Горячие точки

10 лет назад началась НАТОвская гарессия против Югославии, продлившаяся с 24 марта по 17 июня 1999 года

Март 24
10:18 2009

10 лет назад началась НАТОвская гарессия против Югославии, продлившаяся с 24 марта по 17 июня 1999 года


Опыт «воздушной» войны НАТО 1999 года против Югославии и ее влияние на развитие американской военной доктрины. Управляемое авиационное оружие США и НАТО.
 


      В нынешнее время в области военного искусства, происходят бурные изменения, до этого неизвестные истории. Уровень развития техники настолько опередил уровень военного искусства, что сами военные практически оказались, неготовы к этому. Не являются исключением и Вооруженные силы США — они приучены применять подобное оружие, но не защищаться от него… Что касается Российской армии, то вооруженные конфликты в Центральной Азии (Афганистан и тажикистан) и на Кавказе, в которых она принимала и принимает участие, дали ей опыт ведения разведывательно-диверсионных действий, но никак опыт противодействия авиационным и ракетно-артиллеристским ударам. Командование в тактическом звене, а тем более высшее командование, еще не сталкивалось с угрозой применения противником массированных авиационных ракетно-артиллеристских ударов. Между тем такими ударами с больших расстояний могут быть разгромленные целые части и соединения, если командование не примет должных мер для защиты своих войск. В качестве примеров можно привести Югославию и Ирак. При этом последние были побеждены не только с воздуха, но и «изнутри», то есть мерами давления на политическое руководство. Учитывая этот факт, можно одновременно сделать вывод, что ведение войны только «с дистанции» невозможно. Не стоит забывать, что в случае с Югославией командование НАТО так и не перешло к массированным ударам по югославским войскам. С другой стороны, преимущество сербской стороны в наземных силах над сухопутной группировкой НАТО, не могло сыграть решающей роли в Косово и Метохии. Это «превосходство» было бы парировано десятками тысяч вооруженных албанских боевиков, сковавших действия югославских войск.


      В связи с этим хотелось бы затронуть несколько последних войн, в которых страны-члены НАТО, и прежде всего США, широко применяли арсенал современных боеприпасов. В первую очередь, это бомбардировка Югославии в 1999 году. Североатлантический военный блок, воспользовавшись обострением вооруженного противостояния в крае Косово и Метохия с весны 1998 года, начал вести боевые действия против тогдашней Югославии, длившиеся с 24 марта по 17 июня 1999 года.


      Война в Югославии в 1999 году носила характер «ограниченного конфликта», в котором многие вопросы решались на «невидимом» политическом фронте, где понятия «свой — чужой» были весьма относительными. Все же следует отметить, что сама война велась достаточно упорно.


      С сербской стороны был проведен ряд серьезных мероприятий тактической маскировки войск: были установлены многочисленные пассивные радиолокационные рефлекторы уменьшавшие радиолокационное излучение; бронемашины укрывались экранами из пенопласта, полиэтиленовой пленкой и маскировочными сетями, из периодически охлаждаемыми водой для уменьшения ИК-излучения; создавались различные макеты боевых самолетов и другой техники, большую часть из которых летчики НАТО «успешно уничтожили» (в том числе 6 макетов МиГ-29 с применением управляемого оружия); создавались искусственные источники звука (например: движения колон бронетехники) с применением акустических колонок. Во время авиационных ударов и пролетов разведывательной авиации применялись макеты ЗРК с источниками ложного радиоизлучения, ставились дымовые завесы, в том числе и путем поджога различных горючих материалов.


      Однако мероприятия тактической маскировки не принесли бы пользы без эффективного функционирования системы ПВО (чего в том же Ираке не наблюдалось). Между тем, ПВО Югославской армии многократно уступала авиационному контингенту НАТО по ее количественным и качественным показателям. Основу системы ПВО Югославии составляли около сотни пусковых установок ЗРК средней дальности «Куб-М» и С-125 «Нева». Вследствие чего, самолеты НАТО, занимавшие высоты свыше 6 тысяч метров, оставались неуязвимыми для зенитного огня, а из-за господства авиации НАТО в воздухе, вылеты истребительной авиации Югославии (одна эскадрилья МиГ-29А и три эскадрильи МиГ-21) были достаточно рискованны и нецелесообразны. К тому же вся небольшая территория Югославии просматривалась самолетами электронной разведки НАТО, беспрепятственно пользовавшихся воздушными пространствами соседних стран: Албании, Болгарии, Боснии и Герцеговины, Венгрии, Македонии и Хорватии.


      Без сомнения из всех боеприпасов примененных ВВС и ВМС США против Югославии, самым мощными были крылатые ракеты. Их удары повлияли не только на военную стратегию, но и на американскую политику, так как куда безопаснее было применение крылатых ракет, без нарушения воздушного пространства неприятельской страны.


      В войне 1999 года в бывшей Югославии было применено около 1000 крылатых ракет. КР морского базирования BGM-109 «Tomahawk»применялись с кораблей и подводных лодок в Адриатическом море, а ракеты воздушного базирования AGM-86 со стратегических бомбардировщиков В-52Н и В-1В. В последнем случае бомбардировщики производили пуски КР по территории Югославии над воздушным пространством Албании, Венгрии и Хорватии. Количество боевых самолетов непосредственно участвовавших в пиратских авиаударах по Югославии превосходило в несколько раз число боевых самолетов ВВС Югославии (20 МиГ-29А, 60-70 МиГ-21 Бис, около 60-70 дозвуковых штурмовиков J-22 «Орао» югославско-румынской разработки и бывших учебно-боевыми самолет G-4 «Супер Галеб»). Большая часть самолетов ВВС Югославии уступала по своим боевым характеристиками значительно уступала самолетам НАТО, привлеченных к участию в операции. Преимущество югославских ВВС заключалось лишь в том, что самолеты Югославии действовали на своей территории при поддержке радаров с земли. Однако часть самолетов была небоеспособна из-за отсутствия запасных частей к ним.


      Показательным является число налетов истребительной авиации ВВС Югославии — 5 часов и истребительно-бомбардировочной — 15 часов, что свидетельствует о том, в каком положении находились ВВС Югославии. Вследствие этого, вся задача ПВО была возложена на зенитно-ракетные части и подразделения, прикрывавшие ту или иную территорию. Закономерно, что район Белграда, который прикрывала самая боеспособная бригада наземной ПВО, и стал самым тяжелым для авиации НАТО участком. Именно силами этой бригады, имевшей на вооружении советские ЗРК С-125 «Нева», огнем 3-го зенитно-ракетного дивизиона был сбит самолет «невидимка» F-117A ВВС США, обломки которого были обнаружены у села Буджановцы. Этот самолет удалось сбить по причине изменения пилотом характера полета, вследствие чего, его радиолокационное отражение (около 1м²) привлекло внимание сербских операторов РЛС ПВО Югославии.


      Следует также отметить, что наличие у Югославии большого количества современных разнотипных радаров, в том числе «Girafe» фирмы Tompson, AN/TPS-70 фирмы Nortrop-Grumman, S-600 GEC фирмы Marconi Ltd. облегчало задачу контроля воздушного пространства. ПВО Югославии, благодаря работе различных югославских спецслужб (тогда еще достаточно сильных) получало данные о деятельности авиации НАТО не только из Боснии и Герцеговины, но по некоторым данным и от российских кораблей в Адриатическом море и своих союзников в Македонии, Греции и Франции. Во многих случаях югославские части радиотехнической и радиоэлектроной разведки вполне профессионально себя показывали, но их данные не всегда использовались должным образом.


      Между тем пилоты НАТО в небе Югославии не проявили особого превосходства над сербскими летчиками и в воздушные бои с ними старались не ввязываться. В воздушных боях ВВС Югославии потеряли всего несколько самолетов, в том числе два МиГ-29, причем один из них был сбит над Боснией и Герцеговин, а второй в ходе преследования уклонившихся от боя  самолетов НАТО. Сербские пилоты, как и остальной личный состав ВВС и ПВО, обладали несомненно большим боевым духом, защищая свою родину даже при недостатке горючего и запчастей. Стоит заметить, что в то время произошел большой подъем духа в сербском обществе, и если бы НАТО перешли к бомбежкам городов, это могло бы вызвать во многом непредсказуемые последствия, в том числе в самой Боснии и Герцеговине, где были дислоцированы войска SFOR (главным образом, из стран НАТО).


      Намного успешнее в 1999 году были действия авиации НАТО по наземным целям. Многие мосты и объекты были поражены с первого удара. Особенно эффективны были управляемые авиабомбы с лазерными и тепловизионными ГСН и созданные на их основе ракеты AGM-130 (Air-to-Ground Guided Missile), AGM-142 с такими же ГСН.


      Защита от различного типа ГСН была сложна, т.к. невозможно было заранее знать на ГСН какого конкретного типа противник планирует применить по тому или иному объекту. Как и невозможно укрыть все важные объекты маскировочными сетями, дымовыми или аэрозольными масками (завесами). Имитировать же ложную лазерную подсветку в силу разнообразия применяемых кодов (до 800) было достаточно тяжело, хотя глубоко этот вопрос не исследовался.


      Большую роль в успешном применении лазерных ГСН, сыграл факт слабости югославской ПВО. Сербы не везде могли организовать многоуровневую эшелонированную противовоздушную оборону, а во многих районах (особенно горных) она вообще отсутствовала. По этой причине самолеты НАТО могли осуществлять беспрепятственную подсветку целей с воздуха, а в тех районах Косова и Метохии, где действовали силы ОАК (УЧК) подсветка целей осуществлялась с земли силами спецназа ВВС США и ССО НАТО. Большое значение для авиации НАТО имела также установка небольших радиолокационных маяков местной агентурой западных спецслужб (в том числе и сербами) вблизи целей на земле.


      Не стоит верить журналистам, утверждавшим, что «спутник видит все», если бы это соответствовало действительности, то вряд ли спецслужбы НАТО прибегали бы к достаточно рискованным операциям, которые могли стоить (и стоили) жизни многим их местным агентам.


      Космические технологии имели куда большее значение при нанесении высокоточных ударов с использованием ГСН с GPS приемником. Стоит отметить, что в модернизированных крылатых ракетах BGM-109 «Tomahawk» и AGM-86, как и в других типах управляемого оружия играет спутниковая система навигации GPS (NAVSTAR), дополненная инерциальной системой INS. Применявшаяся при  модернизации крылатых ракет система TERCOM, основанная на компьютерной графике рельефа маршрута полета не получила широкого распространения, хотя в авиационных ударах как по Республике Сербской в 1995 году (13 крылатых ракет) и по Югославии в 1999 году (около 1000 крылатых ракет), ракеты с подобной системой наведения применялись довольно широко.


      Вследствие частых ошибок в системе наведения в комбинации с TERCOM, использовалась оптико-корректировочная система DSMAC (Digital Scene-Mapping Area Correlator). Несмотря на сбои в ее работе при действиях в сложных метеоусловиях (впоследствии была проведена модернизация и этой системы), а также при ударах несколькими ракетами по одной цели, столб пыли, вызванный разрывом первой ракеты, мешал правильному наведению второго управляемого боеприпаса.


      В отношении войны 1999 года следует отметить, что по причине того, что  Югославская армия вывела войска, технику и МТС из стационарных объектов, особого эффекта удары крылатых ракет не достигли. Да и удары по аэродромам можно считать лишь относительно успешными. Аэродром Слатина в Приштине атаковали 47 раз (в общей совокупности было сброшено 720 ракет и бомб), аэродром Батайница (к северу от Белграда) 38 раз (620 ракет и бомб), аэродром Пониквэ 37 раз (700 ракет и бомб). Тем не менее, эти аэродромы продолжали действовать до конца войны, а самолеты в подземных ангарах за небольшим исключением были сохранены. Свидетелями этому могут послужить некоторые российские офицеры из миротворческого контингента, занявшие в июне 1999 года аэродром Слатину, после подписанного в Куманово перемирия. Затягивание воздушной операции вызвало увеличение количества задействованных в ней самолетов НАТО (до 1700 единиц). Операция затянулась на 78 дней. Во время этой операции самолеты блока НАТО совершили свыше 20 тысяч боевых вылетов, использовав около 37 тыс. боеприпасов, в том числе управляемые ракеты (AGM-142 «Popay», AGM-130, AGM-154, AGM-84 SLAM, AGM-86C, AGM-86 ALCM), управляемых авиабомб (GBU-31, GBU-37), а также крылатые ракеты UGM-109 (версия BGM-109), которые были выпущены ВМС Великобритании из торпедных аппаратов подводных лодок. Для этих ракет война в Югославии стала своеобразным испытательным полигоном.


      Хотелось бы отметить, для ударов по объектам ВВС и ПВО, прежде всего по аэродромам (всего совершенно 512 налетов на 171 объект), помимо ВВС США, командование НАТО после долгих переговоров привлекло и ВВС Франции, использовавшие бетонобойные бомбы BAP-100 и «Durandal». Авиабомба «Durandal» (масса 195 кг) была создана во Франции с использованием опыта совместного создания в 60-х годах израильской компанией IMI (Israel Military Industries) и французской Matra авиабомбы проникающего действия PAPAM. Позднее она была принята на вооружение и ВВС США под обозначением BLU–107/B. Американский самолет F-111 может нести до 12 таких бомб, а французский Mirage-2000 — до 8. Французские ВВС использовали эти бомбы как поодиночно, так и в группах, а ВВС США применяют их в контейнерах DAACM. Авиабомбы проникающего действия BAP–100 калибра 100 кг веса также использовались группами по 9 штук. Широко практиковалось разрушение ВПП бетонобойными свободно падающими (неуправляемыми) бомбами. В 1999 году в Югославии при этом отличились французские истребители-бомбардировщики «Jaguar» и «Mirage-2000», применявшие бомбы «Durandal» и BAP-100, тем самым самолеты оказывались привязанными к земле и действовали в зоне досягаемости огня зенитной артиллерии.


