово В. Копыстянскому: « В тревожное время 1888 года, когда война между Австро-Венгрией и Германией, с одной стороны, и Россией —  с другой, казалась неизбежной, появилась статья немецкого философа Гартмана, вызвавшая  сенсацию в политических кругах Европы. Автор указал на опасность, угрожающей центральной Европе со стороны России. Русский колосс, по мнению автора, следует разбить с оружием в руках , присоединить к Германии Литву, Жмудь, Липляндию и Курляндию, при Днепре же надо образовать отдельное малорусское Киевское королевство. (…)  Галичина, как территория, находящаяся в пределах Австрии, представляла наилучшие условия для развития идей «самостийной» Украины. Туда перенесли свою деятельность главные корифеи  украинофильского движения из России, как Кулиш, Драгоманов и в особенности М. Грушевский, занимавший с 1894 года кафедру истории в Львовском университете».

Австрийцы так увлеклись мечтой отторжения Украины от Российской империи, что, наряду с созданием отрядов «австрийских янычар»  под названием «Сечевые стрельцы» и диверсионных организаций, всерьёз  готовили  кандидата на трон будущего украинского королевства. Достойной им виделась кандидатура перешедшего из латинства в унию принца Вильгельма Габсбургского, прозванного   народом Василем Вышиванным.  Авантюру поддерживал сам наследник австрийского престола Франц-Фердинанд.

В конце 19 века Германия окончательно повернулась против России и вынашивала планы расчленения России на десять самостоятельных республик в результате победоносной войны. План этого действа был изображён на географических картах, напечатанных педантичными германцами перед Первой мировой. Причём Украина среди будущих республик  занимала главное место. Поэтому немцы поддержали Центральную Раду, а во время переговоров о мире в Брест-Литовске защищали  интересы Украинской Народной Республики под руководством Грушевского (которого смело можно назвать германским шпионом).

Вклад Германии в реализацию проекта «Украина» генерал Гофман в своих мемуарах(1926 год) оценил так: « Создание Украины не есть результат самодеятельности русского народа, а есть результат деятельности моей разведки». Генерал, конечно, преувеличил свои заслуги, но несомненную важность для немцев  «украинского сепаратизма» подтверждают слова приписываемые  канцлеру Отто фон Бисмарку.  Даже если эту фразу озвучил не Бисмарк , а кто-то другой, её содержание не становится менее значимым: «Могущество России  может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить  две части  единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное – дело времени».

И снова об интеллигенции.

Русские профессора и академики, по своеобразно понятому либерализму, поддерживали своим авторитетом украинцев в их стремлениях. Мечтателям о суверенной Украине большие услуги оказали русские профессора, такие, к примеру, как А.Шахматов и Ф. Кореш, В. Мякотин и Д. Корсаков, П. Милюков.  «Заслуга»  ставшего при временном правительстве министром иностранных дел, лучшего друга спонсора Февраля Якова Шиффа,  П. Н. Милюкова в том, что в начале марта 1917 года в своём заявлении с высокой трибуны подтвердил существование отдельного украинского народа. И одним словом превратил Галицкую Русь с её тысячелетней историей в « Галицкую Украину». А её дальнейшую судьбу поставил в зависимость не от России, а от мифической «Украины».

По большому счёту, интернационалистам Временного правительства было не до забот об интересах  южных руссов. И хотя в период с 1905-1917 годов в борьбе с «царизмом» интернационализм и национализм шли рука об руку, после Февральской буржуазной революции, на реальной политической почве они не нашли общего языка.  «Стена непонимания» переросла в недовольство и разрыв.  Произошёл уход  малороссов в узкий «украинский» национализм с сильным ура-социалистическим креном и организацией борьбы за автономию Украины. В этот момент самым востребованным стал уже  упомянутый нами созидатель «ереси украинствующих» Михаил Грушевский.

Немного об этом выдающемся «мазепинце», «историке», политическом деятеле и патриоте, сделавшем как никто другой много для того, чтобы «украинская сказка» стала былью. Краткая справка: «Грушевский Михаил Сергеевич (17.09. 1866., ХолмЛюблинской губернии – 25.11.1934, Кисловодск ) .Киевский округ №1  — украинские эсеры, Селянская спилка – социал-демократы. Сын учителя гимназии. Окончил в 1891 историко-филологический факультет Киевского университета. С 1894 преподавал во Львовском университете. В 1899 организовал Галицко-украинскую национал –демократическую партию. Был близок к социал-демократам, затем украинский эсер, федералист. С началом 1-й мировой войны перебрался в Киев, был арестован и выслан в 1915 в Симбирск, затем получил разрешение жить в Казани, с 1916 – в Москве. В 1917 председатель Центральной Рады (июнь1917 – апрель 1918), сторонник национально-территориальной автономии Украины в составе России. С 1919 находился в эмиграции. В 1924 вернулся в СССР. Академик АН СССР ( с 1929). В 1931 был арестован по т.н. делу «Украинского национального центра», подвергался пыткам, но был освобождён. Умер во время несложной хирургической операции.   Близкие родственники репрессированы».

Здесь надобно дополнить биографию этого псевдоучёного. Родился в Польше, в семье преподавателя униатской гимназии.