      Управляемое оружие большой дальности, каким являются крылатые ракеты, применявшееся американцами против Югославии, представляло основную опасность для центров управления и командных пунктов сербской стороны в начале войны. Впрочем, вследствие вывода персонала из военных объектов, ударами по стационарных объектах нанесен лишь ущерб зданиям Генерального штаба Югославской армии и МВД Югославии. Точность попадания была насколько высокой, что факт «случайного» удара американскими ВВС по посольству Китая в Белграде несколько удивляет. Здание посольства находилось в районе Нови Београд, который застроен новыми многоэтажными зданиями, улицы в этом районе широкие. Ошибка действительно кажется странной, потому что в нападении на посольство участвовал стратегический бомбардировщик В-2А, созданный с применением технологии Stelth и являющийся самым дорогим боевым самолетом американских ВВС (по некоторым данным его цена превышает полмиллиарда долларов США).


      Серьезную угрозу представляет применение кассетных суббоеприпасов, которые относятся к типу неуправляемых боеприпасов. Именно их применение (всего было применено около 1100 контейнеров) помогло сорвать сербское контрнаступление на позиции албанских сепаратистов в горах Паштрик (район пограничного караула Кошари). Этот район был захвачен наступлением боевиков ОАК (УЧК) с территории Албании уже в ходе проведения авиаударов НАТО.


      Именно кассетные боеприпасы, в первую очередь BLU-97A/B и BLU-97B/B стали причиной большинства жертв среди гражданского населения. Подобные бомбы обладают кумулятивным, осколочным и зажигательным действиями В их взрывателе находится ударный пьезоэлемент, который превращает неразорвавшиеся боеприпасы кассеты в своеобразные нажимные мины. Если бы командование НАТО перешло к массированным авиаударам по войскам и военно-промышленным объектам Югославии, то потери сербов исчислялись бы не в две-три тысячи убитыми (в число которых входят и погибшие в боях с албанскими боевиками в Косово и Метохии военнослужащие и полицейские), а были бы гораздо больше. 


      Зажигательные боеприпасы могла использовать авиация НАТО при бомбардировках Югославии в 1999 году, но в этом натовские стратеги не видели необходимости. В их распоряжении были более разрушительные боеприпасы обьемного взрыва FAE (Fuel Air ExplosIves), по отечественной терминологии — термобарические.


      Позже, в Афганистане под Гардезом при нанесении ударов по пещерам вооруженных формирований Талибан американские ВВС впервые применили авиабомбы проникающего действия BLU–118/B, созданные на основе бомб проникающего действия BLU–109/B, но с термобарическим зарядом ВВ FAE. При этом если ВВС США используют «твердые» FAE, то ВМС США разрабатывают и применяют газовые (на основе флуорина).



      В Югославии в 1999 году для уничтожения военных и администативных объектов, кроме крылатых ракет, США и НАТО широко применяли и другие типы управляемого (высокоточного) оружия. Например, в Приштине с началом боевых действий против Югославии были уничтожены здания управления полицией, хотя сам город и гражданское население мало пострадали. Известен случай авиаудара по поезду, следовавшему по Гырделичкому ущелью из Белграда в Фессалоники 12 апреля, а также случай уничтожения моста в Варварадине, на котором оказалось немало гражданских лиц. Имеются факты нанесения авиаударов по жилым кварталам Алексинца, Нового Пазара, Сурдулицы и Ниша, в ходе которых погибло около 450 человек. Эти города находятся в списке «ошибок» высокоточного оружия ВВС НАТО. При «ошибочных действиях» авиации НАТО уничтожен автобус с албанскими беженцами у села Лужани (Подуево) и колона албанских беженцев на дороге Призрен-Джаковица. Эти факты получили широкую огласку именно из-за того, что пострадало албанское, а не сербское население. Причины подобных «проколов» скорее субъективного характера, так как пилоты часто использовали его без уточнения характера цели.


      Управляемое оружие было малоэффективно при использовании его для ударов по высокоманевренным и защищенным стационарным наземным целям. Применение даже простых уголковых отражателей, изготавливаемых из жести, вызывало сбой в работе электронной аппаратуры, предназначенных для борьбы с радарами ПВО управляемых ракет AGM-88 HARM. Немалые трудности для управляемого оружия представляли отражающие способности различных местных предметов (стен и жестяных крыш зданий, железобетонных заборов и пр.) и горного рельефа местности. 



      Потери Североатлантического альянса в Югославии западными СМИ упорно замалчивались, а югослаской стороной завышались. В июне 1999 года после подписания перемирия югославские власти провозгласили «победу». Этот факт не оспаривался в прессе, по причине господства все еще социалистической идеологии. Югославская сторона (Генеральный штаб Югославской армии) настаивает на следующих цифрах: силы НАТО потеряли 61 боевой самолет, 7 вертолетов, 30 беспилотных летательных аппаратов, 238 крылатых ракет. Югославская сторона утверждает, что кроме сбитого 27 марта под Буджановцами F-117, еще один такой самолет был сбит 5 апреля над Фрушкой Горой, а 20 мая над Шимановцами был сбит один B-2A (номер V-888-0329). Вопрос: почему обломки последних не были показаны по телевидению, как и куда, пропали пилоты со всех сбитых самолетов?


      Трудно сказать, насколько эта война поучительна для России. Насколько известно, российские военные иследователи особого интереса к данной теме не проявили, хотя, в отличие от Чечни, здесь «вероятный противник» использовал не гранатометы и пулеметы, а стратегические бомбардировщики и истребители.


      Агрессия НАТО против Югославии в 1999 году не потребовала от Альянса большого напряжения, что вполне закономерно, учитывая соотношение сил и средств противоборствующих сторон. Существовали,правда данные о существовании в Югославии электромагнитного оружия, в области разработок которого довоенная СФРЮ могла соперничать даже с СССР, США и Великобританией,однако трудно сказать, насколько далеко ушли югославы в этих разработках. Стоит только отметить, что американский физик Никола Тесла, родился в семье православного сербского священника на территории современной Хорватии в исторически сербской области Кордун. Большую часть жизни ученый прожил в США, но поддерживал тесные контакты с тогдашним Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев (образованное в 1918 году), и часть его работ после смерти оказалась в Белграде.Хотя многие предположения о так называемом «оружии Теслы», звучавшие в сербском обществе, относятся к области столь любимых сербами мифов,все же известно, что в тот период югославами действительно проводились закупки некоторых компонентов для  производства электромагнитных боеприпасов. Война 1999 года в Югославии явилась примером «войны будущего».


      Если бы руководство Ирака своевременно изучило опыт войны в Югославии, то Верховное командование Иракской армии могло бы получить более реальную картину того, что ждало их государство в случае крупномасштабной войны с Америкой.


      Но Пентагон выводы сделал. В конечном итоге не является секретом, что после войны в Югославии военные США увеличили заказ на крылатые ракеты BGM-109 (624 единиц) и комплекты JDAM (1100 единиц), управляемые ракеты класса «воздух-поверхность» AGM-84, SLAM-ER, AGM-65 и AGM-88 HARM. Продолжается переоборудование крылатых ракет AGM-86/ALCM с ядерной боевой части на обычную (осколочно-фугасную). Помимо этого была заказана большая партия буксируемых ловушек ALE-50 (7600 единиц) и ударных беспилотных летательных аппаратов RQ-1A «Predator», которые использовались в войне с Югославией. 



      Что касается авиации ВМС то для нее противокорабельные управляемые ракеты (ПКР) стали основным оружием борьбы с кораблями и подводными лодками противника еще в 80-х годах. В англо-аргентинском вооруженном конфликте на Фолклендах в 1982 году британский флот понес ощутимые потери от действий ВВС Аргентины.


      Как ни странно, но ни в Ливии в 1986 году, ни в Югославии в 1999 году, ни в Ираке в 2003 году противокорабельные ракеты практически не использовались.


      Между тем на вооружении ВМС Югославии находились противокорабельные ракеты «Рубеж» с ракетами П-21 (радиолокационная ГСН), и П-22 с ИК ГСН. Дальность действия этих ПКР составляла 80 км (минимальная — 8 км), скорость полета 0,9 М, масса ракеты 2607 кг, БЧ — 480 кг. Югославия имела эти ПКР в корабельном варианте и береговом, но после распада государства они были проданы Египту вместе с пятью ракетными катерами типа «Оса-1». Ракетные катера советской разработки «Оса-1», а также разработанные в Югославии РК проекта «240» (RTOP-401 «Rade Končar»), четыре фрегата (югославская терминология) типа «Кони» (советской постройки (1980 и 1982 гг.) с бортовым номером «31» и «32» и построенные в 1987 и 1988 годах в Югославии «33» и «34») были вооружены противокорабельными ракетными комплексами «Рубеж», а ракетные катера Типа 350 (RTOP-501 «Sergej Mašera»), были вооруженны шведским ПКРК RBS-15.


      Хотя ПКР «Рубеж» и устарела (еще в 1967 году египетскими ракетными катерами ею потоплен израильский эсминец «Эйлат») она продолжает оставаться вполне эффективным оружием для поражения надводных целей. То, что эти комплексы не использовались Югославией, вопрос к ее военно-политическому руководству, как и то, почему Ирак не применил собственные ПКРК берегового базирования «Al Salah-Ad-Din» в 2003 году.


      Управляемая ракета AGM-84E SLAM (Stand off Land Attack Missile) оснащена БЧ WDU-40B, заимствованной у крылатой ракеты RGM/UGM-109C Block-4. БЧ WDU-40B имеет титановый корпус, GPS приемник, инерциальную систему наведения и ИК датчик. Дальность пуска УР до 80 км. В разрабатываемой для ВМС модификации See-SLAM применяется унитарная кумулятивная БЧ, кассетная БЧ с 8 суббоеприпасами BAT или 153 осколочно-кумулятивно-зажигательными суббоеприпасами BLU–97/B. Ее модификация с увеличеной дальностью SLAM-ER, была принята на вооружение ВМС США в 2000 году. Модернизированная версия SLAM–ER имеет новый менее заметный на радарах корпус.


      AGM–84 H/SLAM-ER (SLAM – Expanded Response) имеет увеличенную до 280 км дальность пуска, ракетный двигатель CAE J–402 и 247-кг БЧ проникающего типа в титановом корпусе. К тепловизионному датчику ГСН блока управления ракеты добавлена система GPS. Оператор может перенацеливать SLAM-ER на другие цели. Это дает возможность поражать цели в глубине побережья до 50 миль (80 километров). В 2004 году компания Boeing заключила контракт на поставку ракет SLAM-ER ВМС США (346 ед.), а также был подписан контракт с ВМС Южной Кореи.


      Ее следующая модификация ракета SLAM-ER+ или Grand SLAM имеет новую БЧ проникающего типа весом 400 кг и дальность 300 км. Ракета имеет цифровую систему связи и интерфейс 1760, позволяющий быстрое программирование блока управления.


      В ходе войны в Югославии авиация ВМС США широко применяла ракеты AGM–84H–SLAM–ER и AGM–84E–SLAM для нанесения ударов по наземным целям. Кроме ракет класса «воздух-земля» авиация США использовала в войнах в бывшей Югославии и управляемые авиабомбы.


      Широко применяемая в Югославии американская ракета AGM-130A представляла собой управляемую авиабомбу GBU-15 с ИК ГСН, оснащенную реактивным двигателем. Управляемая ракета AGM–130, разработанная американской компанией Rockwell International (ныне принадлежит Boeing Corp.) принята на вооружение ВВС т Авиации ВМС США в 1991 году.


      УР AGM–130А представляет собой 1000-фунтовую осколочно-фугасную свободнопадающую бомбу Mk 84 с установленным на ней турбореактивным двигателем и блоком управления с ИК датчиком самонаведения. Система наведения включает инерциальную систему с корректировкой GPS-приемником. Управление ракетой осуществляется шестью стабилизаторами, расположенными в хвостовой части. Общий вес AGM–130А составлял 1322 кг при длине корпуса 6320 мм  и размахе крыльев 1500 мм. Дальность полета УР свыше 70 км.


      2000-фунтовая (907 кг) УР AGM–130C оснащена БЧ проникающего действия BLU–109B, комбинированной ТВ и ИК ГСН и ракетным двигателем, отбрасываемым за 10 км до цели.


      В 1980 году в США была начата совместная программа ABF (Advanced Bomb Family) с участием специалистов ВВС и ВМС, предусматривавшая разработку путей повышения точности управляемого оружия.


      В рамках этой программы были начаты программы JDAM (Joint Derect Attack Munition), JSOW (Joint Stand-Off Weapon) и TSSAM (Tri-Service Standoff Attack Missile).


      Программа JSOW (Joint Stand-Off Weapon) стала продолжением начатой в 1986 году программы AIWS (Advanced Interdiction Weapon System). Первые испытания авиационного вооружения созданного в рамках программы JSOW прошли 1994 году, которые доказали возможность УР, созданных на базе авиабомб, совершать в полете к цели сложные маневры. По заказу ВМС США начались работы по УР AGM-154C с авиабомбой Mk 82 в качестве БЧ, но затем было решено использовать БЧ «Broach». Получили дальнейшее развитие модификации AGM-154A и AGM–154B с кассетной БЧ (соответственно: 145 осколочно-зажигательно-кумулятивных суббоеприпасов BLU–97 и 6 суббоеприпасов BLU–108B (по 4 боевых элемента SKEET с эффектом ударного ядра)), а также AGM–154C с унитарной БЧ проникающего действия.


      В войне 1999 года в Югославии применялись только УР AGM–154A и AGM–154C, так как ВВС США отказались от ракет AGM–154B в пользу WCMD–ER. Новая JSOW Block-2, разработанная для морской авиации, имеет в качестве БЧ авиабомбу проникающего действия BLU-111. Модификация Block-2 системы JSOW, имеющая помехозащищенную ГСН, применялась с самолетами F/A-18 ,F-16, B-52, B-2, B-1B, F-15E, F-35. 



      Основным бомбовым вооружением авиации США являются бомбы оснащенные комплектами JDAM. Их производство началось еще в 1995 году, когда компания McDonnell Douglas Aerospace (Boeing) получила контракт на производство 2450 комплектов JDAM. В 1998 году фирма Boeing начала производство комплектов JDAM с модернизированной помехозащитной системой GPS, а компания Alliant Systems приступила к производству дистанционного радиовзрывателя DSU-33B/B. Комплекты наведения JDAM схожи и различаются лишь в механических деталях, что зависит от размеров боеприпасов. В хвостовом отделе находится блок управления и наведения с компьютером, GPS-приемником и инерциальной системой наведения, а также привод головок хвостового оперения, 4 управляемых стабилизатора. Взрыватель FMU-143 авиабомб Mk84 и BLU-109 устанавливается в боевое положение перед вылетом, а новый взрыватель FMU-152B может переводиться в боевое положение и в ходе полета. Взрыватель FMU-152B разработан компанией Motorola в соответствии с программой JTF (Joint Programmable Fuze). Он имеет 20 вариантов установок, тогда как взрыватель FMU–155B, применявшийся для SLAM–ER — всего 5 вариантов. Точность системы наведения обеспечивала КВО до 15 м. Координаты в JDAM вносятся из кабины пилота. При включении приборов происходит проверка данных, заложенных в процессоре JDAM приборами самолета. После отбрасывания наведение УАБ осуществляется инерциальной системой с коррекцией GPS.


      Если в боевых действиях в бывшей Югославии в 1999 году было применено 652 комплекта JDAM, то в Афганистане в 2002 году их использовано применено 4600, а в Ираке в 2003 году было применено уже 6542 комплектов с различными боевыми частями. Вследствие относительной дешевизны ВВС США заказали в конце 90-х годов у компании McDonell Douglas 62000 комплектов JDAM, а ВМС США 25 500 комплектов. На производственной линии компании Boeing ежемесячно 11 работников выпускают 600 таких комплектов. Затраты на эти бомбы были быстро возмещены в Афганистане, когда в ходе кампании 2001-2002 гг. было использовано 18000 авиационных боеприпасов из которых 5000 составляли управляемые авиабомбы, оснащенные комплектами JDAM.


      Благодаря комплектам JDAM, стратегические бомбардировщики стали решать задачи по непосредственной огневой поддержке сухопутных войск, без угрозы поражения их «дружественным огнем». Так бомбардировщик B-2В может применять до 16 УАБ GBU-29 JDAM. Согласно заявленных американцами характеристик JDAM обладает точностью наведения в 0,1 мрад (2,6 м). В ходе испытаний три B–2В сбросили 16 авиабомб на 16 стационарных целей с расстояния 24 км, достигнув стопроцентного поражения с КВО до 6 м.


      Комплекты JDAM по причине дешевизны дают возможность командованию американских ВВС обдумывать вопрос о полном отказе от неуправляемых авиабомб. Закупочная цена JDAM (20-40 тысяч долларов) вполне приемлема с учетом достигаемого эффекта. По этой причине вполне закономерны их закупки Австралией, Великобританией, Израилем и Италией, а вопрос освоения производства этого комплекта другими странами — вопрос времени (возможно весьма близкого). По большому счеты система GPS может быть заменена на INS, а также различными типами ГСН, что может себе позволить любое среднеразвитое государство. 



      Главный упор в повышении поражающей силы боеприпасов сделан на развитие кассетных и самонаводящихся (самоприцеливающихся) боеприпасов. При этом, если кассетные неуправляемые боеприпасы служат для поражения площадных целей, то управляемые предназначены для поражения таких точечных целей как бронетехника на марше или в ходе совершения ею тех или иных маневров. В силу принципа их применения наблюдается тенденция к использованию однотипных боеприпасов артиллерией и авиацией, поэтому следует рассматривать все типы подобного оружия.


       Чаще всего американские ВВС в войнах в Югославии (1999 г.), Афганистане (2001 г.) и Ираке (2003 г.) использовали кумулятивно-осколочно-зажигательные суббоеприпасы BLU–97 CEM (Combined Effects Munitions). Они имеют массу 1,5 кг при заряде ВВ 287 г (смесь гексогена — Ciclotol) и обладают кумулятивным (бронебойность до 120 мм литой брони), осколочным и зажигательным действием (благодаря обручу из циркония). Эти боеприпасы применялись с помощью сбрасываемого контейнера CBU-87B (202 суббоеприпаса), а также планирующего управляемого контейнера AGM-154A (145 суббоеприпасов). Крылатая ракета BGM-109D содержит 7 контейнеров по 23 суббоеприпаса BLU-97 в каждом, но ее применение в операции в Югославии замечено не было. В Ираке в 1991 г. и в Югославии в 1999 г. американскими ВВС чаще использовались противотанковые кумулятивные суббоеприпасы Mk118 (пробивают до190 мм литой брони) в снаряжении контейнера Mk20 (247 Mk118). Их использование позволяет пилоту без особого риска с расстояния до 50 км накрыть четырьмя AGM-154A целый мотострелковый батальон, если он будет наступать по тактике Второй Мировой войны


       Эффективность осколочно-кумулятивных суббоеприпасов подобного типа была доказана и на основе британского контейнера BL-755, снаряженного осколочно-кумулятивными суббоеприпасами Мк1 №1 (со стабилизатором) и №2 (с парашютным стабилизатором). Этот контейнер был испытан в боевой обстановке сначала в войне на Фолклендских островах, затем в Ираке (1991 г.). ВВС Югославии также применяли данные боеприпасы в 1991-1992 гг. в Хорватии и Боснии и Герцеговине по вооруженным силам Хорватии, Боснии и Герцеговины,а в 1999 году ВВС Югославии применяли их и по албанским боевикам в Косово. В Ираке в 2003 г. подобные боеприпасы использовали как ВВС, так и артиллерия: в первую очередь, с помощью неуправляемых ракет М26, М26А2, М-30 американской 227-мм РСЗО М270 и оперативно-тактическая ракеты М39 (устанавливалась в модуле на РСЗО М270). Очевидно, что при современном уровне развития боеприпасов под сомнение ставится вообще любой линейный боевой порядок, в том числе и для бронетанковой техники. В Югославии этого не было продемонстрировано, т.к. не было активных боевых действий НАТО на земле и больших масс бронетехники.


       Неуправляемые суббоеприпасы BLU-97 использовались, как правило, после ударов управляемым ракетами и авиабомбами по тем или иным объектам. Использование этих суббоеприпасов подобным образом не только увеличивало потери противника, но и затрудняло восстановительные работы, так как до 20-30 процентов этих суббоеприпасов при попадании в снег, густую растительность, болотистую почву или просто на мягкий грунт (песок, пашня) не разрывались. Боеприпасы этого типа по причине наличия пьезоэлектрического взрывателя представляют собой нажимные мины, а их разминирование усугубляется свойством углубляться в грунт до полуметра. Применение этого оружия над объектами в Приштине, Кралево, Нише, Шабце, Батайнице, Вранье, Куршумлии, показывает, что командование НАТО рассматривало его как вспомогательное. Исключения представляла территория Косово и Метохии, где было отмечено применение таких боеприпасов по югославским войскам. Применение авиацией НАТО кассетных боеприпасов в Косово, в частности, способствовало срыву сербского контрнаступления на захваченный албанцами пограничный участок Кошари.


       В случае начала наземной операции НАТО, для отражения которой могло быть привлечено свыше 200 тыс. военнослужащих, сербские позиции были бы засыпаны градом кассетных суббоеприпасов, а любой маневр большими массами войск привел бы к значительным потерям. Впрочем, при существовавшим положении дел любое передвижение сербских войск по Косову и Метохии было рискованно. Сербы выходили из такой сложной ситуации с применением… тракторов, отобраных у албанцев, накрывая прицеп красным полиэтиленом, который UNHCR (Комиссариат ООН по делам беженцев) выдавал албанцам.


      Новые боеприпасы значительно изменили тактику войск, и не учитывать этот факт равносильно самоубийству. Опыт боевых действий в Ираке в 2003 г. показал невозможность совершения маневра большим количеством бронетанковой техники при условии господства противника в воздухе. Характерный пример тому применение боеприпасов BLU-108, снаряженных четырьмя суббоеприпасами SKEET, в контейнерах CBU-102 американскими бомбардировщиками B-52 в Ираке по боевым порядкам иракской бронетехники.


      В Ираке в 1991 г. и Югославии в 1999 г. американские ВВС, авиация ВМС и КМП широко применяли кассетную авиабомбу «Rockeye» (модификации СBU-99/В, СBU-99 А/В, СBU-100В, СBU-100А/В, Mk20/Mod 3, Mk20/Mod 4 и Mk20/Mod 6), снаряженную 247 кумулятивно-осколочными суббоеприпасами Мк118 (модификации Mod-0, Mod-1 и VECP).


      В Югославии в 1999 г. они отмечено применение ВВС НАТО контейнеров CBU-87В, наполненных 202 кумулятивно-осколочными боеприпасами BLU-97А/В. 



Глава 3 Основные средства ПВО в мире. Развитие и применение средств электронной разведки и РЭБ в вооруженных конфликтах. Создание ПРО и средств космической разведки. Стратегические бомбардировщики.
 



Противодействие системе ПВО противника. Противорадиолокационные ракеты


В пртиводействии авиации США и их союзникам в Ираке и Югославии главную роль в ПВО сыграли советские зенитно-ракетные комплексы средней дальности. В первую очередь разработанный в 1961 г. ЗРК С-125 «Нева» (стационарный) и созданные в 1967 г. его самоходный аналог ЗРК 2К12 «Куб».


В ходе войны в Боснии и Герцеговине 2 июня 1995 г. над Мырконич-градом (Босния) югославским ЗРК 2К12М «Куб-М» впервые был сбит американский истребитель-бомбардировщик  F-16.


      В 1999 г. в Югославии над селом Буджановцы зенитным комплексом С-125 «Нева-М» под управлением командира 3-го дивизиона 250-й бригады ПВО Золтана Дани был сбит американский истребитель-бомбардировщик F-117. После этого инцидента по ЗРК С-125 был сконцентрирован главный удар самолетов РЭБ авиации НАТО, но все же 250-я бригада ПВО Югославии, прикрывавшая Белград, осталась боеспособной до окончания конфликта.


            


      Что касается ЗРК С-300, отсутствие которого, по заявлению некоторых «специалистов» якобы и предопределило поражение Югославии в 1999 году, и Ирака в 2003 году. ЗРК большой дальности С-300 принципиально новый тип оружия был принят на вооружение Советской Армии в 1978 году. Столь же ошибочны были и жалобы иных политиков на якобы устаревшее и советское электронное оборудование.


      Россия использует до сих пор советские разработки в данной области. Еще в 90-х годах в объединении «Квант» были созданы такие системы радиоэлектронного подавления как СПП-2 и СПП-4, позволявшие эффективно противодействовать системам РТР (радиотехническая разведка) противника. Согласно данным Института военной истории в конце 90-х годов на вооружение Российской армии были приняты системы создания помех 1Л-241 и 1Л-234, позволяющие вести эффективное радиолокационное прикрытие авиации от наблюдения самолетов Е-3 и Е-2 системы дальнего радиолокационного обнаружения ДРЛО AWACS (Air Warning and Control System). Подобные системы куда легче было доставить в 1999 г. в Югославию воздушным путем, нежели «тащить» по морю ЗРК С-300. К тому же радиоэлектронная промышленность Югославии и сама в состоянии была производить такие системы по лицензии. Впрочем ею не производилось и то, что было разработано в самой Югославии. Так например система РЭБ ROMST югославского Института электроники Imtel, имеющая возможность отслеживать до 32 радиопередатчиков. Точность определения частоты до 6,25 Гц, при дополнительных возможностях работы по подавлению в широком диапазоне (до 15 МГц) и узком (определенный частотный канал).


      Применение подобных средств радиоэлектронной борьбы даёт возможность некоторым государствам уже сегодня оснастить свою армию такими системами оружия, которые могут во многом нейтрализовать действия дорогостоящих систем радиоэлектронной разведки и наведения современных армий. Не зря в США факты «нарушения» некоторыми российскими компаниями эмбарго на поставку электронного оборудования в Ирак вызвали столь резкую реакцию. Подобными системами и Югославия в 1998-1999 гг. могла нейтрализовать часть радиоэлектронных средств авиации НАТО, при том, что аэродромы в Боснии, Албании и Македонии находились в радиусе действии ракет-носителей этих систем Р-17. Несколько таких ракет с БЧ содержащими передатчики радиоэлектронных помех могли парализовать вылеты самолетов НАТО.


      По сути, деление любой техники на технику «западного» и «восточного» образца некорректно и выгодно, разве что, для западных предпринимателей, поставляющих на Восток оружие «соответствующие стандартам НАТО».