Осудил Октябрьское вооружённое восстание. 9 января 1918 года, когда большевики вели переговоры с немцами в Бресте, провозгласил независимость Украинской народной республики, с ориентацией на Европу.

Именно Грушевский первым, а никакие не большевики, включил Новороссию в состав Украины.

Немцы окрестили его бестолковое  правительство  «дикими социалистами». «Президент одного дня», был свергнут в результате госпереворота в ночь с 29 на 30 апреля 1918 года. УНР прекратила своё существование, уступив место Украинской Державе во главе с гетманом П. Скоропадским, буквально «сидящим на немецких штыках».

В эмиграции жил в Вене, потом – Праге, где создал Украинский социологический институт. После смерти Ленина в 1924 году, вернулся в Киев по приглашению троцкистов.  Сделал  всё возможное для  скорейшей и поголовной  «украинизации» местного населения.

Грушевский лжеучёный, писал о нём А. Царинный, «извратитель русской истории», его книги изобилуют «подтасовками», «передержками и произвольными измышлениями». Как революционер, этот наглый, «заносчивый добродий», был застрахован от строгой критики.После высылки Троцкого из СССР,  «отец мовы», «заслуженный идеолог» и «верховный жрец украинства» был изгнан из Академии наук. Репрессирован посмертно(!) в конце 30-х годов…

Суть «исторических трудов» Грушевского четко  раскрыл А.Царинный в обстоятельной работе «Украинское движение»: « Три характерные черты красными нитями проходят через весь тяжеловесный цикл трудов М.С. Грушевского:

1)      Лютая ненависть к России, «великой тюрьме народов», как он дерзко и несправедливо называет наше великое государство, и к самым названиям «Русь», «русский»;

2)      Заимствованное у М.П. Драгоманова непреодолимое отвращение  слепого анархиста ко всякой правительственной власти, в особенности монархической, и ко всякому начальству, какое только существовало в России, и взамен этого – культ революции;

3)      Необычайная симпатия к иностранному завоеванию России.

М.С. Грушевского нельзя представить себе иначе  как в виде выдрессированного на злобность пса с зубами, оскаленными против России».

Чем занимался Грушевский, живя в течение 20 лет в Австро-Венгрии, и почему его вполне можно именовать «немецким шпионом», показал в статье «Украина как антисистема Русского мира» Борис Днепров: « Австрийское правительство выписывает во Львов М. Грушевского, перед которым ставятся три задачи: 1) создать украинский литературный язык, возможно  менее похожий на русский;

2) переделать историю Малороссии так, чтобы она перестала быть частью истории русского народа;

3) образовать ядро «украинской» интеллигенции, ненавидящей Россию, идеалом которой было бы оторвать Малороссию от России с включением её в состав Австрийской империи.

Конечно, невозможно в коротком исследовании  раскрыть  весь объём  деятельности М. Грушевского, работал он весьма усердно. Написанная им «История Руси-Украины» пестрит упоминаниями об «украинских князьях», «украинцах» и тому подобном поначалу безудержная фантазия  провинциального историка вызывала смех и негодование не только в русской среде, но и среди европейских учёных. Нив исторической науке , ни в летописях и исторических документах  нет и намёка  об Украине и украинцах, вдруг – оп, и появляется «Русь-Украина», «русско-украинский» язык. Потом слово «Русь», «русский» можно отбросить и останется «Украина», «украинский», «украинцы».Отвергнутые всеми  серьёзными учёными украинские исторические метаморфозы перекочевали в мир общественного мнения русофобских сил.

В 1900 году Грушевскому удалось  объединить почти всех деятелей «украинства» в Галиции  в национально-демократическую партию. В 1909 году во Львове прошёл «всеукраинский» Съезд, на котором была выработана докладная записка венскому правительству о возможности посредством агитации галицких «украинцев»отделения всей малороссийской части русского народа»…

Что общего у первых руководителей «самостийной» Украины, кроме того, что все они были разных оттенков социалистами?  «Бурные годы первой  украинской независимости прошли под знаком масонства. Масон Скоропадский сверг в апреле 1918 года масона Грушевского, спустя восемь месяцев масон Петлюра сверг масона Скоропадского. В конце концов, независимость была утрачена, а масонство запрещено советской властью (Лениным на 4 конгрессе Коминтерна -1922 год)».

Итак, выше перечисленные господа были масонами (которых частенько ещё называют «искусственными евреями»). А самая «страшная» тайна масонов, выданная при допросе в 1938 году первого правителя Советской Украины Х. Раковского, что они самоубийцы.  И всегда – ведомые, будь при этом хоть трижды «свидомыми».

Поэтому керенские, непременно и неизменно, передают власть бронштейнам, скоропадские-петлюры – раковским, ющенки-януковичи – вальцманам и т.д.  Происходит это потому, что «мировая революция» продолжается!..

Чтобы узнать, какая судьба уготована Украине нынешней, громадянамне надо ходить к гадалке, вызывать дух графа Куденхове-Калерги или пытать Арсения Яценюка,  достаточно приглядеться к  картеПан-Европы, которая изображена на купюре в 100 евро…

 

Александр Огородников, 29 октября 2014 года.

Об авторе