      В боевых действиях в Югославии и в Ираке действующие на больших высотах самолеты иногда использовали ловушки AN/ALE–50, которые буксировались за самолетом в виде оптического кабеля толщиной 1 мм с напряжением 2000 вольт. Применялись также и отстреливаемые радиолокационные ловушки GEN-X, а также инфракрасные ловушки CCU–41B. Американская фирма Raytheon создала новую буксирующую ловушку ALQ-184, основанную на использовании фибер-оптического кабеля.


      Следует поднять вопрос о электромагнитном оружии. Ядерный взрыв создает такой же электромагнитный импульс, уничтожающий электронные приборы, как и электромагнитное оружие. Разработки электромагнитного оружия велись в СССР, США, Великобритании, Югославии и в некоторых других странах. Подобные разработки ведутся в американской лаборатории в Лос-Аламосе (Los Alamos Laboratory) с 50-х годов. Успешные разработки в этом направлении ведет и Великобритания. Здесь разработаны боевые части, создающие электромагнитный импульс силой в 20 ГВат с радиусом несколько сот метров (сноп шириной в 30º).


      Главным препятствием в этих разработках являются пока безуспешные попытки создать компактный и мощный источник питания, который мог бы вырабатывать ток силою несколько сот тысяч ампер. Этот аппарат мог бы производить магнитное поле в генераторе типа FC-6 (Flux Compression Generator). Ранее велись разработки генератора типа MHD (Magneto Hydrodynamic Generator), но трудно определить, насколько были успешны эти разработки. Тем не менее уже существуют проекты оснащения электромагнитными боевыми частями беспилотных летательных аппаратов, предназначенных для уничтожения систем пуска и наведения оружия массового поражения, а также создания миниатюрных БПЛА с электромагнитной боевой частью.


Несмотря на скудные сведения, известно, что по заказу Пентагона разрабатывается несколько электромагнитных установок, в частности электромагнитные генераторы для уничтожения наземных целей и целей в воздушном пространстве (проект «Goodbye»), а также для создания «щита» тяжелым самолетам (LASP) и легким самолетам (SASP) и применения в уже упомянутых беспилотных летательных аппаратах. Вместе с тем, разрабатывается и аппарат создания помех электромагнитным генератором для самолетов. 
 
 



       Очевидно,что в условиях широкомасштабного применения противником систем кассетного и самонаводящегося оружия, в боевых действиях могут принимать участия(как единое целое),части с максимальным числом всех бронемашин в 500 единиц. требует от командования подчас моментального принятия решений, всевозможные штабы забирают драгоценное время при проведении в жизнь решений командования на этапе ее получения, обработки и передачи. В современных воженных силах назрела необходимость создания АСУ не только в оперативном звене (фронт-армия-дивизия), но и в тактическом (дивизия-полк-батальон). Подтверждением тому опыт боевых действий в Югославии и Ирака, когда вышестоящие штабы получали уже устаревшую информацию о боевой обстановке, на основе которой принимали устаревшие решения и отдавали еще более устаревшие приказы.


       Так как командование югославской армии сконцентрировало основную массу войск, за исключением двух бригад в пограничных с Македонией и Албанией районах Косова и Метохии, то первый удар артиллерии НАТО накрыл бы сербские войска градом кассетных и управляемых боеприпасов. Тут не мог бы помочь спецназ, который был «любимым пропагандистским оружием» югославских властей. Кроме бессмысленности сопоставления оружия спецназа с современными боеприпасами артиллерии и авиации следует отметить, что албанские «партизаны» не являлись малозначительным фактором в этой войне. При прорыве сербского фронта в Косове и Метохии, туда прорвалось бы несколько десятков тысяч албанских боевиков из Македонии и Албании. Боевики хорошо знали местность, и разгромленные части югославской армии при отступлении потеряли бы сотни и тысячи людей. Такой сценарий серьезно рассматривался американцами и НАТО, и военно-политическое руководство Сербии знало об этом.


В войне 1999 года югославские войска не потеряли боеспособность и не только организовали оборону границы Сербии в районе Косова и Метохии (в том числе, путем установки около 10000 противотанковых мин и 30000 противопехотных мин), но и силами разведывательно-диверсионных и парашютно-десантных подразделений совершали рейды на территорию Албании и Македонии. Надо учесть, что кроме 15-20 тыс. боевиков УЧК (Объединенная армия Косово — ОАК), размещенных в Албании и Македонии, десятков тысяч албанцев, мобилизованных УЧК в лагерях для беженцев (часто насильно), на территории Косова и Метохии действовало большое количество боевиков (по разным данным от 10 до 30 тыс.) в восьми оперативных зонах. Вся эта «армия» подчинялась главному штабу УЧК в поселке Тропоя (командующий армией Агим Чеку, до 1991 года капитан ЮНА, перешедший в последствии на сторону хорватов).


Таким образом, становится очевидным, что действия авиации НАТО и боевиков УЧК были совместными и координируемыми, насколько это позволяла хаотичная ситуация в рядах албанцев


Сербы все же оборонялись относительно упорно. Не последнюю роль сыграли пограничные подразделения югославской армии, поставившие заслон, который албанские боевики не всегда могли преодолеть. Впрочем, сегодня эти войска заменены полицией, что чревато тяжелыми последствиями для безопасности Сербии. В тоже время сербами не уделялось должного внимания созданию глубоко эшелонированной обороны. Войска, переброшенные в эти районы, местности не знали, а организованной связи с пограничниками не имели. Через границу могли бы хлынуть тысячи албанских боевиков (усиленные наемниками и моджахедами), поддерживаемые Силами специальных операций НАТО. Войскам НАТО пришлось бы во многих случаях спасать пленных сербских военных и местное гражданское сербское население от албанского террора (что фактически и произошло после 17 июня 1999 г.).


Правда, командование югославской армии приняло правильное решение разместить две танковых бригады в центре Косова и Метохии, что по замыслу давало возможность нанести ими удар по растянувшимся в горно-лесной местности Косово и Метохии войскам НАТО. Впрочем командование НАТО не предусматривало подобного нападения. В Македонии и Албании в это время находилось не больше 30 тысяч солдат НАТО, около 200 танков, 350 БТР и БМП и 100 артиллерийских орудий. Югославская армия имела в в Косово и Метохии в шесть раз больше солдат и в 2-3 раза больше бронетехники. Командование НАТО и не собиралось проводить наземную наступательную операцию, т.к. было уверенно в успехе своих политиков.Это доказывается, тем, что в Македонии был дислоцирован контингент НАТО, в состав которого входили всего 20 тыс. человек, под командованием британского генерала Майкла Джексона. Их основу составляли силы Франции представленные 2 и 8 парашютными полками 11-ой воздушно-десантной дивизии (до 4000 человек, несколько десятков БТР), Германии — 21-я танковая бригада (около 3700 человек, 90 танков, 90 БТР и БМП), Великобритании — 4-я танковая бригада (около 4500 человек, свыше 100 танков, 100 единиц БТР и БМП), Италии — батальон «Гарибальди» (около 1000 человек, 50 единиц БТР), Голландии — 650 военнослужащих Сил специального назначения, США — около 2000 пехотинцев из 24-ой механизированной дивизии (до двух батальонов) и 100 «зеленых беретов» ССО). Кроме того, американские солдаты вместе с военнослужащими скандинавских стран находились в силах ООН, дислоцированных в Македонии еще до начала бомбардировок, но тысячный контингент ООН роли не играл.


Войска НАТО имели поддержку всего сотни орудий, минометов и РЗСО и не в состоянии были разгромить даже пограничные силы югославской армии. В Албании находилось всего 12 тыс. военнослужащих из сил США (до 5 тыс.), Италии (до 2 тыс.), Великобритании (более 1 тыс.), Франции (около 800 чел.), Германии (600 чел.), Голландии (600 чел.), Испании (400 чел.), Бельгии (650 чел.),  Австрии (400 чел.), Венгрии (50 чел.), Польши (150 чел.), Дании (100 чел.) и 250 человек персонала из других стран НАТО и их союзников. Находившиеся в Албании войска имели мало бронетанковой техники и в приграничную зону с Косовом и Метохией не входили.


       Естественно, с таким контингентом командование НАТО не собиралось нападать на сербские силы. Главная их задача заключалась в том, чтобы не позволить сербским войскам занять саму Албанию, войска которой находились в состоянии развала и зачастую подчинялись УЧК. Для сербов не составляло бы труда быстрым ударом отбросить войска НАТО из Албании и Македонии, хотя качество командования и подготовки в сербских рядах оставляли желать лучшего. 
 



      Войны в Югославии и Ираке не дают оснований для какого-то широкого анализа действий танков и прочей бронетехники, который можно было делать на примере Второй Мировой войны. Единственный вывод – это то, что бронетехника, лпродолжает оставаться основным вооружением сухопутных войск, и ее предназначение на современном поле боя в очередной раз было продемонстрировано США в Ираке
 



Касаясь вопроса применения боеприпасов с обедненным ураном в Югославии следует отметить, что в ходе войны в Югославии для сербской бронетехники куда большую опасность представляли американские штурмовики А-10 «Thanderbolt-2» базирующиеся на македонском аэродроме Петровац, а для населения последствия использования «грязного оружия». Данный штурмовик, практически был создан для применения семиствольной 30-миллиметровой автоматической пушки GAU-8A «Avenger» массой в 1814 кг. Эта пушка действует по так называемой «gatling»-системе с вращением блока стволов и поочередной подачей боеприпасов. Основной боекомплект этой пушки составляют 275-граммовые бронебойные снанаряды PGU-14B (30×173 мм), созданные компанией Primex Technоlogy. Главное отличие этих боеприпасов от других заключается в использовании сердечника из достаточно дешевого обедненного урана в с плотностью 19,05 г/см³. Данные боеприпасы дают возможность штурмовикам А-10 поражать цели с высоты до 2000 м, и тем самым пробить литую броню толщиной до 90 мм при скорости снаряда 1066 м/сек и энергии 156 кДж, что обеспечивает поражение в верхнюю проэкцию большинства всех современных танков.


Благодаря хорошей бронезащите этот штурмовик «Thanderbolt-2» может достаточно свободно действовать на поле боя при прикрытии его с воздуха истребителями ПВО и самолетами РЭБ. В конструкцию штурмовика была заложена защита от 23×152-мм снарядов советских зенитных установок ЗУ-23-2 и ЗСУ-23-4 «Шилка». В Югославии, где подразделения ПВО имели на вооружении сербские 30-мм ЗСУ «Прага» М-53 (30×162 мм) и 40-мм ЗУ L-70 «Bofors» (40×365 мм) штурмовик А-10 оказался более восприимчив к огню зенитной артиллерии. Из-за небольшой скорости (до 750 км/ч) штурмовик А-10 довольно уязвим и ПЗРК и РК малого и среднего радиуса действия, а также истребителей ПВО. По опыту арабо-израильской войны 1973 года американцам хорошо было известно, что значительная часть штурмовиков терялась в ходе задач непосредственной подержки сухопутных войск.


Прямое попадание в А-10 также может привести к подрыву боеприпасов, что, вероятно, и произошло 16 апреля на аэродроме Петровац. Это происшествие иписано в статье Горана Мемана в журнале «Нови Гласник», и даже было заснято телекамерами ведущих мировых агентств.


Последствия применения снарядов из обедненного урана на экологию и здоровье человека до сих пор не изучены, т.к. территория, на которой оно было применено, в Косово и Метохии находится под контролем международных сил KFOR и албанского руководства края. Подобная ситуация сохраняется и на территории Боснии и Герцеговины, где авиация НАТО применяла в августе-сентябре 1995 г. данные боеприпасы для ударов по сербской военно-ремонтной фабрике в Хаджичах. Данная территория согласно договору в Дейтоне была передана мусульманской стороне, и все ее сербское население зимой 1996 г. покинуло эту территорию. Впрочем, был отмечен рост числа раковых заболеваний среди сербских беженцев из Хаджичей и среди итальянских, испанских и бельгийских военнослужащих KFOR. Однако официального признания со стороны UNEP ООН (United Nations Environment Programme – управление в компетенции которого находятся вопросы применения боеприпасов) эти факты не получили должной реакции.


Разумеется, не следует верить слухам, но не стоит и забывать, что обедненный уран в сто раз превышает максимально разрешеннюю дозу, предусмотренную стандартами International Basic Sorety Standards Международного агентства контроля атомной энергии в Вене в 1995 году. Но не только боеприпасы PGU-14 содержат обедненный уран. Американские 20-мм снаряды Мк149, 25-мм М-919 и PGU-20, упомянутые выше 105-мм танковые бронебойные подкалиберные боеприпасы М-735А, М-774, М-833 и М -900Е, 120-мм М-827, М-829, М-829А1, М-829А2 также имеют сердечник из обедненного урана. Этот материал применяется и в кассетных осколочных минах ADAM и созданных на их основе заградительных минах ручной установки М-86 PDM. Применяют обедненный уран и в «сэндвич-броне» танков М-1А1 «Abrams». Безусловно, что это угрожает и здоровью самих американских военнослужащих, что вызвало многочисленные протесты ветеранских организаций. В США был проведен ряд исследований со стороны Департамента ветеранов и Департамента обороны США.


Однако по причине того, что американское правительство придерживается внутри своей страны несколько других стандартов, чем те стандарты, которые оно навязывает остальному миру, то до сих пор официально не указаны причины плохого самочуствия около 10000 участников войны 1991 г. в Персидском заливе. Это официально зарегистированное количество ветеранов жалующихся на боли в суставах, психическую усталость и неврологические болезни. Конечно все списывать на последствия применения обедненного урана некорректно, т.к. в американской армии существует большое количество различных химимческих веществ (не обязательно химического оружия), последствия влияния которых на здоровье человека окончательно не изучены.


Об изучении последствий применения обедненного урана на население Ирака сказать нечего — исследования не проводились. В бывшей Югославии последствия подобного рода отличаются наличием большого количества подземных вод, в которые попадают радиоактивные вещества, тогда как в Ираке в силу наличия песчаных бурь, данные вещества разносятся практически сразу по всему региону. 
 



В ходе войны НАТО в Югославии в 1999 г. американское военное командование играло ключевую роль в планировании боевых действий. США опробовали новую доктрину боевого воздействия на всю глубину территории противника. Данная концепция была разработана Джоном Ворденом (John Warden) и принята верховным командованием американской армии. Пентагон принял также теорию Джона Бойда (John Boyd) о действиях на опережение противника в принятии и проведении им в жизнь решений, что одновременно сопряжено с действиями по разрушению цепи командных пунктов противника, деморализации гражданского населения и армии.


Югославия в войне 1999 г. представляла своеобразный полигон, на котором был опробован переход от доктрины воздушно-наземного сражения, закрепленной уставом Сухопутных войск США FM100, к доктрине воздействия на противника с расстояния управляемыми системами оружия, а также методами политико-пропагандистского воздействия на руководство и народ противоборствующей стороны. Устав Армии США FM100 даже в своей последней версии 1993 г. (FM 100-5) требовал от командования задействовать сухопутные войска США и их союзников в операциях по «установлению мира» в рамках традиционной войсковой операции с поэтапным наступлением на противника.


Новая доктрина, опробованная в Югославии, предусматривала одновременный удар по центрам «мощи» противника силами постоянной готовности США и НАТО. Подобная стратегия была закрепленна в июне 2001 г. в стратегической доктрине FM-1 «The Army», а также в уставе боевых действий FM-5 «Operations». Практически данная стратегия ориентируется на создание «компактных» вооруженных сил, оснащенных современными системами управляемого оружия, средствами разведки и радиоэлектронной борьбы. Такие вооруженные силы могут без долгой подготовки самостоятельно переходить к боевым действиям в любой точке планеты при помощи местных союзников. При этом государственный аппарат не проводил бы традиционных мероприятий перевода жизнедеятельности страны на военное положение.


Естественно, подобные предложения вызвали отрицательное отношение среди части американского высшего командования, но успех операции в Югославии послужил весомым аргументом для вышеупомянутой реорганизации Вооруженных сил США и их союзников. Тому подтверждение — начало сокращения частей сухопутных войск стран-членов НАТО, что никак не связано с отсутствием денег на их содержание. 



В рамках новой американской доктрины следует рассматривать и применение американской авиацией новых типов боеприпасов. К ним относится и так называемые графитные боеприпасы, лишающие государство и общество столь привычной для них электроэнергии. Последствия действия графитных боеприпасов BLU-114, опробованных сначала в Ираке в 1991 г, а затем использованных в Югославии в 1999 г., достаточно изучены. Суббоеприпасы BLU–114B в Югославии были впервые применены 2 и 4 мая 1999 г. Данные боеприпасы представляют собой округлые контейнеры весом 0,75 кг, длиной 166 мм, диаметром 66 мм. Внутри находится 147 катушек с намотанными на них алюминиевыми нитями в графитно-карбоновой оплетке (30 волокон толщиной 6-7 микрон). Данные суббоеприпасы помещаются в авиационный сбрасываемый контейнер CBU–94, его модернизированную версию CBU-102 (202 шт.) или в БЧ крылатой ракеты BGM-109 TLAM-D (166 шт.). Насколько известно, планировалось и снаряжение этими боеприпасами кассетной БЧ ракеты AGM-154. После раскрытия контейнера суббоеприпасы BLU-114 разбрасываются по широкой площади. При попадании на линии передач графит и алюминий, начиная испаряться, создают ионизированное поле, замыкая линии электропередач и вызывая выключение всей энергосистемы. Подобным образом в январе 1991 г. американцы вызвали сбой в работе энергосистемы Багдада, которая оказалась отключенной от ТЭС Эль-Рашид. В мае 1999 г. 70 процентов территории Сербии осталось без электричества. Впрочем, сербские инженеры быстро нашли решение для очистки линий электропередач от остатков нитей BLU-114/B.


Данный вид боеприпасов был относительно «гуманен» в виду того, что авиация США располагала большим количеством иных боеприпасов, применению которых препятствовала лишь воля западных политиков, не желавших больших жертв и разрушений в стране, которая в будущем могла бы стать членом ЕС. Конечно, можно понять сербских журналистов, которые, будучи патриотами, торжествовали, когда обнаружился обман командования НАТО, а именно количество уничтоженной сербской бронетехники в Косово и Метохии. Вместо нескольких сот единиц, о которых заявлял лично командующий американскими войсками в этой операции генерал Вильям Кларк, вошедшие в Косово войска НАТО обнаружили всего около двух десятков единиц сожженной сербской бронетехники. Однако журналисты забыли, что командование НАТО так и не получило приказа от своих политиков на массированные удары по сербским силам, и поэтому ограничивались точечными ударами по обьектам их инфраструктуры и командным и промышленным центрам. В силу этого применение высокототочных графитных боеприпасов действительно могло выглядеть «гуманно», если не брать в расчет хотя бы последствия отключения электроэнергии в больницах…


В тоже время не все применявшиеся в Югославии в 1999 г. боеприпасы были столь гуманными. В некоторых случаях югославские специалисты не могли определить тип боеприпасов, как например в случае авиаударов авиации НАТО по двух колонам с албанскими беженцами в Косово и Метохии. Александр Лиякович в статье журнала «Нови гласник» №2, 2000 г. «Бојне главе и дејство на циљ» указывает на возможность применения нового типа зажигательных боеприпасов в силу наличия большого числа обугленных частей человеческих тел… Командование НАТО вполне могло посчитать рациональным применение боеприпасов подобного типа по колонне тракторов и машин, в которых, как они посчитали, вероятно, находились сербские военные. Впрочем, Александр Лиякович выдвинул предположение и о возможности использования в данном случае боеприпасов объемного взрыва (термобарических боеприпасов) с увеличенным временем испарения, разработки которых велись западными учеными.


Существовали предположения и о применении НАТО боеприпасов производящих воздействии на психику военнослужащих и населения с помощью генераторов низких частот, хотя прямых доказательств кроме повышенного числа пациентов военных психиатрических клиник и частых обмороков и рвот в том или ином районе не было. Психические расстройства, которыми страдали военнослужащие югославской армии во время войны в Косово и Метохии, до сих пор не изучены, а это может быть напрямую связано с применением подобного оружия, в том числе и химического.


Данные о разработке «акустических» боеприпасов в югославской военной прессе все же проходили, как и о разработках микроволнового оружия, воздействующего на электронные приборы и нервную систему человека. Впрочем, это только разработки, хотя возникает вопрос, не было ли применено в Косово и Метохии оружие, подающее генераторами инфразвуковые сигналы на частоте 500 МГц и длине волн от 0,5 до 4 м. Такие сигналы воздействуют на психику людей, вызывают потерю работоспособности и общую физическую слабость. 



Войну в Югославии нужно рассматривать именно в свете новой американской военной доктрины. К сожалению, серьезные исследования этой войны теряются на фоне некоторых «псевдо-патриотических» заявлений и работ тех, кто с данным театром боевых действий просто не был знаком. В то время в Югославии было еще достаточное количество военных специалистов мирового уровня, получивших образование в бывшей СФРЮ, которая до распада была довольно развитым государством в военном и научно-техническом плане. Долгая война 1991-1995 гг., задействовавшая силы буквально всего мира, дала немалый практический опыт этим специалистам, но югославский номенклатурный аппарат не позволил им воспользоваться своим умением. По этой причине не был изучен важный аспект того влияния, которое осуществлялось на политику официального Белграда и общества. Влияние это оказывалось открытым политико-экономическим давлением и скрытыми мероприятиями, проводившимися по линии спецслужб, средств массовой информации (техническими и идеологическими методами) и различными общественными организациями. Последние, до сих пор пытаются сохранить за собой имидж революционеров и правозащитников, но вне зависимости от их побуждений итог их деструктивной деятельности очевиден. Любому человеку мало-мальски знакомому с культурой Запада понятно, что принципы материального интереса, которые являются главной ценностью западной культуры, отличаются от идей «правозащитников» и «революционеров», рисовавших массам радужные картины всеобщего благосостояния после вхождения в Европейский Союз. Впрочем, массы здесь играют второстепенную роль. Главную роль играет власть, а в случае с Югославией она была представлена номенклатурным аппаратом коммунистических времен. Изучение идеологических вопросов темой этой работы не является, однако каждый может согласиться, что в ходе войны знания и опыта в этой области нужны всем.


Помимо идеологии, важную роль в этой войне сыграло и то, что значительная часть югославской бюрократии оказалась не только неспособной к какой либо эффективной деятельности, но и по сути занималась саботажем. Самый современный самолет не в состоянии применить свои возможности, если пилот  имеет 10 часов налета в год, а большую часть рабочего времени занят деятельностью, не относящейся к его непосредственным обязанностям. Это же относится и к командирам низшего звена и тем кто руководит всеми вооруженными силами. Материализм, поставив во главу угла материальную выгоду, нанес большой удар профессионализму вооруженных сил. Всякая воинская служба, прежде всего, основывается на идейных мотивах. Под их влиянием действия человека на военном поприще приносят большую пользу (рисковать жизнью ради денег человек лишний раз не станет), и он стремиться изучать воинское дело. А дело требует энтузиастов. Прежде всего, это относится к командирам среднего и старшего звена, чтобы через младший командный состав они могли проводить свои решения в жизнь среди всего личного состава. Подобная система обеспечивает большой успех. Военные успехи Германии в 30-40 гг. XX века, а именно создание первых в мире боевых реактивных самолетов (Ме-262), баллистических ракет (V-1 и V-2), управляемых авиабомб (SD-1400 X или «Фриц-X») были заслугой энтузиастов. На энтузиазме миллионов «строителей коммунизма» в 30-х годах проходила индустриализация СССР, а позже осваивались целинные земли, Сибирь и Дальний Восток. 


С началом агрессии НАТО против Югославии в сербской среде произошел такой же подъем. Если бы этого не произошло, то Югославия даже не попыталась бы выступить против блока НАТО — самой мощной военной структуры мира. Однако номенклатурная система, созданная при Тито, сыграла крайне отрицательную роль в состоянии обороноспособности страны. Слободан Милошевич, тогдашний президент Югославии, которого пытались судить в Гааге за военные преступления, а в Белграде винили за проигранные войны, отнюдь не был главной причиной неудач. Номенклатурный аппарат социалистического типа не так уж зависим от вождя, как это может показаться. Те же самые люди, которые выдвинули Милошевича на должность руководителя государства в 1985 г., сдали его в 2001 г. трибуналу в Гааге. Проблема в том, что, став на путь капитализма, этот аппарат сделал предметом различных махинаций само государство, что привело к развалу экономики и вооруженных сил. Такая же картина в начале 90-х годов наблюдалась и в СССР. Во времена социализма аппарат настолько был связан с идеологией, что отказ от нее привел к хаосу в рядах армии, а война только усугубила этот хаос.


При СФРЮ воинский состав был профессионально подготовлен, а идеология играла роль локомотива, тянущего за собой новые необходимые любой армии реформы. Отказавшись от идеологии, номенклатурный аппарат, забыл о государственных интересах. В итоге, как политические, так и военные деятели на ключевых постах «завязли» в партийных интригах и, нередко, в организованной преступности. Это привело к появлению в их окружении многочисленных «специалистов», опытных лишь в партийно-хозяйственных «операциях» (по сути — в операциях криминального характера). Эти люди понятия не имели и не хотели иметь о тех возможностях, которые им обеспечивали силы и средства, которыми располагала сербская сторона. Об изучении мирового военного опыта здесь не могло быть и речи, и вместо военных специалистов на ключевые должности по партийно-клановому ключу выдвигали неграмотных выскочек и авантюристов, тех, для кого была на первом месте нажива и как раз их и привлекали к проведению важных государственных дел. Что-то это напоминает в России, и не только вчерашнего дня… — прим. ред. По этой причине политика Югославии в 1999 г. была столь непоследовательной. Ведь никто в верхах Запада не ожидал, что события могут выйти из-под контроля руководства сербского государства. Но произошло неожиданное… — многие офицеры среднего и нижнего командных звеньев восприняли войну всерьез и сделали все, что бы сопротивление армии затянуло «блицкриг-1999» на 78 дней, вопреки надеждам командования НАТО на быструю победу (чему свидетельством официальные заявления командования объединенной группировкой войск НАТО). Упоминать об этом факте после войны никто не хочет. Старая власть, провозгласив «победу», предпочитала не вспоминать о подобных «мелочах», а новая «демократическая» вопреки всякой логике связала вопрос защиты страны с вопросом действительно совершенных массовых военных преступлений и… стала готовить армию к вхождению в блок НАТО. На пенсию поспешно отправлялись опытные специалисты, а на свалку -добротные системы вооружения, не попадающие под стандарты НАТО. При этом главным вопросом перевооружения стал переход армии на стрелковое оружие под боеприпас калибра 5,56×45. О том же в феврале 2008 г. заявило и руководство Грузии. Так как все это стало «притчей во языцех», то можно несколько отвлечься и коснуться этого вопроса. Калибр 5,56×45 появился вследствие недостатков калибра 7,62×51, оружие какого калибра было взято на вооружение НАТО под давлением США, тогда как советский же калибр 7,62×39 не обладал недостатком столь сильной отдачи. Показательно, что в Ираке охранников частных американских, британских и австралийских компаний вооружают 7,62-мм автоматами Калашникова, патроны для которых закупаются в странах бывшего СССР и в Сербии на фабрике «Пырви Партизан» в Ужицэ.


Говоря об этой войне, не стоит переоценивать роль техники. Многие писали и говорили о том, насколько югославский МиГ-21бис уступал характеристиками американским самолетам F-15 и F-16, при этом не упоминали, что самолеты «Super Etandar», «Jaguar», «Harrier», AMX, F-104ASA, так же участвовавшие в этой операции имели схожие летные характеристики с этой модернизированной версией МиГ-21. Во время войны во Вьетнаме даже МиГ-19 успешно боролись с современными F-4. К тому же от истребителей ВВС Югославии требовалось наносить удары с собственных аэродромов над собственной территорией, а в этом случае летные характеристики имели не такое большое значение. От истребителей требовалось совершать нападения на противника о приближении которого было известно. В Югославской армии существовала методика ведения засадных действий истребителей со взлетом с шоссейных дорог, но почему эта методика широко не применялась – вопрос, на который пока нет ответа. Можно только предположить, что на принятие такого решения не было воли у номенклатурного госаппарата.


Часто упоминалось, что югославские ВВС имели на вооружении МиГ-29А, то есть самолеты этой серии первой модификации, однако ВВС американских союзников: Голландии, Португалии, Норвегии использовали F-16A, а ВВС Испании- F-18A, которые являются первыми модификациями этих самолетов, разработанных в одно время с МиГ-29А. Впрочем, все разговоры на эту тему были глупостью дилетантов, верхом которой были распускаемые слухи (очевидно по инициативе кого-то из номенклатурного аппарата) о том, что Россия «не хочет» предоставить Сербии ЗРК С-300, и именно это, а не политика официального Белграда, является причиной сербских «бед и неудач». По моему мнению, каждый народ должен предъявлять претензии руководству собственной страны. К тому же комплексы С-300 не стали бы решением проблем, в случае их появления командование НАТО увеличило бы количество самолетов на несколько эскадрилий и уничтожило бы системы хотя бы ради пропагандистского эффекта. Да и в горной местности база С-300 имеет ограниченные маневренные возможности по преодолению крутых поворотов, грузоподъемности мостов и наличию площадок для развертывания ЗРК. Включение в боевой состав ПВО Югославии С-300 требовало бы установления взаимодействия с остальной ПВО, что за несколько недель сделать было бы трудно. Хотелось бы заметить, что после подписания Дейтонского мира и до начала бомбежек Югославии самолетами НАТО, руководство Югославии не проявляло интереса к закупкам техники и вооружения для ВВС и ПВО, которые испытывали недостаток в запасных частях для истребителей. Что винить Россию, если руководство Югославии отказалось погасить долг России, унаследованный ею от бывшего СССР поставками вооружения.


Командование НАТО было осведомлено о положении югославских ВВС и ПВО и пропагандистские трюки югославского руководства не могли обмануть его. Войска НАТО планомерно готовились к операции, целью которой было не «приближение» к Сибири и Каспийскому морю (как утверждают некоторые сербские специалисты, хотя логичнее было бы добиваться этой цели через Турцию, Японию, Аляску и Прибалтику), а слом центров мощи Сербии.


Так как в госаппарате Сербии на должностях преобладали сербы, а не люди других национальностей, главой целью НАТО был выбран «сербский национализм», завоевавший при Милошевиче достаточно сильные позиции в обществе, а тем самым и в государстве. По этой причине удары авиации были направлены против органов государственной власти Сербии, что в сочетании с ударами по мостам, энергетическому комплексу должно было вызвать окончательный распад Югославии, массовое бегство югославских солдат с фронта в Косово и Метохии.


Для  военных целей командование НАТО сконцентрировало в Италии (авиабазы Авиано, Виченца, Истрана, Геди, Пьяченца, Червия, Анкона, Амендола, Джоя дел Колэ, Бриндизи, Сигонела, Трапани) группировку в количестве около 170 боевых самолетов ВВС США (F-16, A-10A, ЕA-6B, F-15C, F-15D, F-16 C/D, F-16C/J и эскадрилью (12 машин) самолетов F-117A), 20 самолетов ВВС Великобритании (Tornado IDS/ADV и Harrier Gr.7); 25 самолетов ВВС Франции («Jaguar», «Mirage- 2000», «Mirage» F-1C и «Mirage-4P»), 36 самолетов ВВС Италии (AMX, F-104 ASA, «Tornado» IDS, «Tornado» ECR), 16 самолетов ВВС Голландии (F16A), 6 боевых самолетов ВВС Испании (EF-18A), 6 самолетов ВВС Норвегии (F-16AМ), 6 самолетов ВВС Дании (F-16A), 10 самолетов ВВС Бельгии (F-16AМ), 11 самолетов ВВС Турции (F-16С), 6 самолетов ВВС Португалии (F-16A), 14 самолетов ВВС Германии («Tornado» IDS, «Tornado» ECR), а также 6 самолетов ВВС Канады (CF-18), переброшенных позднее в район боевых действий. На авианосце «Theodore Roosevelt» ВМС США было размещено 46 самолетов F-14D и 24 F/A-18, а на универсальном десантном корабле «Nassau» находились 8 штурмовиков AV-8B, на авианосце Французских ВМС «Fosh» – 14 штурмовиков «Super Etandar», 4 «Etandar IVP» и 8 F-8. Помимо этого из авиабаз в Великобритании (Фэафорд и Милденхол) действовало восемь В-52Н и пять В-1В, а из авиабазы Уайтман (США, штат Миссури) два В-2А.


Для поддержки действий этой авиационной группировки  использовались 9 самолетов ДРЛО Е3А AWACS (2 британских самолета с базы Авиано, 4, принадлежащих командованию НАТО, действовали с авиабаз Трапани  и Превезо в Италии, 2 американских с базы Рамштейн в Германии и 1 с авиабазы Аворд во Франции). Для разведки и целеуказания были также задействованы 2 американских самолета E-8 JSTAR (база Рамштейн) и 5 американских самолетов-разведчиков U-2 (база Истр во Франции), 2 американских RC-135W (база Милденхол), 4 американских Р-3С и ЕР-3У (авиабаза Рота в Испании), 4 американских RC-12 (авиабаза Тасар в Венгрии), 5 американских ЕС-130 (авиабаза Авиано) и 1 голландский Р-3С (американская авиабаза Сигонела в Италии).


Конечно, эти цифры приблизительные, так как югославский Генштаб, опубликовавший эти данные не обладал точной информацией. Вследствие затягивания операции в Италию были переброшены новые силы американских ВВС, в том числе штурмовики А-10А (авиабаза Петровец в Македонии) для удара по Косову и Метохии и Южной Сербии, где была дислоцирована основная масса югославской армии.


В воды Адриатического моря позднее вошел авианосец «Invisible» с самолетами «Harrier» на борту, а число самолетов F-117A на базе Авиано было увеличено вдвое. С кораблей ВМС США (эсминцы «Gonzales», «Nicholson», «Thokn», «Ross» и подводные лодки «Norfolk» и «Miami») и ВМС Великобритании (подводная лодка «Splendid») осуществлялся запуск крылатых ракет BGM-109 «Tomahawk» (модификация для запуска с подводных лодок UGM-109). Ракеты AGM-86 использовались с бомбардировщиков В-52Н и В-1В. Для эвакуации сбитых пилотов задействовались Силы специальных операций ВВС США. Вертолеты МН-53, МН-60 и самолеты АС-130 и МС-130 ССО ВВС США были дислоцированы в Италии, Боснии и Герцеговине, Албании и Македонии. Там же располагались самолеты радиоэлектронной разведки и борьбы ЕС-130. Одна авиагруппы этих сил (согласно данным сербских спецслужб это была 325-ая группа) имела несколько иную задачу по содействию 10-ой группе специального назначения, которая с конца 1997 г. вела подготовку албанских боевиков (совместно с немецкими спецназовцами) в Албании, используя для этого авиабазы Бриндизи и Виченца в Италии.


Успешные действия спецназа в этой войне нередко недооценивают, впрочем как и в других… Задача спецназа состояла не в организации засад и захвате «языков», а в наведении управляемых авиабомб (с лазерной ГСН) с помощью лазерных целеуказателей, установке радиолокационных маяков и обеспечении работы различных систем радиотехнической разведки. В этих условиях вступать в прямой огневой контакт спецназу британских и американских сил не было смысла. Хотя при необходимости их огневую поддержку могли обеспечить уникальные самолеты АС-130, вооруженные 105-мм и 90-мм пушками. Тем не менее, вертолеты Сил специального назначения ВВС США (прежде всего МН-53) принимали участие в действиях в глубине территории Косово и Метохии.


Создание новых систем управляемого оружия увеличило возможности ССО НАТО, что позволило разведывательно-диверсионным группам в несколько человек или даже одиночным военнослужащим ССО поражать любые цели на всю глубину территории Югославии.


Не случайно в военно-политических кругах США не раз выдвигали предложения о сокращении сухопутных войск и создании небольшого воинского контингента, достаточного для переброски по воздуху в любую точку мира. По сути, контингент представлял бы из себя моторизированную пехоту, оснащенную легкобронированной техникой. Позднее, в Ираке, по этой схеме были созданы так называемые бригады «Striker», оснащенные колесными бронетранспортерами LAV-25 и различными машинами огневой поддержки на их базе. Главная их задача заключалась бы в обеспечении эффективного применения систем управляемого оружия в сотрудничестве с местными союзниками. Освоение занятых территорий будут вести аэромобильные войска, оснащенные легкобронированной техникой и полагающиеся на огневую мощь артиллерийско-ракетных и авиационных систем оружия.


Американское военное командование настолько уверено в своем превосходстве, что считает возможным уже сегодня эту теорию осуществлять на практике. Эта теория была разработана бывшим командующим корпусом морской пехоты генералом Чарльзом Крулаком. Он является автором доктрины «войны в трех кварталах», согласно которой в то время, пока в одном квартале морские пехотинцы ведут боевые действия, во втором они могут вести «зачистку» территории, а в третьем раздавать гуманитарную помощь… — «Ой Вань, ты глянь, какие парни к нам пришли. Подарки на халяву раздают». Правда опыт войны в Ираке и Афганистане показывает, что до третьей стадии «бравые американские парни» так и не доходили…


Руководство США, основываясь на своем превосходстве, полагает возвратиться к практике начала XX века, когда американская морская пехота проводила многочисленные операции в странах Центральной Америки и Карибского бассейна. Насколько это вероятно – вопрос более чем спорный, тем более что на практике превосходство этой системы не доказано. Югославию нельзя считать показателем, так как развала системы обороны страны не произошло, а победа была достигнута мерами тайной дипломатии. В подтверждение этому может служить арест Слободана Милошевича через два года после окончания войны, который был осуществлен полицией… Сербии, и бывший президент Югославии не был захвачен в плен как Саддам Хусейн.


Безусловно, США ушли далеко в разработках различных «экзотических» видов оружия, которые могут быть использованы спецназом. Можно привести в качестве примера различные химические составы (на основе галиума, цезиума, рубидиума, индиума), приводящих в негодность металлические конструкции или горючее. Эти разработки однако больше полезны для партизан, а не для крупнейшей в мире военной державы, как и разработки мелкой крошки из керамики, которая при распылении на аэродроме вызывает повреждения двигателей машин при их запуске (путем всасывания в них при запуске). Однако куда более важной задачей для спецназа являлось ведение разведки, в том числе и агентурными методами. Ведение разведки на территории противника неразрывно связано с с обеспечением применения высокоточного оружия. Системы электронной разведки, приборы оптико-тепловизионного наблюдения, спутниковые системы разведки и не всегда дают полную и достоверную информацию о противнике. Только разведывательная информация получена непосредственным визуальным контактом человека с объектом разведки может дать о нем достоверную информацию близкую к 100 процентам. Но люди слишком дорого стоят (затраты на обучение, денежное содержание и компенсацит в случае ранения или гибели, вывод в район разведки и обеспечение действий…). По этой причине командование НАТО все шире использует более «дешевые» беспилотные летательные аппараты.


В войне 1999 года в Югославии было использовано несколько типов БПЛА. Прежде всего, это был американский БПЛА «Hunter», созданный для замены первого американского БПЛА «Pioneer». «Hunter», в разработке которого участвовал и Израиль, широко применялся американцами и в других военных операциях. Как правило, боевая группа имеет два аппарата «Hunter», машину управления с четырьмя пультами дистанционного видеонаблюдения, три станции дистанционного наблюдения, две станции приема данных, одну установку запуска БПЛА (их запускали с помощью реактивного ускорителя или, при наличии ВПП, с земли). Данный аппарат при массе до 600 кг оснащен телевизионными камерами дневной и ночной съемки, контейнером для тепловизионной (ночной) разведки местности FLIR, а также лазерным целеуказателем и аппаратурой РЭБ (радиоэлектронной борьбы). Общая масса полезной нагрузки может достигать 110 кг. При скорости 200 км/ч БПЛА имеет боевой радиус в 200 км. При наличии в воздухе второго БПЛА в качестве ретрансляционной станции, радиус ведения разведки может достигать 300 км.


Американский БПЛА «Predator», создан для замены БПЛА «Gnat-750» под обозначением «Tier II», был в первый раз использован в боевых действиях в небе над бывшей Югославией (Босния и Герцеговина). Американский контингент IFOR (миротворческий контингент НАТО, затем переименованный в SFOR) использовал эти аппараты, которые запускали с авиабаз в Венгрии и Албании. Наивно полагать, что съемка территории бывшей Югославии при этих запусках не проводилась. Преимущество БПЛА «Predator» в наличии спутниковой навигации (GPS), что облегчает программный полет, хотя возможно ручное наведение аппарата по радио. «Predator» обладает большим радиусом действия чем «Hunter» при дальности полета около 500 км и крейсерной скорости около 100 км/ч (максимальная скорость около 200 км/ч). Помимо телевизионной аппаратуры, лазерного целеуказателя, аппаратуры РЭБ и РЭР БПЛА оснащен РЛС с дальностью действия до 10 км, системой опознавания «свой-чужой», спутниковой системой дигитального переноса снимков.


Вооруженные силы Франции, Германии и Канады использовали БПЛА CL-289. Он был разработан канадской фирмой Canadir и впервые был применен в Боснии и Герцеговине французскими войсками, которые сначала находились в составе миротворческих сил ООН – UNPROFOR, а затем были включены в миротворческий контингент НАТО. В отличие от других БПЛА НАТО, этот аппарат имеет турбореактивный мотор, позволяющий развивать скорость до 740 км/ч при радиусе действия до 200 км/ч по заранее запрограммированному маршруту полета. Помимо телевизионной и тепловизионной камер аппарат имеет  приемник спутниковой навигации и РЛС, разработанные компанией Dornier совместно с Thompson-CSF. Компания Canadir также является разработчиком БПЛА вертикального взлета (типа вертолета) CL-327 и БПЛА CL-352, который служит в качестве маяка для облегчения выхода самолетов и вертолетов к авианосным кораблям.


Франция использовала и БПЛА собственной разработки: «Crecerelle» фирмы SAGEM. Данный аппарат оснащен камерой, контейнером для телевизионного наблюдения и разведки FLIR, аппаратурой РЭБ. Недостатком этого аппарата является малый радиус (60 км) при максимальной скорости в 250 км/ч и крейсерной скорости 120 км/ч. Комплекс «Crecerelle» включает в себя 6 БПЛА и размещается на двух пятитонных грузовиках. На одном из грузовиков смонтирована пусковая установка, на другом – находится станция управления.  Управление осуществляется при помощи радио и цифровых снимков с БПЛА (возможен полет по запрограммированному маршруту с помощью спутниковой навигации).


В Югославии 90-х годах различные БПЛА в воздухе были привычной картиной в «мирное» и в военное время.Даже Хорватией в годы войны 1991-95 гг был разработан БПЛА «Amater», правда довольно ограниченных возможностей и не получивший распространения .


Войсками НАТО, находившимися в Македонии и Албании, помимо БПЛА для разведки использовались РЛС разведки наземных целей. Так ими использовался британская переносная РЛС MSTAR (Manportable Surveillance and Target Acquisition Radar) применявшаяся и в войне 1991 г. в Персидском заливе, а затем в войнах в бывшей Югославии (1991-1995 гг.), а также в Ираке (2003 г.) и Афганистане (2001 г.). РЛС MSTAR в состоянии обнаружить идущего человека на дальности до 11 км, легковую машину на дальности до 24 км, грузовик на дальности до 36 км, а легкий самолет на дальности до 12 км. Схожая по характеристикам французская РЛС «Thomson CSF- Signal Squire» может обнаружить подвижные цели площадью 1 кв.м на расстоянии до 10 км, а движущийся танк — до 24 км. 



В войне 1999 г. в Югославии, для разведки использовался стратегический пилотируемый самолет-разведчик U-2. Тот самый, что был сбит советской зенитной ракетой 1 мая 1961 г. в небе над СССР во время разведывательного полета. В мае-июне 1999 г. эти самолеты-разведчики беспрепятственно летали над территорией Косово и Метохии, а сербские ПВО при этом бездействовали. Это бездействие легко объяснить. Авиация НАТО до конца войны не получила приказ начать массированные удары по югославским войскам. Вследствие этого, сербские подразделения практически бесперпятсвенно со стороны авиации НАТО наносили удары по многочисленным «албанским» районам, нередко проводя операции в одном и том же районе по нескольку раз. В это время над ними кружили самолеты патрульной авиации НАТО. Все же иногда командование НАТО отдавало своим пилотам приказ нанести удар, и пилоты нескольких самолетов (обычно в составе звена) приводили его в исполнение. Однако в большинстве случаев югославские военные старались «не допускать раздражения» командования НАТО. Фактически командование НАТО ограниченными ударами стремилось удержать сербов от нападения на албанские районы, тогда как югославское командование искало возможность взять под свой контроль территории удерживаемые албанскими сепаратистами, что им удавалось с переменным успехом.


Командование НАТО, изучив природу и поведение югославского номенклатурного аппарата, научилось оказывать на него давление, в том числе… ударами авиации и крылатых ракет, о которых нередко было объявлено заранее. Между тем, массированные удары по сербским войскам в Косово и Метохии могли привести к непредсказуемым последствиям в сербской военной среде. Никто не мог бы дать гарантию, что какой-нибудь командир батальона или командир бригады не перешел бы границу с Албанией и Македонией и начал бы громить подразделения НАТО, так как они не были готовы к обороне. Отдельные сербские подразделения проникали вглубь территории Албании и Македонии, и даже в одном из таких рейдов захватили в плен троих американских военнослужащих. Командование НАТО, а прежде всего военное руководство США, в этой ситуации действовало совместно с лидерами западных государств, оказывая давление на Югославию, государственный номенклатурный аппарат которой следил, чтобы «давление не было чрезмерным».


Таким образом, вопрос решался просто. Американские ВВС располагали достаточным арсеналом для нанесения мощных ударов по сербским войскам. При принятии командованием НАТО такого решения, потери сербов  исчислялись бы тысячами человек, но наступивший в этом случае хаос невозможно было бы контролировать. Последствием таких ударов наверняка бы стали и удары сербов по объектам НАТО за пределами Сербии. 



Естественно против столь мощной силы как ВВС США и НАТО ни Югославия ни Ирак на равных бороться были не в состоянии. По сути США и НАТО для участия в войнах в Югославии, Ираке и Афганистане выделяли ограниченные контингенты своих ВВС для обкатки самолетов и личного состава.


Для краткого описания сил ВВС стран НАТО во время войн в Югославии (1999 г.), Афганистане (2001-2002 гг.) и Ираке (2003 г.) можно использовать данные журнала Министерства Обороны Российской Федерации «Зарубежное военное обозрение» из статьи «Парк авиационной техники вооруженных сил стран мира» (№8, 2002 г.).


Созданный по stelth-технологии американский истребитель-бомбардировщик F-117, имеет боевую нагрузку в 2000 кг и в состоянии нанести удар по командному пункту армии или корпуса, тем самым лишив войска централизованного командования, что, по мнению специалистов, влечет увеличение потерь войск в 4 раза. То, что один F-117 (или два самолета) был сбит над Сербией, ничего не доказывает. Эти машины в дальнейшем вполне успешно действовали в Югославии и Ираке.* 



Для уничтожения командных пунктов авиацией могут быть использованы различные управляемые боеприпасы, в том числе и проникающего действия . Именно Ирак и Афганистан стали полигон для отработки новой тактики использования подобных боеприпасов, которые частично были опробованы и в Югославии. 



Американские бомбы проникающего действия достигают необходимого проникающего эффекта применением их с больших высот. При этом при необходимо учитывать, что вследствии различной плотности слоев в грунта и наличия пустот в подземных укрытиях они могут менять под землей угол проникновения. Европейские компании, в отличии от американских, при конструировании павиабомб проникающего типа отдают преимущество тандемным кумулятивным зарядам. Их преимущество заключается в том, что системы оружия, снаряженные подобной БЧ, могут применяться с малых высот вследствие проникающего действия кумулятивного заряда, но их главный недостаток повышенная себестоимость и недостаточная глубина проникновения.
 



      При условии сохранения фактора неожиданности при базирования авиации на прифронтовых полевых ВПП, эффективны и дозвуковые боевые самолеты малопригодные к воздушному бою. В силу этого, даже такие боевые самолеты как  югославо-румынский J-22 (IAR-93) в ходе войны 1999 г. успешно наносил удары обычными авиабомбами, управляемыми ракетами AGM-65 «Maverick» и кассетными контейнерами BL-755 по позициям албанских боевиков в Косово и на территории Албании, умело используя горный рельеф. Эти самолеты благодаря возможности их применения с травяных ВПП, нередко скрывались в горно-лесисстой местности. Пользуясь горным рельефом эти самолеты организовывали засады используя ракеты класса «воздух-воздух» малой дальности «Grom» даже против современных (четвертого поколения) истребителей-бомбардировщиков НАТО и принимали участие в борьбе против крылатых ракет. Впрочем и силы НАТО использовали довольно успешно для наземных ударов принятые на вооружение еще в 1969 г. истребители-бомбардировщики «Jaguar». Этот, разработанные Франций и Великобританией истребитель-бомбардировщик, кроме ВВС стран разработчиков состоит на вооружении Индии, Нигерии, Омана и Эквадора. Истребители-бомбардировщики «Jaguar» успешно применялись в Ираке (1991 г.) и Югославии (1999 г.). В Югославии в 1999 г. для наземных ударов применялся и еще более тихоходный итало-бразильский истребитель-бобардировщик AMX (скорость M 0.84-0.86), применявший УР AGM-65 «Maverick», а также неуправляемые и управляемые авиабомбы при бомбовой загрузке до 3800 кг. В ходе бовых действий кроме неуправляемых авиабомб этот самолет использовал американские УАБ GBU-12 с комплектом ИК наведения «Opher» израильской компании Elbit, имея самообороны американские ракеты класса «воздух-воздух» AIM-9L


      В силу этого в будущей войне будет важно именно число самолетов,а не столько их качество, тем более, что в воздушных боях самолеты худших летных характеристик, действуя над собственной территорией будут иметь подержку с земли и возможность организации засадных действий. В конце концов война во Вьетнаме как раз показало что в таком случае даже ВВС столь сильного государства как США будут находится в весьма незавидном положении. Даже в Югославии в 1999 г. всего одна эскадрилья МиГов-29 и три эскадрильи МиГ-21 смогли проводить нападения на многократно их превосходящие силы ВВС НАТО.


      Показательно, что куда большую роль, чем наземная ПВО мог сыграть в 1999 г. советский высотный истребитель-перехватчик МиГ-31, превосходящий характеристиками все существующие истребители (скорость 3000 км/ч, потолок полета – 23 км). Если бы сербское командование обладало несколькими МиГ-31, то это помогло бы лишить командование НАТО информации о ходе боевых действий путем уничтожения нескольких самолетов ДРЛО и электронной разведки над территорией Боснии и Герцеговины, Албании, Хорватии, Македонии, а также над Адриатическим морем. Удивительно, что ни ВВС Ливии в 1986 г., ни ВВС Ирака в 1991 г. и в 2003 г., обладая самолетами МиГ-25 даже не попыталися атаковать американские самолеты электронной разведки и ДРЛО. Между тем, нахождение дорогостоящего самолета в воздухе ставило бы под угрозу выполнение боевых задач против неприятеля, обладающего более или менее сильной ПВО и современной истребительной авиацией.


      Странно, но Югославия не смогла эффективно использовать, столь мощное оружие как морские мины в 1999 г., когда ее территорию бомбила авиация ВМС США и НАТО. Между тем в Югославии, на заводе «Савва Ковачевич» в г. Тиват (Черногория) тогда производились морские и речные мины: акустически-индукционая мина AIM-M70 и якорная акустическая SAM-M80, М-74 и ТЕП-М83, акустически-индукционная AIM-M82, индукционная донная GMI 100 ROCKAN, якорные штыревые SAGA M-74 и SAGA-M74/1, контактная SAG-2, речная якорная контактная R-1, речная PLRM-1, неконтактная якорная MNS-M90, неконтактня противодесантная MNLP-M90 (вес заряда 130 кг смеси ТАХ, устанавливалась на глубины 5-25м). То, что они не были применены в Югославии очередной раз доказывает, то что все-таки в этой войне закулисная дипломатия играла ключевую роль.
 



Мощность описанных типов вооружения такова, что в случае развязывания широкомасштабной войны большую часть жертв будет составлять гражданское население. Гибель наступит как от прямых последствий его применения, так и от косвенных – в наступившем хаосе в результате разрушения системы государственного управления и связи, путей сообщения и энергетической системы, инфраструктуры жизнеобеспечения крупных городов и др. Уже само существование городов столь огромных размеров – прямой источник угрозы государственному порядку.


      Свидетельством тому являются технологическая катастрофы в Нью-Йорке и Москве (сбой в энергетической системе) и экологическая катастрофа в Новом Орлеане (последствия удара урагана «Катрин»). Хотелось бы отметить, что Белград весной 1999 г. находился в гораздо худших условиях, однако патриотизм населения, поддерживаемый различными пропагандистскими акциями властей и состояние еще относительно монолитной по сравнению с Новым Орлеаном национальной среды Белграда, помогли сохранить контроль над ситуацией. В то же время кадры с концертов на белградских площадях не отражали действительности: за исключением центра города, улицы были немноголюдны — люди прятались в бомбоубежищах, находившихся в запущенном состоянии, а желающих воевать в случае наземной операции НАТО было не столь уж большое количество. Помимо этого, вследствие «комерциализации» всей государственной деятельности перед началом войны произошел по сути распад системы гражданской обороны и, несмотря на все усилия, возможностей по ее востановлению не было.


      О состоянии дел в области поддержания в крупных городах правопорядка в критический период писать в данной работе нет смысла. В Югославии было  очевидно, что органы правопорядка в случае наземной операции НАТО потеряют контроль над массами, как они потеряли его в Новом Орлеане в мирных условиях. Армия Югославии, лишенная проверенных Второй Мировой войной организационных и правовых возможностей в области территориальной обороны, предусматривавшей в бывшей Югосдавии создание «милиционных» воинских формирований и партизанских отрядов, была не готова к управлению обществом в той ситуации. В силу своей природы «демократический» бюрократический аппарат не смог изменить что-либо в этой области, тем более, что проявленный некотрвыми лицами энтузиазм и принципиальность в деле защиты интересов государства в последствии оказались наказуемы. 



Список используемых источников



Книги:



1. «Средства воздушного нападения зарубежных стран: программы развития высокоточного оружия». Министерство Обороны Российской Федерации, 2-ой центральный научно- исследовательский институт. Под редакцией кандидата военных наук Б.Ф.Чельцова, доктора технических наук профессора С.В. Ягольникова.


2. Field Manual 20-32 (FM 20-32). Mine/Contermine Operations. Headquarters, Department of the Army, Washington, DC, 30 September 1999. Change 22 August 2001.


3. Справочник «Warsaw Pact Mines» (Paul Jefferson «Miltra Engineering LTD»)


4. «Коришченье муниции СА осиромашеним ураном у агрессии НАТО на СР Югославию (Применение боеприпасов с обедненным ураном в ходе агрессии НАТО на Югославию)». ( Слободан Петкович,Милан Зарич,Зоран Дэвич..Научная работа. Союзное министерство обороны. Белград).


5. «Осиромашени уранијум» — Рајаковић Милош. Стручни рад. Институт за прехрамбену индустрију и биохемију. Пољопривредни факултет. Земун.


6. «Наоружање земаља НАТО» — Ардељан Александар. «Војноиздавачки завод» — «Верзал Пресс», Београд, 1999.
 



Военные журналы:



1. Журнал (военное обозрение) Генералштаба ЮНА/Югоспавской армии «Војни Гласник» (до 1993 г.), с 1993 г. «Нови гласник» (Белград-Сербия)


2. Журнал Генералштаба Югославской армии (научно-исторические исследования)  «Војно дело» (Белград-Сербия)


3. Журнал Генералштаба Югославской армии «Војска» (военный еженедельник) (Белград)


4. Журнал Министерства обороны Российской Федерации «Зарубежное военное обозрение» (Москва-Россия)


5. Журнал «Аеромагазин» (Белград-Сербия)


6. Журнал Генералштаба Югоспавской армии «Војно-технички гласник»



Статьи:



1. «Тешки оклопни транспортери – развој и перспективе» — Балош Себастиан. Журнал «Нови гласник», №5, 2001 г.


2. «Бојне главе и дејство на циљ» — Лијаковић Александар. Журнал «Нови гласник», №2, 2000 г.


3. «Офанзивно оружје велике прецизности» — Лијаковић Александар. Журнал «Нови гласник», №1, 2000 г.


4. «Системи оружја са касетном бојном главом» — Лијаковић Александар. Журнал «Нови гласник», №2, 1999 г.


5. «Савремена средства за вођење противоклопне борбе» — Стојић Љубомир, пуковник Драгомир Јовановић. Журнал «Нови гласник», №1, 1999 г.


6. «Класична артиљерија за подршку» — Палигорић Анастас. Журнал «Нови гласник», №5, 1995 г.


7. «Мека бомба за густи мрак» — Петровић Златко. Журнал «Нови гласник», №1, 1994 г.


8. «Тактичке претње» — Радић Александар. Журнал «Нови гласник», №2, 1999 г.


9. «Како НАТО користи радиоактивну муницију» — Меман Горан. Журнал «Нови гласник», №2, 1999 г.


10. «НАТО у агресији на СРЈ» — Радић Александар, Мицевски Милан. Журнал «Нови гласник», №2, 1999 г.


11. «Ваздухопловна убојна средства и начини напада на аеродроме» — Миљаковић Слободан. Журнал «Нови гласник», №1, 1995 г.


12. «Касетни сејачи смрти» — Миљаковић Слободан, Миљановић Зоран. Журнал «Аеромагазин», №20.


13. «Убојна средства просторног дејства» — Миљаковић Слободан. Журнал «Нови гласник», №1, 1994 г.


14. «Одбрана од оружја високе прецизности» — Савкић Бранко. Журнал «Нови гласник», №2, 2004 г.


22. «Авио-бомбе нове генерације: GAM, JADAM, EGBU, SDB» — капетан Челиковић Миле. Журнал «Нови гласник», №2, 2004 г.


25. «РВ и ПВО-предводник наше одбране» — генерал-мајор Смиљнић Спасоје. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г.


26. «Савремени командно-информациони системи против-ваздушне одбране» — пуковник Покорни Славко. Журнал «Нови гласник», №1, 2001 г.


27. «Одбрана од оружја високе прецизности» — пуковник Савић Бранко. Журнал «Нови Гласник» №2, 2004 г.


29. «Извиђање оптоелектронским сензорима и мере заштите» — пуковник Барабрић Жарко. Журнал «Нови гласник», №1, 1996 г.


30. «Нове технологије и материјали у ваздухопловству» — мајор Силадић Мато. Журнал «Нови гласник», №1, 1995 г.


31. «Системи за глобално позиционирање» — Савановић Мирослав. Журнал «Војно-технички гласник», №3-4, 1999 г.


32. «Тенденције развоја пасивних и активних мамаца» — Покорни Славко. Журнал «Војно-технички гласник», №4-5, 2001г.


39. «Вођене ракете ваздух-земља AGM-130A» — Кирбавач М.. Журнал «Војно-технички гласник», №1, 2000 г.


40. «Ултраширокопојасна технологија» — Саваковић М.. Журнал «Војно-технички гласник», №1, 2000 г.


41. «Трећа армија на тежишту одбране» — генерал-пуковник Лазаревић Владимир. Журнал «Војно-технички гласник», №5, 2000 г.


42. «Убојна средства НАТО у агресији на Југославију» — пуковнк Бордранић Лазар, пуковник Стевановић Трајко. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г.


43. «Новине у развоју вишецевних лансера ракета» — пуковник Ристић Зоран, пуковник Илић Слободан, поручник Корч Александар. Журнал «Нови гласник», №2, 2003 г.


44. «Развој оружја с усмереном енергијом» — пуковник Јанићијевић Слободан. Журнал «Нови гласник», №2, 2001 г.


45 «Е-бомба за масовно уништовање електричних и електронских уређаја» — пуковник Јанићиевић Слободан. Журнал «Нови гласник», №6, 1999 г.


46. «Електромагнетски пројектили — најмоћније оружје информационог рата» — капетан прве класе Тумара Ненад. Журнал «Нови гласник», №3-4, 1997 г.


53. «Авио-бомбе које доносе мрак» — пуковник Савкић Бранко. Журнал «Нови гласник», №5, 1999 г.


54. «Извиђачке беспилотне летелице «Аматер»» — Тирнанић Слободан. Журнал «Нови гласник», №5, 1999 г.


60. Спецвыпуск журнала «Аеромагазин» — «НАТО против СРЈ».


61. «Мека бомба за густи мрак» — Петровић Златко. Журнал «Аеромагазин», специальное издание «НАТО против СРЈ»


62. «Даљинске очи НАТО» — Силадић Мато. Журнал «Аеромагазин», специальное издание «НАТО против СРЈ»


63. «Оружје које не убија» — потпуковник Арсић Станислав. Журнал «Нови гласник»


64. «Бедем за нисколетаче» — Покорни Славко. Журнал «Аеромагазин», №12


71. «Крстареће ракете» — пуковник Јокановић Мирчета, Лијаковић Александар. Журнал «Нови гласник», №2, 1999 г.


72. «НАТО у агресији на СР Југославију» — Радић Александар, Мицевски Милан. Журнал «Нови гласник», №2, 1999 г.


73. «Ракетом против тенка» — потпуковник Арсић Станислав. Журнал «Нови гласник», №5, 1995 г.


74. «Савремена артиљеријска муниција» — Палигорић Анастас. Журнал «Нови гласник», №1, 1996 г.


75. «Средства за дејство по утврђеним објектима» — Лијаковић Александар. Журнал «Нови гласник», №5, 1997 г.


76. «Средства за привремено онеспособљавање» — капетан Лазаревић Иван. Журнал «Нови гласник», №5, 1997 г.


79. «Морнаричке мине» — Вукоје Ђорђе, Журнал «Нови гласник», №5, 1997 г.


84. «Самоходни ПА топ 30/2 или «Прага» на бојишту» — поручник Алексић Маринко, Видојевић Рајко. Журнал «Нови гласник», №5, 1997 г.


99. «Приштински корпус: одбрана на више фронтова» — генерал-мајор Стевановић Радојко. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г.


100. «Нови квалитет инжењеријских дејстава» — генерал-мајор Станишић Душан. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г.


101. «Маскирање у функцији спречавања изненађења» — пуковник Стојановић Властимир. Журнал «Нови гласник», №6, 1999 г.


102. «Нови светски поредак и сведимензионална одбрана» — пуковник Радишић Светозар. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г.


103. «Убијање као «колатерална штета»» — Кремановић Станиша, Андрић Новица


104. «Снаге САД за регионално ангажовање» — пуковник Мирковић Тодор. Журнал «Нови гласник», №2, 2001 г.


105. «Летећа топовњача» — Карић Зоран, Чуповић Горан. Журнал «Аеромагазин», №2, 1999 г.


108. «Нелинеарна битка – операције XXI века» — пуковник Сивачек Јоже, Поткоњак-Лукић Бранкица. Журнал «Нови гласник», №4, 2003 г.


109. «Управляемые авиационные бомбы зарубежных стран» — подполковник Ефимов Е.Е.. Журнал «Зарубежное военное обозрение», 4/1995


(www.soldiering.ru)


110. «Высокоточный авиационный боеприпас LOCAAS (США)» — подполковник Григорьев А.. Журнал «Зарубежное военное обозрение» 5/1997  (www.soldiering.ru)


111. «Нисколетеће беспилотне летелице за вишекратну употребу» — Тошић Оливер. Журнал «Нови Гласник», №6, 2002 г.


112. «Ласерски вођене бомбе и заштита» — пуковник Миљановић Слободан. Журнал «Нови Гласник», №4-5, 1993 г.


116. «Уроки Балканской войны».Ольга Божьева .независимое военное обозрение. 22.12.2000


120. «Е-бомба за масовно уништавање електричних и електронских уређаја» — пуковник Јанићијевић Слободан. Журнал «Нови Гласник», №6, 1999 г.


121. «Гађање цилева на земљи артиљеријско-ракетним системима ПВО» —  пуковник Софронић Слободан. Журнал «Нови Гласник», №6, 1995 г.


122. «F117A- објекат дејства ловачке авиације» —  потпуковник Милетић Влајо. Журнал «Нови Гласник», №6, 1997 г.


129. «Одбрана од крстарећих ракета» —  генерал-потпуковник Пустиња Сава.  Журнал «Нови Гласник», №3-4, 1994 г.


130. «Модернизација ракетног система «Патриот»» — пуковник Ћурић Момчило.  Журнал «Нови Гласник», №3-4, 1994 г.


138. «Радиолокационные станции разведки наземных движущихся целей» — капитан 2 ранга Мосалев В.. «Зарубежное военное обозрение». №10/2000


144. «Перспективные бетонобойные авиационные боеприпасы ведущих стран НАТО» — старший лейтенант Егоров В.. Журнал «Зарубежное военное обозрение», 2/2001


145. «Анализ боевого применения авиации США в ходе операции «Решительная сила»» — полковник Алексеев А.. Журнал «Зарубежное военное обозрение», 1/2001


146. «Вооружение и боеприпасы ОБТ и БМП некоторых зарубежных стран» — полковник Кораблин  В.. Журнал «Зарубежное военное обозрение», 1/2001


149. «Беспилотные эскадрильи осваивают групповой пилотаж».Сайт  http://rnd.cnews.ru . 01.06.2007


154.«Zoltan Dani,čovek koji je srušio mit o „nevidljivom” i oborio lovca bombardera F-117A».Aleksandar Apostolovski.Сайт http://www.elitesecurity.org/t186901


155.   «Weapons of Alliance». Mikhail Barabanov. «Kommersant». 13.02 2007



Электронные базы данных и Интернет источники:



1.Сайт «FAS-Military Analisis Network(John Pike)» http://www.fas.org


2. Сайт «Global Security» http://www.globalsecurity.org


3. Сайт «TARGET & Зарубежное военное обозрение»  http://www.commi.narod.ru


4. Сайт Василия Чобитка «Бронесайт»   www.armor.kiev.ua


5. Сайт  «Venik aviation» www.aeronautics.ru


6. Сайт «Designation-Systems.Net» http://www.designation-systems.net


7. Сайт  «Missile Defense Agency» http://www.mda.mil


8. Сайт «Hummanitarian Demining» www.humanitarian-demining.com


9. Сайт «Christian Koll.-The Russian ammunition page» http://www.geocities.com/Pentagon/Base/1852/index2.html


10.Справочник «Jane’s Mines and Mine Clearance 1999-00 (Editor Colin King)»


11.Справочник «ORDATA 2» (International deminer’s guide to UXO identification, recovery and disposal)


12.Справочник «Bomb Live Unit (BLU) Recognition Guide» (Mines Advisory Group Lao PDR)